Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

В мире

Развал империи: как СССР уходил из Германии

29 лет договору о добрососедстве с Германией

13 сентября 1990 года был парафирован Договор о добрососедстве, партнерстве и сотрудничестве между СССР и Германией. Этот шаг стал возможен благодаря подписанному накануне соглашению об объединении Германии. Значительные обязательства по договору брал на себя СССР. Главным в соглашении было осуществить вывод советского воинского контингента с территории страны.

Ровно 29 лет назад был парафирован Договор о добрососедстве, партнерстве и сотрудничестве между Союзом Советских Социалистических Республик и Федеративной Республикой Германия. Названный в печати «Большим договором», он открыл двери для выхода на новое качество сотрудничества и взаимодействия между двумя государствами и стал возможен благодаря документу об объединении Германии.

За день до этого — 12 сентября — в СССР был подписан Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии, который давал зеленый свет объединению страны. Кроме СССР соглашение с ГДР и ФРГ подписали Великобритания, Франция и США, которые в свое время осуществили раздел этой страны на два государства. Подписав договор, Берлин брал на себя обязательства отказаться от размещения оружия массового поражения, а вооруженные силы должны были быть сокращены до 370 тыс. человек.

Обязательства по договору брал на себя и СССР. Главным в соглашении было осуществить вывод советского воинского контингента с территории страны. При этом в ГДР находился воинский контингент в составе более 546 тыс. человек личного состава, из них более 338 тыс. — военных. В составе советского контингента Западной группы войск находилось 123 тыс. единиц вооружения и другой техники. Военные имели инфраструктуру в десятках городов Германии.

Отношение к советским военным в то время было достаточно противоречивым. В 1989 году после падения Берлинской стены на востоке страны многие стали говорить о скорейшем выводе советских военных.

В то же время значительная часть людей в Германии была благодарна тому, что во время практически революционных событий в ГДР советские военные никак не вмешивались.

«Мог ли Советский Союз остановить этот вал? Мог, но только силой. К счастью, ни у кого в советском руководстве не возникла мысль бросить наших молодых солдат на местное население Германии», — рассказывал «Газете.Ru» тогдашний заместитель главы МИД СССР Анатолий Адамишин.

Для осуществления вывода войск были необходимы огромные средства: правительство Германии выделяло деньги со скрипом и поначалу собиралось направить на эти нужды 8 млрд марок, что не устраивало советскую сторону.

«Должен сказать, что названная вами цифра ставит нас в тупик. Только расходы на строительство жилья с необходимой инфраструктурой — детскими садами, школами, поликлиниками — составляют 11 млрд марок. Но есть и другие суммы — стоимость содержания войск, расходы по их выводу. Как в этом контексте реагировать на предложенную сумму в 8 млрд марок? Эта цифра буквально взрывает всю проделанную нами работу, а ведь она велась в атмосфере хорошего взаимопонимания и доверия», — говорил тогда Горбачев.

Впоследствии власти Германии согласились дать 12 млрд марок, но это все равно было меньше, чем запрашивал СССР. Правда, Германия также брала на себя львиную долю расходов на содержание советских военных на территории страны вплоть до окончания вывода войск, который планировалось завершить в 1994 году.

Кроме того, немецкие компании были готовы предоставить средства на строительства жилья для советских военнослужащих. При этом канцлер Германии Гельмут Коль, понимая ситуацию в СССР, отмечал, что для решения этой задачи Германии будет нужна помощь советской стороны: для успешной реализации проекта нужны будут лица, «которые обладали бы практически диктаторскими полномочиями».

Вопреки устоявшемуся мнению, тогдашний президент СССР Михаил Горбачев рассматривал вопрос вывода войск как первостепенный, понимая, что военные и их семьи представляют часть электората.

«Вопрос с войсками очень сложный, и его надо облегчать любыми способами», — говорил он в беседе с главой МИД Германии Гансом Дитрихом Геншером.

Несмотря на то, что отношение к объединению Германии в среде военных было разным, было немало и тех, кто не слишком радовался скорому выводу: служба в относительно зажиточной ГДР была более привлекательной, чем во многих других регионах.

Стоит отметить, что слишком поспешный вывод войск не поддерживали даже в части стран Европы. Премьер-министр Италии Джулио Андреотти говорил, что, если советские войска останутся на территории ГДР на «переходный период» — «это гениальная формула». По словам премьера, она «позволяет избежать резких перемен, дает время для пересмотра деятельности НАТО».

В СССР тоже верили, что НАТО, если не перестанет существовать, то трансформируется в другую организацию.

«В перспективе НАТО и Варшавский договор станут составными частями, элементами общеевропейских структур безопасности, а затем, видимо, и растворятся в них», — говорил в одной из своих речей того времени глава МИД СССР Эдуард Шеварднадзе.

Впоследствии российский президент Владимир Путин упрекнул Горбачева в том, что он не подписал с Западом договор о запрете расширения НАТО. Однако Горбачев считает, что обсуждать этот вопрос было «юридически невозможно» в тех условиях.

«До июля 1991 года существовало два военно-политических блока — НАТО и Организация Варшавского договора. Страны — члены ОВД этот вопрос не ставили», — говорил Горбачев в интервью «Интерфакс».

Окончательно войска были выведены из Германии в 1994 году при президенте России Борисе Ельцине. Для сравнения: Пентагон выводил 60 тыс. военных из Германии на протяжении семи лет. Свои обязательства перед российской стороной германская сторона выполнила, однако выделенных ею средств хватило на обеспечение только 50% военных.