Сокрушительный триумф: Южная Корея провела выборы во время пандемии

На парламентских выборах в Южной Корее победила правящая партия «Тобуро»

Слушать
Остановить
Несмотря на пандемию COVID-19 в Южной Корее прошли парламентские выборы. С рекордно высокой для последних 28 лет явкой на выборах одержала победу правящая партия. Как коронавирус помог президенту Мун Чжэ Ину получить от общества вотум доверия на проведение своей политики — в материале «Газеты.Ru».

В Южной Корее 15 апреля состоялись парламентские выборы. Несмотря на бушующую в мире пандемию коронавируса, явка оказалась самой высокой за последние 28 лет: на участки пришли 66% избирателей.

По данным Национальной избирательной комиссии, победу на выборах одержала правящая Демократическая партия «Тобуро». Депутаты от этой партии получают 179 из 300 мест в Национальном собрании страны, увеличив свое представительство более чем на 50 мест.

Для президента Мун Чжэ Ина на карте стояло очень многое. Потому что выборы по сути были вотумом доверия его политике. «И если бы его партия проиграла, консерваторы немедленно развили бы успех вплоть до концепции импичмента», — отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Константин Асмолов.

Однако итоговый расклад оказался для Муна даже более благоприятным, чем можно было ожидать.

Теперь партия президента может единолично принимать законы, не считаясь с мнением оппозиции.

Ни одна партия в Южной Корее не получала подавляющее большинство мест в парламенте уже на протяжении 16 лет. Главная оппозиционная сила страны — консерваторы из Объединенной партии будущего получили 101 место в парламенте.

Голосование в Южной Корее состоялось вопреки общемировой практике: в Европе и других частях света из-за пандемии коронавируса активно отменялись и переносились выборы различных уровней. Впрочем, в Сеуле ни разу не принималось решение о переносе выборов. И даже Корейская война не помешала стране выбрать президента в 1952 году в срок.

Для организации голосования властям потребовалось задействовать более полумиллиона человек. Они дезинфицировали участки и рисовали на полу отметки, помогающие избирателям сохранять социальную дистанцию. Люди приходили на участки в масках и перчатках. А перед тем, как получить бюллетень, сотрудники избирательных комиссий измеряли им температуру и дезинфицировали руки.

Но даже если температура избирателя была выше нормы, это не мешало ему принять участие в выборах: для таких людей были оборудованы специальные помещения, где они голосовали отдельно от остальных.

Кроме того, было организовано досрочное голосование и голосование по почте. Были предприняты меры, чтобы обеспечить избирательное право граждан, находящихся в больницах и тех, у кого наблюдаются легкие симптомы COVID-19.

Коронавирус сопровождал эти выборы не только во время голосования, но и в период введения кампании. Основной темой дебатов были действия правительства по борьбе с пандемией.

И Мун Чжэ Ину в этой дискуссии было что сказать. Буквально полтора месяца назад даже не особо консервативные СМИ писали, что Мун под угрозой и, если эпидемия выйдет из под контроля, это негативно повлияет на его электоральные возможности так же, как его предшественнице Пак Кын Хе драматично помешало крушение парома «Севоль». Однако, если верить статистике, президенту удалось с этой угрозой справиться.

Первый случай коронавируса был зафиксирован в стране еще 20 января. Однако масштабная эпидемия как в Китае, США или в европейских странах там так и не произошла. За последний месяц число заражений увеличилось только на две тысячи, достигнув 10591. При этом более 7,5 тысяч зараженных успешно вылечились, а погибли от инфекции только 225 человек.

Вероятно, такие показатели и обеспечили столь высокий уровень поддержки «Тобуро» на выборах. Однако, как отмечает Константин Асмолов,

борьба властей с инфекцией — не единственный фактор, определивший исход этих выборов.

Партию президента поддержали в том числе и благодаря щедрым выплатам пострадавшим от коронавируса. Еще в начале февраля правительство приняло решение о выплате компенсаций помещенным в карантин гражданам. Выплаты пообещали и фирмам, лишающимся своих работников.

Кроме того, избирательный ценз по возрасту был опущен на один год. На нынешних выборах впервые могли голосовать 18-летние граждане страны. «Это еще полмиллиона избирателей. И понятно, что молодежь обычно все-таки голосует не за консерваторов», — отмечает Константин Асмолов.

Наконец, отмечает, эксперт, «при всей спорности многих элементов экономической и внутриполитической деятельности Мун Чжэ Ина, его оппоненты справа местами еще хуже». Объединенная партия будущего пока так и не смогла отмежеваться от своей единомышленницы экс-президента Пак Кын Хе, которая отбывает тюремный срок за коррупцию. Но более того, консерваторы пока так и не смогли представить вменяемую альтернативную политическую программу.

«По сути, все, что они сейчас говорят: «прогоним Муна и все наладится» или «сделаем как Мун, но лучше»», — поясняет Асмолов.

Главный вопрос заключается в том, как Мун Чжэ Ин распорядится плодами своего триумфа. Формально, теперь у него развязаны руки для проведения своей политики. Это позволит провести через парламент ряд внутриполитических и внешнеполитически решений, которые до сих пор откладывались.

В качестве примера эксперт приводит соглашение о расходах на содержание армии США в Южной Кореи, которое активно продвигает администрация Дональда Трампа. Еще недавно 7-й раунд переговоров по этому вопросу провалился, поскольку Сеул посчитал ежегодную выплату в размере $4 млрд чрезмерной. Однако теперь, полагает Асмолов, соглашение может быть все-таки подписано.

Обратная сторона такой вседозволенности заключается в том, что если в стране будут продолжаться экономические или внутриполитические проблемы, Муну не удастся списать это на помехи со стороны консерваторов, считает эксперт.

Положение Муна может быть подкошено и внутрипартийными разборками.

Как отмечает Константин Асмолов, в правящей партии есть некоторые предпосылки для противостояния между Мун Чжэ Ином и его ближним кругом с одном стороны и бывшим премьер-министром Ли Нак Ёном с другой. «Ли показал себя хорошим кризис-менеджером, который может рассматриваться и пока рассматривается как наиболее вероятный претендент на пост президента в 2022 году. Однако он не входит в ближний круг Муна», — говорит эксперт.

Фигура Ли Нак Ёна сыграла не меньшую роль в победе «Тобуро» на выборах, поскольку именно он заложил основы успешной борьбы с коронавирусом.

«И если после этого Мун начнет задвигать Ли в тень, он этого так не оставит», — отмечает эксперт.