Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

В мире

Президент из СИЗО и «ханституция»: за что голосует Киргизия

Прослушать новость
Остановить прослушивание

В Киргизии одновременно проходят президентские выборы и референдум

Граждане Киргизии сегодня голосуют за будущего главу государства. Фаворитом гонки считается Садыр Жапаров, который возглавил страну после освобождения из СИЗО во время октябрьского переворота. Он уже начал концентрировать власть в своих руках и запланировал конституционную реформу, которая может вернуть Киргизию к авторитаризму. Первым шагом в этом направлении стал референдум о форме правления в стране, который проходит в один день с президентскими выборами.

В Киргизии уже несколько часов открыты избирательные участки: граждане страны выбирают будущего президента. Эти выборы — внеочередные, голосование было назначено после досрочной отставки президента Сооронбая Жээнбекова. Бывший глава государства сложил с себя полномочия в середине срока после начала массовых протестов, вызванных недовольством населения итогами парламентских выборов.

На пост шестого президента Киргизии претендуют 17 человек. Среди них — бывшие министры, судьи, депутаты (в том числе и действующие) и даже сотрудники спецслужб. Примерно треть списка — бизнесмены.

Однако главный претендент на пост главы государства — Садыр Жапаров. За последние три месяца благодаря октябрьским событиям он от статуса заключенного СИЗО возвысился до исполняющего обязанности премьер-министра и врио президента.

Сейчас Жапаров не занимает каких-либо должностей — кандидату в президенты это запрещает киргизский закон. Однако за небольшой срок он успел значительно укрепить свою власть, заблаговременно передав рычаги влияния в руки своих ближайших сторонников — новому главе Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) Камчыбеку Ташиеву и врио президента Таланту Мамытову.

Вместе с Жапаровым этих политиков называют «тремя друзьями», что заставляет предполагать, что исход голосования предрешен.

Противостоять этой комбинации, по мнению киргизского политолога Таалатбека Масадыкова, смогут лишь немногие. Как отметил эксперт в комментарии Deutsche Welle, основными конкурентами Жапарова станут экс-спикер парламента Канатбек Исаев, лидер партии «Бутун Кыргызстан» Адахан Мадумаров и бывшая судья конституционной палаты Клара Сооронкулова.

В ЦИК республики уже заявили, что если ни один из кандидатов не наберет по итогам сегодняшнего голосования более 50% голосов избирателей, «в конце января или первой декаде февраля» будет проведен второй тур выборов.

Оппозиция рассчитывает именно на такой сценарий. Четыре кандидата в президенты — Клара Сооронкулова, Адахан Мадумаров, Канат Исаев и Каныбек Иманалиев — уже заявили о своем намерении объединить усилия, если кто-то из них столкнется с Жапаровым один на один во втором туре.

«Считаем необходимым объединиться для того, чтобы при повторном голосовании поддержать единого кандидата. Считаем, только так можно сохранить государственность, законность и порядок в нашей стране», — говорится в их совместном заявлении.

Однако даже после объединения противостояние оппозиции с Жапаровым будет выглядеть как битва Давида с Голиафом. Как минимум, с финансовой точки зрения: в то время как избирательные фонды 16 кандидатов на пост президента не превышают 3 млн сомов (около $36 тыс.), Жапаров, по официальным данным, располагает суммой в 62 млн сомов (около $746 тыс.). А помимо денег у Жапарова ведь есть еще и административный ресурс.

Как отмечал ранее в разговоре с «Газетой.Ru» эксперт по странам Центральной Азии, профессор Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Казанцев, уже сейчас можно практически однозначно говорить о победе Садыра Жапарова на президентских выборах.

«После той ситуации, которая сложилась в связи с революцией, реальных конкурентов у Жапарова нет.

Второй тур возможен, да. Но говорить о том, что кто-то составит ему реальную конкуренцию, даже с учетом возможного второго тура, вряд ли уместно. Сейчас весь контроль над ситуацией в стране находится в руках у Жапарова», — поясняет эксперт.

Заодно и референдум

В Киргизии сегодня выбирают не только нового главу государства, но и будущее конституции. Основной закон страны менялся уже 9 раз, и, вероятно, скоро страна сможет отметить «юбилей». Пока в бюллетенях граждан лишь спрашивают, какую форму правления они считают наиболее подходящей для страны. Предлагаются три варианта ответов: «президентская республика», «парламентская республика», «против всех вариантов».

При этом последняя редакция конституции от 2010 года будет сохранена только в том случае, если большинство избирателей проголосуют «против всех вариантов». Как пишет издание Deutsche Welle, проголосовав за парламентаризм, граждане Киргизии вряд ли избегут изменений в конституции. В основной закон могут быть внесены поправки, предусматривающие превращение президента в абсолютно номинальную фигуру и сосредоточение всей полноты власти в руках премьер-министра.

В стране за небольшой период времени сформировалось сразу несколько оппозиционных движений, выступающих против президентской формы правления.

Однако поскольку их голоса будут разделены между двумя вариантами — «за парламентаризм» и «против всех», сторонникам президентской формы правления будет проще одержать победу.

За трансформацию Киргизии в президентскую республику выступает Садыр Жапаров. Именно он стал инициатором конституционной реформы.

«Мы предлагаем, чтобы был один руководитель и парламент. А что сегодня? Говорим, что действует парламентское правление, но на деле три партии объединяются, делят страну на три части и назначают на должности кого попало. Это и привело к сегодняшнему положению. Чтобы это не продолжалось, мы предлагаем народную Конституцию, которая будет работать в интересах государства. Я предлагаю объединить президента и правительство, чтобы был один аппарат», — говорил он.

Предложенные Жапаровым поправки предполагают сокращение числа депутатов в парламенте на четверть, получение президентом дополнительных полномочий, за счет сосредоточения в его руках всей полноты исполнительной власти. При этом может быть пересмотрено положение о сроках президентского правления: вместо одного шестилетнего планируется ввести две пятилетки.

Предлагается учредить новый совещательный орган народный Курултай, членов которого будет назначать президент. Также поправки Жапарова предлагают проведение судебной реформы и запрет деятельности печатных и электронных изданий, которые «противоречат общепринятым нравственным ценностям и традициям народов Кыргызстана».

Изначально Жапаров и его команда планировали сразу представить эти поправки на нынешнем референдуме. Но из-за критики и недовольства в обществе власти немного отступили, решив сначала «спросить у народа», какую форму правления они предпочитают.

Киргизские юристы и оппозиция окрестили проект Жапарова «ханституцией» за его чрезмерную авторитарность.

«Закон очень сырой. С юридической точки зрения он противоречит основным, фундаментальным демократическим ценностям. В том виде, какой он есть, если его принять, то однозначно это может привести к усилению президентской ветви власти, к огромным ограничениям прав и свобод граждан», — говорит изданию «Настоящее время» эксперт по конституционному праву Киргизии Сания Токтогазиева.

Андрей Казанцев считает, что несмотря на критику, конституцию в том виде, в котором ее предлагает власть, скорее всего примут.

«И это приведет к усилению концентрации власти Жапарова. А вот дальше вопрос в следующем: после того как все будет в его руках, насколько народ решит, что он за все отвечает. А то, что ситуация будет и дальше тяжелой, это для всех очевидно, — говорит эксперт. —

Жапаров, в отличие от многих других свергнутых президентов Киргизии, реально может под себя подмять ситуацию. Он сильный управленец и жесткий человек».

Помимо личности кандидата на пост президента, концентрации власти в его руках способствуют и другие факторы. Например, тяжелая экономическая ситуация в республике, связанная с пандемией коронавируса, которая лишает кланы возможностей и желания сопротивляться амбициям Жапарова. Однако этот фактор в конечном итоге может обернуться против будущего президента.

«Сейчас кланы могут просто ему поддаться, — поясняет Андрей Казанцев. — Но в этой ситуации чем больше власть будет концентрироваться в одних руках, тем больше в глазах населения этот же человек будет за все отвечать. И из этого складывается рецепт возможной новой нестабильности».