Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

В мире

«Российские» танки в Днепре: как фейки разжигают конфликты

Прослушать новость
Остановить прослушивание

CNN убрал фейковые фото о российских танках после критики Захаровой

Представитель МИД РФ Мария Захарова обвинила CNN в публикации фейков после попытки телеканала выдать фотографии украинских танков как доказательство «подготовки России к войне». «Газета.Ru» вспоминает, как неточная и недостоверная информация в СМИ провоцировала обострение конфликтов.

Мария Захарова 13 апреля заявила, что журналисты CNN в борьбе за торжество либерализма прекратили проверять факты. Поводом для острой реакции представителя российского МИДа стал материал о посещении президентом Украины Владимиром Зеленским Донбасса на фоне роста напряженности в регионе.

«Но не до такой же степени [можно бороться], чтобы умудриться выдать украинские танки на украинском вокзале на фоне украинских вагонов за подготовку России к войне», — написала дипломат у себя на странице. Захарова также посоветовала американцам отвлечься от участия в общественной жизни России.

Украинские СМИ подтвердили, что опубликованные в видео CNN кадры были сняты в Днепре. Вскоре издание убрало с сайта изображения танков, попавшие под критику Захаровой.

Это далеко не первый случай, когда большие страны вступают в перепалки на официальном уровне из-за фейковых или некорректных публикаций. И у России, пожалуй, больше всего претензий именно к США. Порой доходит даже до реакций на более официальном уровне, чем пост представителя МИДа в Facebook.

Так, в январе Москва направила Вашингтону ноту протеста из-за сообщений о том, что российская компания предоставила хостинг для заблокированного сервиса Parler. Согласно официальному заявлению, российский МИД отметил «масштабное распространение недостоверных «фейков» о России. Москва рассказала о провокационном контенте, который публикуют американские цифровые платформы, включая посольство США в Москве. В МИДе также отметили, что оставляют за собой право на ответные шаги, не пояснив, что имелось в виду.

Российское внешнеполитическое ведомство может реагировать столь жестко на публикации в СМИ из-за возможных вполне реальных последствий, к которым они могут привести — начиная от санкций и заканчивая военными действиями.

Так, негативный опыт Москва получила во время правления американского президента Дональда Трампа. На протяжении четырех лет в американских СМИ звучали обвинения в адрес России в различных сговорах и попытках повлиять на избирательный процесс. Некоторые из обвинений, прозвучавших в тот период, приходилось опровергать годами.

Сам 45-й президент США тоже считает, что самое громкое дело — о его выдуманных связях с Москвой — сильно помешало ему в реализации всего задуманного в стартовый отрезок правления.

Россия же из-за этих обвинений столкнулась с многочисленными пакетами американских санкций.

Спецпрокурор Мюллер представил в апреле 2019 года итоги масштабного и дорогостоящего расследования. Он заявил, что Москва якобы пыталась вмешиваться в выборы 2016 года, но никаких влияющих на их итоги связей между Трампом и Россией обнаружить так и не удалось.

Как сообщило в октябре 2020 года издание The Wall Street Journal, источником громких обвинений в адрес Дональда Трампа о сговоре с Россией оказалась бывший вице-мэр Саратова Ольга Галкина,

Обвинения строились на причастности к предвыборным манипуляциями компании Webzilla, в которой Галкина тоже ранее работала. Именно тогда на нее вышел знакомый агента британской разведки Ми-6 и попросил ее помочь в поиске компромата на Трампа. Россиянка в ответ по личным мотивам заявила, что Webzilla стоит за взломом серверов Демократического национального комитета, а адвокат Трампа Майкл Коэн встречался в Праге с сотрудниками российской разведки, где он якобы обсуждал стоимость услуг работы российских хакеров.

После этого показания Галкиной были засекречены и легли в основу для дальнейших обвинений о связях Трампа с Россией.

Повод найдется

России в последние годы доставалось от американской общественности не только за мнимый сговор с Трампом. Так, публикации The New York Times и The Washington Post о том, что Москва якобы платила представителям движения Талибан за убийства американских солдат, Трамп посчитал ложными, сославшись на данные разведки.

Зато сенат США успел подхватить фейк и оперативно внес проект закона о санкциях против России за «сговор» с талибами (организация запрещена в России). Его авторы призывали Трампа прекратить питать «непостижимое почтение» к Путину, а «защищать интересы США».

В ходе войны в Сирии печально прославилась публикацией недостоверной информации волонтерская организация «Белые каски». Так, в 2019 году она предоставила информацию об ударе российских ВКС по рынку в населенном пункте Мааррат ан-Нууман в провинции Идлиб, что категорически отвергло Минобороны РФ.

Кроме того, организацию ловили на производстве постановочных роликов. Самый известный был посвящен «химической атаке» в сирийском городе Дума. Именно он впоследствии послужил оправданием для ракетной атаки США по территории Сирии в апреле 2019 года. Лишь почти через год BBC News подтвердил в своем расследовании, что никаких следов якобы применяемого в Думе нервно-паралитического газа зарина найти не удалось.

Тема распространения оружия массового поражения получила необъективное освещение и во время Иракской войны. В реальности у Саддама Хусейна не было никакой программы по созданию ядерного или химического оружия, но спекуляции на эту тему были фигурировали в прессе как до вторжения США, так и после.

Свою вину в введении в заблуждение читателей в 2004 году признало издание The New York Times. Тогда в издании сообщили о неправоте своих источников, включая иракского политика Ахмеда Чалаби, который распространял информацию об имеющемся в распоряжении властей Ирака оружии массового поражения.

«Оглядываясь назад, нам жаль, что мы не были более настырны в перепроверке заявлений по мере появления новых доказательств или же их отсутствия», — говорилось в специальном обращении к читателям.

Впрочем, не только иракские противники Саддама Хусейна приложили руку для обоснования необходимости вторжения. Так, до сих пор одним из самых известных примеров лжи властей США остается выступление в Совбезе ООН госсекретаря Колина Пауэлла с пробиркой в 2003 году. Правда, этот пример близок к «эффекту Манделлы», то есть, воспоминаниям, которые противоречат действительности.

Пауэлл на самом деле говорил, что у Ирака десятки тысяч пробирок с сибирской язвой, после чего продемонстрировал количество порошка с этим смертельным веществом, которое могло бы остановить работу Конгресса. Представитель США не утверждал, что в пробирке находится химическое вещество.

Однако выступление Пауэлла все равно можно считать как минимум манипуляцией. Впоследствии стало известно, что за пять дней до этого президент США Джордж Буш-младший провел встречу с британским премьером Тони Блэром. На ней он сообщил, что США готовы «выкрутить ООН руки», чтобы получить одобрение необходимой для начала вторжения резолюции. Этого, однако, так и не произошло, и американцы решили начать бомбежки без санкции ООН.

Впрочем, история знает и случаи, когда журналисты успевали вовремя признать свои ошибки до того, как они могли бы привести к непоправимым последствиям.

Так, в 2007 египетская оппозиция требовала прекратить дипломатические отношения с Израилем и разорвать мирный договор. Поводом для такой резкой реакции послужила информация о том, что в конце Шестидневной войны 1967 года израильские солдаты на Синайском полуострове расстреляли 250 безоружных египетских военнопленных. Президент Египта Хосни Мубарак также призвал провести расследование якобы вскрывшегося факта.

Вводящим в заблуждение был и видеоряд документального фильма «Дух Шакед» («Шакед» — название спецподразделения Армии обороны Израиля), где демонстрировались кадры со стоящими рядом с трупами израильтянами, которые, как выяснилось позже, не имели никакого отношения к событиям Шестидневной войны. В фильме, судя по всему, египетское подразделение перепутали с палестинскими боевиками.

Ошибки в картине, которые едва не привели к новому обострению на Ближнем Востоке, признал сам автор фильма Ран Эделист в интервью The Jerusalem Post.