С Россией не разговаривать: к чему пришли на саммите Евросоюза

ЕС отказался от проведения встречи с президентом РФ

Слушать
Остановить
Страны Евросоюза в результате дебатов отказались от идеи саммита с Россией, при этом добавив, что готовы к сотрудничеству по ряду вопросов. При этом отказываться не только от уже введенных, но и от новых санкций Брюссель по-прежнему не готов. Не обошелся саммит ЕС и без внутреннего скандала. «Газета.Ru» подводит итоги переговоров европейских лидеров.

Поговорить не вышло

Главным итогом состоявшегося 24-25 июня саммита Евросоюза в Париже можно считать отказ от идеи переговоров с президентом России Владимиром Путиным, отметил старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Дмитрий Офицеров-Бельский в разговоре с «Газетой.Ru».

С упомянутой инициативой на саммите выступили канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эммануэль Макрон, их поддержал ряд государств, например, Италия. Против идеи встречи с российским лидером на дебатах выступили десять европейских стран, главным образом представители Восточной Европы.

«Лично я хотела бы какого-то более смелого шага, но и это неплохо, мы продолжим работать», — сказала Меркель, комментируя отказ Евросоюза согласовать предложенный ею формат.

В Кремле выразили сожаление по поводу отказа Брюсселя от саммита с Москвой.

«Очень интересно, что Макрон сказал о том, что ему не очень сильно нужна встреча Россия-Евросоюз, предложив Францию в качестве переговорщика от лица всей организации. На самом деле эта идея просто демонстрировала готовность к диалогу с Россией. Теперь та же Франция будет вести переговоры с Россией, но только в двустороннем формате. Это будет ослаблять Евросоюз, так как он мог бы проявить большую готовность», — считает Офицеров-Бельский.

На саммите ЕС вновь было принято решение продлить санкции против против финансового, энергетического и оборонного секторов российской экономики до «выполнения Москвой минских соглашений».

При этом в Евросоюзе высказались за сотрудничество Москвой по вопросам, представляющим интерес для объединения, например, в области здравоохранения, климата, экологии, и некоторых внешнеполитических вопросов (Сирия, Ливия, иранская ядерная сделка).

Лидеры ЕС также поручили главе европейской дипломатии Жозепу Боррелю выдвинуть предложения «по поддержке российского гражданского общества» и проработать концепцию новых санкций за «вредоносную» деятельность Москвы.

Белоруссию додавливать не стали

Евросоюз также впервые ввел секторальные санкции против Белоруссии из-за инцидента с принудительной посадкой рейса самолета Ryanair и арестом летевших на нем оппозиционера Романа Протасевича и его спутницы россиянки Софьи Сапеги.

На поверку санкции оказались не такими жесткими, как ожидали накануне некоторые эксперты. Евросоюз запретил импорт и транзит через территорию стран организации некоторых видов белорусских нефтепродуктов, табачной продукции и калийных удобрений. При этом ограничения не применены к ключевым для Минска товарам — бензину, дизтопливу и хлоркалию с содержанием полезного вещества 60% (основная продукция «Беларуськалия»). Санкции не коснутся контрактов, которые вступили в силу до 25 июня 2021 года.

Также ЕС запретил осуществлять поставки товаров военного и двойного назначения в Белоруссию. Этой стране также ограничили доступ на рынки капитала Евросоюза, а сотрудничество Минска с Европейским инвестиционным банком по проектам в государственном секторе было сокращено. Из крупных промышленных предприятий под ограничения попали «Минский автозавод» и «Белорусский автозавод».

В новый санкционный список Евросоюза по Белоруссии попал и российский бизнесмен Михаил Гуцериев, став одним из 166 человек, которые, по мнению Брюсселя, помогают белорусским властям. «Михаил Гуцериев извлекает выгоду из режима Лукашенко и поддерживает его», — объясняется в мотивационной части решения.

Венгров предложили выгнать

Не обошлось на прошедшем саммите и без внутренних разборок. Агентство AFP сообщило, что, исполняющий обязанности премьер-министра Нидерландов Марк Рютте выразил мнение, что Венгрии «больше нечего делать в Евросоюзе». Гнев был вызван законом о запрете в стране пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних, который принял 15 июня венгерский парламент.

Остро отреагировал и премьер-министр Люксембурга Ксавье Беттель, который сам является гомосексуалом. Он сказал премьер-министру Венгрии Виктору Орбану: «Ты пересек красную линию. Это не та Европа, в которой я хочу жить», — передает Deutsche Welle.

Эммануэль Макрон, однако, выступил против идеи исключения Венгрии из Евросоюза, заявив, что у Брюсселя «просто должны быть эффективные процедуры». При этом французский лидер поддержал борьбу с «гомофобными законами» в странах Евросоюза и с ростом «антилиберального консерватизма» в восточных странах организации. По его словам, это подрывает европейские ценности.

«Вопрос в том, как люди доходят до этого в Европе? Что-то происходит у нас внутри, что провоцирует этот отход [от ценностей], и нам нужно подумать», — говорил Макрон на итоговой пресс-конференции, призвав «вести культурную и цивилизационную битву на восточном фланге».

«Бывший министр иностранных дел Польши Адам Даниэль Ротфельд однажды сказал, что Венгрия, Польша, Румыния и еще ряд стран воспринимают себя как носители подлинных европейских ценностей XIX-XX века», — поясняет Дмитрий Офицеров-Бельский. По его словам, провозглашаемым официально нынешним ценностям Евросоюза максимум 20-50 лет.

«Восточная Европа, с одной стороны, отстала от остальной, но с другой — умудрилась сохранить старые европейские ценности. Они всегда заключались в религии, либеральных правах, свободах. Это то, чего современной Европе не хватает», — уверен эксперт.

По мнению сотрудника ИМЭМО РАН, Виктор Орбан хорошо себя чувствует в борьбе, в первую очередь, в рамках европейских институтов, и не пойдет навстречу европейцам и ЛГБТ-сообществу. К тому же, для него большую роль играет религия — он евангелист-протестант, что в католической Венгрии довольно редко встречается.

«Кроме того, Польша и Венгрия поняли, что никто не будет вводить внутриевропейские санкции, тем более сейчас. Европа сейчас и без того в несколько шатком положении после коронакризиса, никто не хочет дополнительных проблем. И потому у восточных стран ЕС открылось окно возможностей, чтобы проводить собственную политику и избежать наказания со стороны Брюсселя или Берлина. И они этим пользуются. Иначе Европейский Союз может дать трещину, чего никто не хочет», — заключил Офицеров-Бельский.

Поделиться: