«Люди устали от безнадеги»: почему граждане Мали зовут на помощь Россию

У российского посольства в Мали проходят акции протеста с просьбами о помощи

На фоне очередного военного переворота в Мали возобновились уличные акции протеста. Малийское население недовольно также продолжающимся французским военным вмешательством. По мнению граждан, помимо борьбы с исламистскими группировками, антитеррористическая операция ВС Франции может иметь и другие цели. На этом фоне малийцы обращаются с просьбами о помощи к России — уже несколько дней небольшие демонстрации с такими призывами проходят около здания роспосольства. «Газета.Ru» с экспертами разбиралась, с чем связана такая популярность Москвы в глазах населения Мали.

Представители посольства России в Мали подтвердили «Газете.Ru» сообщения портала Mali Online, что на примыкающей к комплексу его зданий площади прошли демонстрации в поддержку расширения сотрудничества между государствами.

«Участники в количестве 70-80 человек выступали под флагами двух стран», — говорится в сообщении.

Демонстрации прошли 26 — 27 мая — спустя несколько дней после уже второго за последний год военного переворота. Вскоре лидер хунты, которая вынудила уйти в отставку временного президента Ба Ндао, Ассими Гоита провозгласил себя президентом страны до середины 2022 года.

Выступление части малийцев с пророссийскими лозунгами — явление не новое, так как похожие митинги имели место летом 2020 года.

Аналитики связывают их с социально-политической нестабильностью и недовольством продолжающейся с 2013 года антитеррористической французской операцией «Бархан».

«Чуть ли не родственные отношения»

Проживающий в соседнем с Мали Сенегале российский эксперт-африканист Сергей Елединов в разговоре с «Газетой.Ru» выразил мнение, что одной из причин популярности России у части малийского общества может быть связан с российским медиа-влиянием.

«Вероятно, в Мали сыграл свою роль медийно удачный кейс про российское вмешательство в ЦАР, где оказывается какая-то помощь русскими инструкторами. Это якобы позволило там взять ситуацию под контроль, хотя на самом деле это пока не совсем так. Конфликт в ЦАР военным способом просто невозможно решить», — отметил эксперт.

«Но пророссийские настроения в Мали — именно последствия медийного влияния. Некоторым там кажется это самым простым решением, но на деле военное вмешательство может устранить лишь следствие, а не причину. Общество расколото, и население ищет любую спасительную соломинку. Люди просто устали от безнадеги», — уверен Елединов.

Действительно, на уличных протестах в Мали можно увидеть и другие понятные символы, например, портреты кубинского революционера Че Гевары.

Бывший посол России в Мали Евгений Корендясов в разговоре с «Газетой.Ru» напомнил, что Советский Союз был одним из главных внешних партнеров этой страны после обретения ей независимости в 1960 году.

«У нас были очень активные экономические, военно-политические отношения. Все началось с того, что французы в наказание за ликвидацию их военной базы прекратили поставки продуктов питания в Мали. А мы тогда начали поставлять сахар из свеклы, про который население сначала думало, что бракованный. Дело в том, что они привыкли к тростниковому, который немедленно растворяется. Было немало таких казусов», — рассказал дипломат.

«Да и сейчас у нас дружественные, чуть ли не родственные отношения, так как очень много схожего в нашем восприятии. Совсем недавно был опрос, где более 2 миллионов малийцев высказались за то, чтобы пригласить Россию помочь в борьбе с джихадистами и экстремистами», — подчеркнул Корендясов.

Посол добавляет, что России может быть выгодно усиление контактов с Мали из-за ее стратегического расположения и огромных запасов полезных ископаемых.

При этом, по словам Сергея Елединова, одного военного вмешательства в Мали будет недостаточно для наведения там реального порядка. В стране необходимо решать вопросы национального примирения, установления институционального порядка и работающих государственных институтов.

«Для всего этого нужно будет подключать и ряд других специалистов с глубоким знанием региона. Да, игра вдолгую может принести прибыль, скажем, через 15 лет. Но я, увы, не уверен, что Россия сейчас способна подготовить такой план развития. Хотя, конечно, очень хотелось бы ошибаться», — говорит эксперт.

Война — войной, а золото — на экспорт

Несмотря на то, что Мали можно назвать одной из беднейших стран мира, там есть большие запасы золота (третье место в Африке), черных и цветных металлов.

Однако отсутствие нормально функционирующих государственных институтов и гражданского согласия много лет не позволяют стране сделать шаг вперед в развитии. И, само собой, существующие десятилетиями проблемы лишь усугубила пандемия коронавируса.

В состав коктейля вечной нестабильности в Мали с 2013 года входит и французская интервенция. Париж проводит военную операцию «Бархан» против исламистских группировок, которые при этом продолжают контролировать значительную часть территории. Именно французы помогли остановить их продвижение на столицу, но отнюдь не прекратить сражения «всех против всех».

Например, с 2012 года на севере особенно активно сепаратистское движение туарегов, поддержанное другими племенами.

«Современное государство Мали представляет собой лишь фасад государственности, за которым ничего, по сути, нет. Часть территорий контролируют незаконные вооруженные формирования, которые уже создали свои правила игры. А президента Мали многие называют «президентом Бамако». Упомянутые группировки где-то реально подменяют власть, и это устраивает местных. Армия тоже уже превратилась в какую-то вооруженную группировку, достаточно клановую, со своими интересами», — объясняет африканист Сергей Елединов.

Антифранцузские настроения не должны удивлять на фоне продолжительного военного присутствия Парижа, сходятся во мнении эксперты. По их словам, именно в этом контексте стала особенно видна реально ведущая роль во внутренних делах Мали французов, а не бесконечно меняющихся руководителей государства.

«Франция не в состоянии добиться стабильности, хотя программа-минимум выполнена, в том числе с помощью операции «Бархан». Но ее результатом может быть если не эскалация, то поддержание конфликта в тлеющем состоянии. Я не очень люблю термин «управляемый хаос», но сейчас происходит что-то подобное. При этом промышленным образом золота с 2013 года стало добываться больше, чем кустарно. И экспорт золота лишь увеличился за последние семь лет. То есть ничего в условиях кризиса и военных столкновений не мешает работе крупных концернов», — говорит Елединов.

Круговорот переворотов

До майского переворота военные во главе с Гоитой 18 августа 2020 года захватили Генштаб, арестовали президента Ибрагима Бубакара Кейту и ряд высших государственных деятелей (премьер-министра, министра обороны и министра экономики и финансов) и сформировали Национальный комитет спасения народа. Затем под давлением военных Кейта объявил о своей отставке и о роспуске правительства и парламента, а их заменили временные органы и президент сроком на 18 месяцев.

Кроме того, на 31 октября 2021 года был назначен конституционный референдум. На него должны были быть вынесены вопросы о децентрализации и усилении полномочий президента в рамках исполнения Соглашения о мире и примирении от 2015 года.

Однако 25 мая военных не устроил утвержденный состав правительства, в связи с чем они арестовали временного президента и премьера. В частности, им не понравилось, что два ключевых армейских офицера, участвовавших в прошлом военном перевороте 9 месяцев назад, потеряли посты: вместо полковника Модибо Коне министром безопасности стал генерал Мамаду Ламина Балло, а министром обороны — генерал Сулейман Дукуре, а не полковник Садио Камара.

После второго переворота Гоита снова заверил, что выборы и референдум пройдут в соответствии с изначальными планами. Совбез ООН осудил действия военной хунты, призвав ее прекратить вмешиваться в политический процесс.