Угроза экстремизма: чем опасно продвижение талибов* к Центральной Азии

Эксперты оценили роль России в ситуации с приближением «Талибана»* к Центральной Азии

Слушать
Остановить
Россия, Таджикистан и Узбекистан обеспокоены из-за обострения конфликта между группировкой «Талибан»* и армией Афганистана. Талибы* взяли под контроль более 70% территории афгано-таджикской границы, и по этому поводу уже проходят консультации по линии Москва-Душанбе-Ташкент. По оценке экспертов, главной угрозой для региона могут стать боевики, связанные с талибами. Однако не исключено, что Россия может извлечь выгоду из этой ситуации.

Россия может предпринять дополнительные усилия для оказания содействия Таджикистану в рамках урегулирования ситуации на границе с Афганистаном, заявил замглавы МИД РФ Андрей Руденко. По его словам, на данный момент российская военная база на таджикской территории оснащена всем необходимым для поддержки республики.

«Все будет зависеть от того, как станет развиваться ситуация в Северном Афганистане. Мы так понимаем, там достаточно напряженная обстановка, поскольку, по некоторым данным, 70% границы контролируется движением «Талибан (организация запрещена в России)», — добавил Руденко.

Москва и Душанбе поддерживают рабочие контакты по линии оборонных ведомств и погранслужб, продолжил заместитель главы МИД России, ситуация на таджикско-афганской границе сохраняется в поле зрения сторон.

При этом контакты идут и на высшем уровне на фоне обострения конфликта между «Талибаном» и правительственными войсками. Так, президент России Владимир Путин провел отдельные телефонные переговоры со своим таджикским коллегой Эмомали Рахмоном и узбекским лидером Шавкатом Мирзиеевым. Путин пообещал Душанбе поддержку как в двустороннем плане, так и в рамках Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Отдельные контакты по усилению безопасности на границах с Афганистаном прошли также между Таджикистаном и Узбекистаном. В последнее время обе страны фиксируют инциденты с переходом афганских военных на свою территорию из-за отступления в ходе боев с талибами*.

В частности, 5 июля таджикские пограничники зафиксировали переход более 1 тыс. солдат из Афганистана — Таджикистан уже направил 20 тыс. военных для усиления своих рубежей.

По данным местных СМИ, талибам удалось взять под контроль 40-50% территорий Афганистана. В основном, боевики контролируют различные уезды и пока не планируют захватывать административные центры провинций или столицу республики. Собственно, представители «Талибана» уверяют, что и не собираются воевать с другими странами региона.

Экстремистская угроза

Однако опрошенные «Газетой.Ru» эксперты указывают, что государств Центральной Азии существует ряд угроз, связанных непосредственно с продвижением талибов внутри Афганистана и захватом приграничных территорий. Так, директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар считает, что основную опасность представляют радикальные группировки, связанные с «Талибаном» союзническими отношениями.

«Судя по заявлениям талибов и их поведению, они очень деликатно себя ведут с этими движениями. Тут возникает вопрос, не захотят ли их союзники воспользоваться этим, чтобы достичь своих целей в Центральной Азии. Непредсказуемость в этом плане усиливается, и контроль талибов над частью границы Афганистана с Таджикистаном может стать рычагом давления на страны Центральной Азии и не только», — отметил Нессар.

«Потому что в обмен на тишину на границе они могут требовать какие-то политические или экономические уступки», — добавил эксперт.

С точки зрения Нессара, с помощью такого рычага талибы могут пресечь любые попытки создания антиталибских альянсов внутри страны, в особенности в северных провинциях Афганистана. При этом давление по границе — лишь один из вариантов развития событий, вторым могут стать провокации со стороны «Талибана».

«Нельзя исключать всякого рода провокаций со стороны Афганистана, которые могут втянуть страны Центральной Азии в вооруженный конфликт. К примеру, афганские власти обещают крупномасштабную операцию на севере страны. А не пересекут ли талибы в таких условиях границу с Таджикистаном или Узбекистаном? Если они это сделают, то пограничники могут открыть по ним огонь и что будет дальше — неизвестно. Кроме того, с подконтрольных талибам территорий может начаться обстрел границы того же Таджикистана, на что они вполне могут ответить тем же», — пояснил эксперт.

В то же время профессор НИУ ВШЭ и главный научный сотрудник МГИМО Андрей Казанцев согласен с тем, что определенные опасения связаны с экстремистами из международных группировок, которые как раз базируются на севере Афганистана.

«Талибан» давно был в альянсе с различного рода международными террористическими структурами, сама организация старалась не нападать на соседей, но сквозь пальцы смотрела на нападения со стороны таких структур. К примеру, в 1999 году, когда «Талибан» был у власти в Афганистане, произошла атака «Исламского движения Узбекистана» (организация запрещена в России)** (запрещено в РФ) на Кыргызстан — так называемая Баткенская война, в которой участвовала и Россия вместе с другими участниками Договора о коллективной безопасности СНГ, что сейчас называется ОДКБ», — указал эксперт в беседе с «Газетой.Ru».

По мере дестабилизации афганской ситуации возникновение серьезных угроз для всех стран-соседей очень вероятно из-за боевиков других экстремистских групп, уверен Казанцев, поскольку в 1990-е годы, к примеру, теракты на территории России, зачастую готовились экстремистами именно в Афганистане.

Впрочем, директор Аналитического центра Российского общества политологов (РОП) Андрей Серенко отметил, что приближение талибов к границам Таджикистана или стран СНГ — история давняя, и фактически «Талибан» последние 10 лет пунктирно контролировал различные участки таджикско-афганской границы.

«Большой ажиотаж по этой теме сегодня не слишком понятен, потому что также мы наблюдали переходы афганских пограничников на территорию Таджикистана. К примеру, этой весной большая группа пограничников из Афганистана в ходе боя с талибами была выдавлена на территорию Таджикистана. Правда, тогда таджикские пограничники под угрозой открытия огня заставили их вернуться обратно, где афганские военные были убиты талибами», — добавил эксперт в разговоре с «Газетой.Ru».

На тот момент все решилось в обычном режиме, без звонков по линии Душанбе-Ташкент-Москва, заключил Серенко. По его словам, нынешнее обострение в северных провинциях еще будет корректироваться и меняться — афганская армия уже завершает подготовку ответного хода, не исключено, что будут другие новости из региона.

Что сделает Россия?

При этом эксперты по-разному смотрят на то, как Россия может помочь странам Центральной Азии в условиях обострения ситуации на афганской границе. К примеру, Андрей Казанцев из НИУ ВШЭ считает, что

пока не стоит ждать введения российского контингента в регион, так как военная база в Таджикистане вместе с авиабазой в Кыргызстане созданы как раз для такой ситуации.

«По линии ОДКБ всегда проводились учения под названием «Рубеж», которые как раз предназначались для отработки действий в случае возможного прорыва таджикско-афганской границы. Согласно процедурам организации, в таких обстоятельствах будут задействованы войска России, как и других центрально-азиатских государств ОДКБ — Кыргызстана, Таджикистана и Казахстана», — указал эксперт.

Омар Нессар из Центра изучения современного Афганистана, в свою очередь, уверен, что, прежде всего, России стоит показать единый подход по ситуации с талибами. По его мнению, на данный момент есть некое межведомственное противоборство, так как из МИД и Кремля поступают разные оценки.

«Талибы и все другие игроки видят отсутствие единого подхода, и если на политическом уровне появится жесткая позиция, то она станет сигналом для «Талибана» и других региональных игроков. Пока позиция выглядит шаткой, ощущение, что в России еще не сформирован единый подход, влияет на все — позицию талибов, афганских властей и других внешних игроков. Поэтому на первом этапе нужен четкий политический сигнал, и если это не сработает, то уже будут какие-то оборонительные меры», — добавил эксперт.

Однако Андрей Серенко из Аналитического центра РОП утверждает, что в этой ситуации Россия больше всего заинтересована в демонстрации поддержки своим союзникам в Центральной Азии, в том числе по линии ОДКБ.

«Россия вполне может предложить свои услуги по усилению военного контингента в Таджикистане, пригласить российских пограничников для охраны границ, усилить 201-ю военную базу или даже показательно отправить какой-нибудь самолет вдоль границ. Более того, российская сторона стремится показать, что вместо ушедших из Афганистана и региона американцев готова предоставить свой оборонительный зонтик всем республикам, которые находятся в Центральной Азии», — отметил эксперт.

По мнению Серенко, Россия может извлечь выгоду из афганского обострения по двум пунктам. Во-первых, усилить свое влияние в Центральной Азии за счет предложения «зонтика безопасности», что важно из-за укрепления позиций Китая в регионе. А во-вторых, попытаться реабилитировать репутацию ОДКБ за счет совместной работы со странами организации.

«Три последних эпизода — карабахская война, конфликт между таджиками и киргизами, а также события в Белоруссии, — показали отсутствие реальной поддержки в рамках этой структуры. Афганское обострение может помочь реабилитировать организацию в публичной и имиджевой сферах. То есть Россия покажет, что не бросает членов ОДКБ и готова обеспечить их безопасность, послав пограничников или даже десантников», — резюмировал эксперт.

*«Талибан», талибы — организация признана террористической и запрещена в России по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003 года.

** «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана») — организация признана террористической и запрещена в России по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003 года.

Поделиться: