Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

В мире

«Помутнение рассудка»: как Ливия рассорила членов НАТО

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Как Ливия стала причиной раскола в НАТО

В отношениях Франции и Турции снова кризис. Действия Анкары во внешней политике уже во второй раз стали поводом для резких заявлений со стороны Эммануэля Макрона в отношении НАТО. Турция действительно зачастую действует без оглядки на своих союзников по альянсу, нарушая их интересы. Между тем конфликт с Анкарой, по большому счету, является попросту удобным для Парижа поводом снова поднять вопрос о реформах в альянсе.

Президент Франции Эммануэль Макрон снова диагностировал «смерть мозга НАТО». Причиной для таких заявлений стали действия Турции в Ливии, которые противоречат интересам союзников Анкары по альянсу. Турция не стала сдерживаться в ответ. Параллельно с этим на турецкое правительство жалуется Греция.

«Я возвращаю вас к моим заявлениям конца минувшего года о «смерти мозга НАТО». Я считаю, что недавний инцидент это ярко демонстрирует. Франция считает стабильность в Средиземном море ключевой задачей», — сказал Макрон.

Инцидент, послуживший началом конфликту между сторонами, произошел в начале июня, когда французский фрегат Courbet у берегов Ливии предпринял попытку проверить турецкое гражданское судно на предмет наличия контрабандного оружия.

В этот момент, как заявляет Париж, три других турецких военных корабля, которые сопровождали судно, взяли фрегат на прицел и отказались выполнять требования о досмотре судна. Французский фрегат при этом участвовал в операции НАТО Sea Guardian.

Во французском министерстве обороны это расценили как «исключительно враждебные и агрессивные действия».

Анкара, однако, опровергает эти обвинения, заявляя, что французские военные совершали опасные маневры, а турецкие корабли использовали радары не для наведения, а для наблюдения за фрегатом.

Эрдоган и Макрон обмениваются диагнозами

Впервые фраза «смерть мозга НАТО» использовалась Макроном в прошлом году, когда Анкара объявила военную операцию на севере Сирии, не получив на это одобрение своих союзников по НАТО.

Турция игнорировать недовольство французского лидера не стала, и отреагировала весьма резко, причем на высочайшем уровне.

«Президент Франции, господин Макрон, я говорю вам в Турции, и я скажу в НАТО: сначала проверьте вашу собственную голову на предмет смерти мозга»,

— заявил тогда президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. В МИД Франции слова турецкого лидера расценили как оскорбление, в министерство был также вызван посол Турции.

На этот раз ситуация повторилась. Французский лидер вновь указал союзникам на действия Анкары, но теперь в Ливии. И снова слова французского лидера повлекли резкие заявления из Турции.

«То, что Макрон назвал «опасной игрой» поддержку нашей страной законного ливийского правительства по его просьбе и в рамках решений ООН, можно объяснить лишь помутнением рассудка», — говорится в заявлении пресс-секретаря МИД Турции Хами Аксоя.

Он также напомнил о колониальном прошлом Парижа, заявив, что «ливийский народ никогда не забудет ущерб, нанесенный Францией». Кроме того, Аскоя отказал Франции в праве принимать решения по региональным вопросам:

«Не имея побережья в Восточном Средиземноморье, Франция ведет себя как прибрежная страна».

По его словам, напряженность в Восточном Средиземноморье усиливает именно позиция Франции, которая якобы игнорирует законные права Турции в регионе.

Ливийская паутина

Нынешний конфликт грозит быть еще более острым, чем в прошлый раз, поскольку в Ливии пересекаются интересы сразу четверых членов НАТО — Франции, Греции, Италии и Турции.

Рим и Анкара открыто поддерживают Правительство национального согласия (ПНС) в Ливии во главе с Файезом Сарраджем. Париж неофициально поддерживает противника Сарраджа — фельдмаршала Халифу Хафтара, который возглавляет Ливийскую национальную армию (ЛНА).

Для Парижа конфликт имеет значение из-за стратегически важной государственной границы Ливии, за которой находятся бывшие французские колонии — Чад и Нигер.

Фельдмаршал же, контролирующий нефтяные месторождения, и сдерживающий влияние «Братьев мусльман», представлялся для Парижа фигурой, у которой есть возможности для стабилизации обстановки в стране.

Существуют и другие причины для Франции поддерживать ЛНА, которые, в свою очередь, касаются Италии.

«Франция за Хафтара, потому что Италия за Сарраджа. Это старая драка между итальянцами и французами. Прибрежные провинции — Триполитания и Киренаика — были итальянской колонией, внутренняя Феццан — французской. И вопрос — кто эту корову доит — между Парижем и Римом — это старая драка», — рассказывает «Газете.Ru» президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

Действительно, конкуренция Франции и Италии в Африке тянется еще с XIX века, и именно Парижу удалось перехватить инициативу в регионе, к чему Рим предсказуемо относится без особого восторга.

Вместе с тем, интересы Италии не ограничиваются геополитической обстановкой.

Рим также заинтересован в поставках газа и решении миграционной проблемы, с которой он столкнулся в большей степени, чем та же Франция из-за своего географического положения.

В 2018 году представители итальянского нефтегазового концерна ENI подписали с ливийской компанией договор о покупке 42,5% британской доли в соглашении о добыче и разделе продукции с ливийской Национальной нефтяной корпорацией. Совместно с ней итальянцы владеют газопроводом «Зеленый поток», поставляющим газ с месторождений на западе Ливии на Сицилию. Через него в год в Италию поступает от 8 до 11 млрд кубометров газа.

Вместе с тем, Рим все же, по большому счету, оставался в стороне от конфликта, игнорируя призывы Сарраджа о помощи. Это и подтолкнуло главу ПНС обратиться к Турции. И именно ее поддержка переломила ход военных действий в пользу Сарраджа.

В конце прошлого года Турция и ПНС утвердили подписанный в ноябре меморандум о военном сотрудничестве и о взаимопонимании по морским зонам, который напрямую затрагивает интересы уже греков.

Грецию раздражает, что документ о взаимопонимании по морским зонам не признает право Афин на шельф в районе между островами Родос и Крит.

Между тем, претензии Турции на эту территорию связаны с местными запасами нефти и газа.

В начале июня МИД Греции вызвал посла Турции в Афинах и выразил ему протест по поводу намерений турецкой стороны проводить поиски и добычу углеводородов на греческом морском шельфе.

Греция также выводит свой конфликт с Турцией на уровень НАТО. Этот вопрос министр обороны страны поднимал во время телеконференции министров обороны альянса.

Согласно же меморандуму о военном сотрудничестве, Турция в любой момент может ввести в Ливию войска, если об этом попросит Саррадж. До этого, впрочем, не дошло, однако Анкара направила в страну дополнительное вооружение и военных советников несмотря на то, что результатом Берлинской конференции по Ливии стало подтверждение эмбарго на поставки вооружения в Ливию, а также отказ в предоставлении военной помощи любой из сторон конфликта.

Именно на этот факт и ссылаются Франция и Греция, критикуя действия Анкары.

С оглядкой на Трампа

Внешняя политика Турции давно вызывает раздражение у Франции. В прошлом году НАТО отметил свое 70-летие, но настроение на саммите в декабре нельзя было назвать праздничным. Некоторые союзники Парижа прибыли на мероприятие обиженными из-за высказываний Макрона о «смерти мозга» альянса. Сам французский лидер еще до саммита жаловался канцлеру Германии, что не сможет «сидеть и вести себя так, будто ничего не произошло», имея ввиду действия Турции в Сирии.

Теперь же нарушение Анкарой оружейного эмбарго стали для Макрона поводом доказать свою правоту. Между тем, за словами французского лидера стоит не только попытка воздействовать на Турцию.

Действия Анкары — крайне удобный для Макрона случай, чтобы начать разговор о кризисе НАТО и необходимости проведения реформ в альянсе.

«Тот факт, что в кризисе вокруг Ливии схлестнулись интересы сразу четырех стран НАТО, а само американское руководство несколько отстранилось от всего этого, давая понять, что хорошо бы не доводить дело до силового противоборства между союзниками, показывает, что, действительно, могут случаться ситуации, при которых членство ряда стран в одном альянсе не является гарантией того, чтобы они не начали какие-то силовые действия друг против друга.

А если мы вспомним, НАТО изначально создавалась именно для того, чтобы обеспечить коллективную безопасность его членов», — отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» научный сотрудник Отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН Павел Тимофеев.

У Франции действительно в некоторой степени связаны руки в ситуации, когда ее союзник по альянсу напрямую вступает в конфликт, в котором задействованы ее интересы. Эммануэль Макрон — достаточно амбициозный политик, который стремится занять лидерские позиции на мировой арене. В Евросоюзе он все чаще пытается действовать как самостоятельный игрок и его вес в содружестве позволяет ему это делать.

Однако на платформе НАТО ведущую роль играют США, которые с приходом к власти Дональда Трампа не только не способствуют укреплению солидарности в альянсе, но и, напротив, вносят еще больший раскол.

Противоречия между членами НАТО из-за Ливии протекают на фоне решения Белого дома о сокращении численности американских солдат в Германии из-за того, что Берлин так и не повысил свои взносы в альянс, как этого требовал Трамп.

В книге бывшего советника президента США по нацбезопасности Джона Болтона вовсе сообщается, что глава Белого дома планировал вывести Вашингтон из альянса, если Берлин не станет платить в бюджет НАТО 2% ВВП.

В целом же, складывается ощущение, что Эрдоган, определяя внешнюю политику без оглядки на союзников, берет пример с Трампа.

Страны-члены НАТО, особенно Германия и Франция, не раз высказывали смятение и раздражение относительно односторонних действий Трампа во внешней политике.

Так, например, убийство иранского генерала Касема Сулеймани в начале этого года вынудило НАТО приостановить тренировочную миссию в Ираке. Именно решение Трампа о выводе войск из северо-восточной Сирии открыло для Турции возможность наступления на территории, контролируемые курдами. Выходы США из договоров с сфере безопасности (Совместный всеобъемлющий план действий по иранской ядерной программе, Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, Договор по открытому небу) заставляли Евросоюз еще больше нервничать и призывать Вашингтон вернуться за стол переговоров.

Между тем, самостоятельность Европы на мировой арене не раз становилась поводом для недовольства США, которые апеллировали к альянсу.

Так, строительство газопровода «Северный поток — 2» стало, отчасти, причиной сокращения численности американских военных в Германии. Трамп недоволен, что Берлин заключает подобные сделки с Москвой, отказываясь при этом увеличить взносы в НАТО, в то время как альянс постоянно признает в своих заявлениях «вызовы со стороны России».

Так или иначе, именно Сирия и Ливия показали, что, когда интересы членов альянса не совпадают, то эффективность НАТО, целью создания которого является «коллективная оборона и сохранение мира и безопасности», значительно снижается.