Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

В мире

«Там – союзники, здесь – конкуренты»: как развиваются отношения России и Турции

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Сенатор Косачев предложил россиянам отказаться от отдыха в Турции

Приостановка авиасообщения между Россией и Турцией вновь порождает дискуссии об отношениях между двумя странами. И хотя в Кремле подчеркивают, что главная цель российских властей, — сдержать завоз новых случаев COVID-19, эксперты говорят, что в диалоге Москвы и Анкары сохраняется достаточно острых моментов, и подтверждение тому — итоги недавней встречи Реджепа Тайипа Эрдогана с Владимиром Зеленским. «Газета.Ru» — о том, можно ли рассматривать последние действия Турции как новый вызов России.

Решение российского правительства ограничить регулярное и чартерное авиасообщение с Турцией с 15 апреля по 1 июня вызвало дискуссии относительно мотивов Москвы.

Российские власти решительно отвергают политические причины своего решения.

«Ограничение Россией пассажирского авиасообщения с Турцией не имеет политической подоплеки и связано исключительно со вспышкой заболеваемости ковидом [COVID-19] в [Турецкой] республике»,

— заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Действительно только за 13 апреля 2021 года в Турции выявлено 59 тыс. новых случаев коронавируса.

Однако после появления новости о прекращении авиасообщения появились и иные интерпретации подобного решения. Так, вице-спикер Совета Федерации Константин Косачев заострил внимание на конфликтных для Москвы и Анкары вопросах. На своей странице в Facebook политик пожелал, чтобы россияне массово отказывались от отдыха на турецких курортах из-за высказанных ранее президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом слов поддержки украинскому лидеру Владимиру Зеленскому. По мнению сенатора, это стало бы символом гражданской солидарности.

Действительно, за несколько дней до этого, 10 апреля, Эрдоган встретился с президентом Украины Владимиром Зеленским. В ходе встречи турецкий лидер заявил, что его страна решительно защищает территориальную целостность Украины и поддержал инициативу Киева «Крымская платформа», в рамках которой Киев планирует концентрировать усилия по так называемой «деоккупации» полуострова (Крым в 2014 году перешел в российскую юрисдикцию по итогам референдума).

К слову, не склонны связывать между собой эти два события — переговоры с Зеленским и отмену авиасообщения между странами — и в Анкаре. По крайней мере, уже 13 апреля Эрдоган заявил, что на данный момент отношения России и Турции не пострадали, а сотрудничество продолжится в прежнем объеме.

«Встреча Эрдогана с Зеленским — это обычная попытка первого искать рыбку в мутной реке. Это игра на два фронта. При этом Эрдоган не будет никогда поддерживать украинизацию Крыма, у него там свои интересы — прежде всего, в лице крымских татар», — говорит в разговоре с «Газетой.Ru» старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Виктор Надеин-Раевский.

Турция — член НАТО и продолжает тесное военное сотрудничество с американцами. 9 апреля стало известно, что Анкара направила участникам конвенции Монтре, включая Россию, уведомление о проходе военных кораблей США из Средиземного в Черное море и обратно. Это произойдет 14 и 15 апреля и 4 и 5 мая соответственно. Надеин-Раевский подтверждает, что Турция в ситуации с кораблями действует строго в рамках международного права.

Цель маневров американцев, как сообщал ранее телеканал CNN, — послать Москве «особое послание на фоне обострения ситуации в Донбассе».

Директор российского Центра изучения новой Турции Юрий Мавашев отметил в разговоре с «Газетой.Ru», что не видит прямой связи между разрешением Анкары пройти американским кораблям и встречей Эрдогана с Зеленским и не считает это специальной попыткой заставить Москву нервничать.

Вечные конфликты

Эксперты обращают внимание на ряд регионов, где у России и Турции давно проявляется конфликт интересов.

Достаточно серьезным испытанием для двусторонних отношений Москвы и Анкары в последние годы остаются гражданские конфликты в Сирии и Ливии, где Россия и Турция фактически поддерживали противоположные стороны.

Ситуация в некоторые моменты достигала буквально предвоенной эскалации, как это было в 2015 году после атаки турецким истребителем F-16 российского бомбардировщика Су-24, которым управлял пилот Олег Пешков. Он успел катапультироваться, но еще в воздухе его расстреляли протурецкие боевики.

После этого отношения, казалось, рухнули на уровень, поднимать с которого их будет нужно долгие годы. Москва обещала, что турки — «пособники террористов» — не раз пожалеют об инциденте и не отделаются помидорами, которые исчезли с прилавков, как, впрочем, и российские туристы — с турецких пляжей.

Высокое напряжение тогда было снято письмом с извинениями от Эрдогана Путину. При этом турецкие СМИ подчеркивали, что просьбы о прощении не было, а президент выражал сожаление о гибели летчика.

После инцидента с Су-24 Эрдоган своевольно провел в Сирии три военные операции, где главным противником оказывались курды. Дважды прекращение операций и налаживание стабильности на севере станы было найдено только после многочасовых переговоров лидеров России и Турции.

В Ливии же Эрдоган на протяжении нескольких лет делал заявления о поддержке со стороны Москвы фельдмаршала Халифы Хафтара, который намеревался брать столицу страны Триполи. Россия все обвинения в официальной помощи последнему опровергала. В марте 2021 года временным премьер-министром Ливии был избран Абдель Хамид ад-Дбейба, которого называют проэрдогановским политиком. Это назначение формально впервые за семь лет привело к формированию единого правительства в стране.

Довольно значимых успехов добилась Турция в последнее время и в другой традиционной для России сфере влияния — Закавказье. Победу Азербайджана над Арменией при косвенной поддержке Турции в войне за Нагорный Карабах и ее последствия агентство Bloomberg называло не иначе как триумф Эрдогана «на заднем дворе России». Заключенное по итогам войны в ноябре 2020 года мирное соглашение впервые предоставило Турции потенциальный наземный доступ в Азербайджан и дальше в Центральную Азию через южную часть Армении.

Как минимум, экономическая конкуренция между Россией и Турцией в Средней Азии нарастает. Это наглядно показал состоявшийся 31 марта очередной неформальный саммит Тюркского совета. В результате было решено ускорить процесс тюркской интеграции, трансформировать организацию в «Союз тюркских государств».

В целом, по мнению ряда экспертов, идея пантюркизма может представлять угрозу российским интересам не только в странах бывшего Советского Союза, но и даже в теории стабильности внутри РФ. Так, Надеин-Раевский напоминает об эффективно работавших в Татарстане в 1990-х годах многочисленных турецких лицеях, часть из которых продолжает, по сути, работать и поныне под другой вывеской.

«Турция — союзник России там, где у стран общие цели и интересы, и конкурент в некоторых других местах. Анкара всегда будет для Москвы сложным партнером, странам нужно уметь договариваться», — считает эксперт. Он подчеркивает, что это предполагается по умолчанию после окончания гегемонии США.

Мавашев же считает, что Турцию можно сейчас считать партнером России, но развитие отношений в дальнейшем зависит, прежде всего, от Москвы.

«России настало время самой определиться, чего она хочет дальше и как планирует выстраивать свою международную и внутреннюю политику», — заключает эксперт.