Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

В мире

«Были ли правы брекситеры?»: Лондон ищет свое место на мировой арене

Великобритания готовит большую стратегию внешней политики

В Великобритании подготовят доклад о ее будущей внешней политике после выхода страны из состава Евросоюза. Эта задача была поручена профессору истории и внешней политики Королевского колледжа Лондона и советнику Бориса Джонсона Джону Бью. Исследование будет представлено в течение нескольких недель, однако уже известно, что в нем будут изложены положения об увеличении оборонных расходов, отношениях Лондона с Китаем, Евросоюзом и США. По мнению экспертов, приоритетом станут именно связи с Вашингтоном.

Вот уже три недели как Великобритания фактически прекратила свое членство в Евросоюзе. Теперь страна пытается осмыслить роль, которую хотела бы занять на мировой арене. Для этого премьер-министр Борис Джонсон поручил подготовить доклад «Комплексный обзор безопасности, обороны, развития и внешней политики».

Эта задача легла на плечи Джона Бью. Он не занимает государственный пост и не выстраивал политическую карьеру. Джон Бью — историк и биограф британских государственных деятелей, профессор истории и внешней политики Королевского колледжа Лондона и советник Бориса Джонсона по вопросам внешней политики.

В 1960 году высокопоставленные британские чиновники, а также военное командование страны представили премьер-министру Гарольду Макмиллану доклад о будущем внешней политики Великобритании. Тогда одним из центральных выводов исследования стала целесообразность присоединения страны к Европейскому экономическому сообществу, который позже преобразовался в Европейский союз. Теперь же нынешнему премьер-министру представят доклад о внешней политике Великобритании после Brexit.

Причем позиция Джона Бью о целесообразности выхода Соединенного Королевства из состава ЕС остается неизвестной, он никогда не высказывал ее публично.

Хотя доклад еще не готов, некоторые его темы уже известны. «Очевидно, что приоритетом является так называемая концепция глобальной Британии [«Global Britain»], которая пока еще никаким образом окончательно не сформулирована. Есть только некие заявления об этом. Предполагается, что внешняя политика будет ориентирована не только на Евросоюз, но и на связи вовне, на связи в различных регионах мира. Основа этой внешней политики — это свободная торговля, взаимодействие с максимальным количеством торговых партнеров, вне Европейского союза и утверждение своего статуса глобальной державы», — отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» старший научный сотрудник Центра британских исследований Института Европы РАН Кира Годованюк.

«В течение последних 300 лет каждый раз, когда мир был в движении, слышался британский голос и очень часто британский кулак или ручка на столе управляли следующим поворотом колеса. Впервые за 300 лет это может оказаться не так.

Станем ли мы гегемонистской державой, как Китай или Америка? Нет. Но если мы будем правильно инвестировать, сможем ли мы созвать, скажем, следующие 10 крупнейших держав?», — приводит Politico слова источника, знакомого с подготовкой документа.

Один из результатов доклада уже обнародован. Речь идет об увеличении реальных расходов на оборону на 6,5 млрд. фунтов стерлингов в течение следующих четырех лет.

Как отмечает Кира Годованюк, это изменение как раз обусловлено Brexit. «Для Великобритании возникает новый вызов, связанный с тем, что она теряет рычаги влияния на европейскую политику и она уже будет выступать третьей стороной. Роль трансатлантического моста будет уходить, а эта роль, которая была очень важна для Великобритании. В этом отношении эта роль будет сильнее видна по линии НАТО, нежели по линии Европейского союза, здесь у Великобритании будет больше рычагов, и именно поэтому Лондон уже сейчас говорит о роли фактора жесткой силы во внешней политике», — говорит эксперт.

В докладе будут содержаться пункты об инвестировании правительства в технологии искусственного интеллекта и кибербезопасность, сохранении статуса Великобритании как крупнейшего спонсора европейской обороны и размера оборонных расходов НАТО.

«Уже сейчас наблюдается сокращение бюджета на содействие международному развитию и планирует увеличение именно оборонных бюджетов, в том числе, и расходы на оборону — не 2%, а 2,2% ВВП. И в этом смысле, взаимодействие по линии НАТО на европейском направлении и вообще во всей трансатлантической экосистеме роль Великобритании будет возрастать в большей степени, именно с целью компенсировать свое влияние на процесс принятия решений в ЕС и взаимодействие между Брюсселем и Вашингтоном», — считает Кира Годованюк.

В целом, одной из тем исследования станет поддержка военного альянса, а также стремление превратить G7, в которой Великобритания председательствует в этом году, в G10 (альянс крупнейших демократий — страны-члены «Большой семерки», а также Индия, Австралия и Южная Корея).

Особое место в докладе, как ожидается, займет политика Лондона по отношению к Китаю. Глава МИД Великобритании Доминик Рааб уже говорил о необходимости обратить внимание страны на Индо-Тихоокеанский регион, предполагающую присоединение к Транстихоокеанскому партнерству и, одновременно с этим, увеличении военного присутствия Великобритании в регионе. При этом в докладе может быть отражена позиция Лондона по отношению к нарушению прав человека в Китае и автократическим державам в целом.

«Взаимодействие с Китаем, очевидно, будет сложным, поскольку провозглашенная ранее «золотая эра» британо-китайских отношений, конечно, уходит. Здесь будет такое противоречие геоэкономического и геополитических факторов. О жестком геополитическом противостоянии речь не идет, по крайней мере, Великобритания старается вести себя очень аккуратно в этом вопросе. Но, конечно, определенное ухудшение отношений с Китаем возрастает», — полагает Кира Годованюк.

Еще одним ключевым вопросом, рассматриваемым в исследовании, станет роль Великобритании в отношениях как с Европой, так и с США. При этом политологи отмечают, что особую роль во внешней политике Лондона займут все же связи с Вашингтоном.

«Ничего они развивать не будут. Они будут тихо и спокойно присоединяться к США по всем направлениям, кроме потери суверенитета, и просто выступать в качестве полноценного, нормального, культурно-единого американского филиала», — отмечает программный директор клуба «Валдай» Тимофей Бордачев.

Как заявил Politco один из высокопоставленных чиновников, завершение торговых переговоров с Евросоюзом позволило сторонам понять важность союзнических отношений. Вместе с тем, Лондон осознал необходимость проявления гибкости в международных отношениях для достижений своих целей.

«Мы примем сторону E3 [«евротройка» лидеров ЕС — Великобритания, Франция и Германия], когда посчитаем, что это правильно, но склонимся к сотрудничеству Five Eyes [«Пять глаз — альянс спецслужб США, Канады, Австралии, Новой Зеландии и Великобритании], когда сочтем это необходимым», — сказал высокопоставленный чиновник.

По мнению Киры Годованюк, у Лондона не возникнет, в целом, необходимости делать выбор между США и Евросоюзом, поскольку администрация Джо Байдена, который одержал победу на выборах, не станет создавать эскалацию в отношениях с Брюсселем.

«Очевидно, что в части взаимодействия с Евросоюзом у Джо Байдена будет все-таки более гладкий, ровный и конструктивный подход к ЕС, нежели мы это наблюдали при предыдущей администрации Трампа. Как раз большую сложность у правительства Джонсона вызывал курс Трампа в отношении Евросоюза. Здесь же мы будем видеть более конструктивный, более позитивный, динамичный диалог между Вашингтоном и Брюсселем, и этого, конечно, очень сильно ожидают в Брюсселе. Великобритании будет проще в этом отношении», — отмечает Кира Годованюк.

Что касается статуса Великобритании на мировой арене, то в этом направлении, безусловно, стоит ожидать изменений. Лондону после выхода из состава Евросоюза придется приложить немало усилий, чтобы увеличить свое влияние, ведь именно это обещали евроскептики, когда агитировали за Brexit.

«Как это на практике реализовать — это, конечно, большой вызов. Для того, чтобы достичь тех целей, придется, видимо, вкладывать очень много ресурсов. Хватит ли этих ресурсов и располагает ли Великобритания ими — то вопрос, учитывая все эти глобальные изменения, экономическую рецессию, кризис, связанный с коронавирусом, глобальные изменения на международной арене, китайский фактор и прочее.

Поэтому определенная конкуренция, конечно, будет даже с точки зрения самого Brexit как политического и экономического проекта, то есть: были ли правы брекситеры, когда агитировали за выход? Будет ли эта экономическая модель более успешной, чем общий рынок? Эти вопросы, конечно, будут возникать», — подчеркивает Кира Годованюк.

При этом, по мнению Тимофея Бордачева, говорить о конкуренции Великобритании с Германией, как лидером ЕС, все же не приходится.

«Это совершенно невозможно и совершенно бессмысленно, потому что Германия сейчас консолидировала вокруг себя Евросоюз, и эта была одна из причин, по которой Великобритания сбежала. Это не снижение статуса, его изменение, что вполне нормально — все меняется со временем. В Евросоюзе Великобритания тоже испытывала очень серьезные ограничения ее свободы, и я думаю, что со стороны США будет меньше ограничений, чем они были в Европе, чем они точно совершенно будут в Европе, если бы Великобритания там осталась», — считает эксперт.