Постпадемийная апатия: почему партийные рейтинги застыли на месте

Эксперты объяснили отсутствие динамики в предвыборных рейтингах

Слушать
Остановить
В пятницу Центр политической конъюнктуры опубликовал новый анализ рейтингов партий и формированию на их основе прогноза относительно того, сколько мандатов та или иная партия может получить по федеральному округу (225 из 450 мандатов) на предстоящих выборах. Распределение мест практически не изменилось. Эксперты в свою очередь, говорят, что властям удалось сбить тревожную волну, которой их оппонентам и без того было бы трудно воспользоваться, поскольку люди в большинстве своем понимают — для борьбы с пандемией нужно больше ресурсов, а при общем падении доверия к политикам они все-таки больше доверяют тем, у кого больше ресурсов и опыта для решения проблем.

Тот же результат, что и неделю назад

Так, рейтинг «Единой России», по данным Фонда «Общественное мнение», снизился на 2%, за партию готовы проголосовать 27% от всех опрошенных. При этом рейтинги КПРФ и ЛДПР также снизились на 1% у каждой партии, за коммунистов готовы проголосовать 11%, а либерал-демократов — 9%. Неизменным остался рейтинг «Справедливой России — За правду», за эту партию готовы проголосовать 6% опрошенных.

Таким образом, согласно текущим данным, пятипроцентный барьер по-прежнему преодолевают четыре партии: «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия — За Правду».

Важно отметить, что опрос «ФОМнибус» проводился в рамках заказа фонда «Общественное мнение» (проект ФОМ-ОМ) в период с 30 июля по 1 августа методом интервью по месту жительства респондента, в нем приняли участие 3 тыс. жителей 207 населенных пунктов 73 российских субъектов. Статистическая погрешность не превышает 2,5%. Точный вопрос звучал так: «В сентябре этого года состоятся выборы в Государственную думу. Если Вы примете в них участие, то как, за какую партию Вы, скорее всего, проголосуете?».

А учитывая правила распределения мандатов, закрепленные в действующем законодательстве, приблизительные итоговые результаты в процентном соотношении выглядят следующим образом: «Единая Россия» — 51,1%, КПРФ — 20,9%, ЛДПР — 16,9% и СРЗП — 11,1%.

Как итог, делает вывод ЦПК, «Единая Россия» и КПРФ получают то же число мандатов, что и неделей ранее, 115 и 47 мандатов, соответственно. ЛДПР теряет один мандат, а «Справедливая Россия — За правду», несмотря на отсутствие роста, приобретает дополнительный мандат за счет снижения показателей конкурентов.

Снижение показателей ЕР за неделю наиболее заметно, говорит руководитель научного совета Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков.

«Властям удалось сбить тревожную волну»

«Интересно, что картины перераспределения мандатов по расчету ЦПК это сильно не меняет. Сказывается одновременное снижение показателей всех других партий. Остается шесть недель до начала голосования. Время сжимается», — прокомментировал он результаты анализа.

«Недовольство властями снижается, но на рейтингах пока это никак не сказывается, — отметил Чеснаков, комментируя последние результаты исследований ФОМ. — Властям удалось сбить тревожную волну. Спокойствия у граждан вновь больше. Понаблюдаем за динамикой через неделю».

«Выборов в повестке граждан все еще нет, — сделал вывод Чеснаков в своем Telegram-канале. — Показатели отрицательного отношения тоже снижаются. Начинается период турбулентности предпоследнего этапа — до конца августа».

Тем временем эксперты уловили и ещё одну интересную тенденцию, которая наблюдается повсеместно.

Полтора года пандемии коронавируса ощутимо ударили по популярности политиков в большинстве стран мира: власти столкнулись как с усталостью общества от ограничений, так и с недовольством населения ростом случаев заболевания — из-за недостаточности мер или же вопреки жесткому регулированию, свидетельствует доклад Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) «Пандемия и доверие — о мировой динамике политических рейтингов и волн COVID-19».

Общемировая тенденция

Авторы документа изучили электоральные настроения в ряде крупнейших стран за последний год-полтора и пришли к выводу, что зачастую падение популярности лидеров и правящих политических сил, например, в Германии, Португалии, Италии, Греции и Нидерландах приходилось на периоды введения новых антиковидных мер.

Однако, схожую тенденцию фиксировали и страны, вроде Мексики и Бразилии, которых отличал довольно лояльный подход к ограничениям.

В частности, несмотря на то, что деятельность бразильского президента Жаира Болсонару никак не связана с ограничениями, его антирейтинг достиг рекордных значений — в мае 45% респондентов не одобряли его политику, а уже в июле таковых в Бразилии был 51%.

Примечательно, что пандемия обрушила и рейтинги большинства оппозиционных партий. Очевидно, люди сочли, что готового рецепта от пандемии нет ни у кого, а смена власти в период кризиса чревата лишь еще большей нестабильностью, пояснили этот тренд авторы исследования.

Апатия из-за пандемии

«Если говорить о Европе, там правящие партии показали всё, что могли в плане борьбы с пандемией, и вряд ли кто-то думает, что другие политические силы могли проявить себя лучше. Это видно по электоральным настроениям, в частности, по местным выборам, прошедшим недавно во Франции», — пояснил «Известиям» директор клуба «Валдай», эксперт по Европе и международным отношениям Тимофей Бордачев.

Он считает, что еще одним фактором стала общая апатия избирателей как в отношении правящих, так и оппозиционных партий.

К примеру, в Португалии, поддержка премьера за последние четыре месяца упала на 20%, при этом и оппозиция за то же время растеряла 11% своего былого рейтинга. Мало поводов для оптимизма осталось и у венгерской оппозиции. К весне нынешнего года, менее чем за полгода, рейтинг правящей партии «Фидес» упал с 56 до 44%. Однако и популярность объединенной оппозиции снизилась на 12%.

Рейтинги оппозиции падают во многом оттого, что люди понимают — для борьбы с пандемией нужно больше ресурсов и при общем падении доверия к политикам, скорее, все-таки больше доверять следовало бы тем, у кого больше ресурсов и опыта для решения проблем, обозначила один из главных выводов доклада ЭИСИ его соавтор Екатерина Соколова.