«Хотят отомстить за поражение»: почему православие стало главной политической темой в Черногории

Сторонники президента Мило Джукановича выступают против интронации епископа Сербской православной церкви

Слушать
Остановить
В Черногории снова начались протесты. Сторонники президента Мило Джукановича протестуют накануне интронизации нового митрополита Сербской православной церкви. Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты видят в происходящем желание сторонников президента взять реванш за проигрыш на парламентских выборах.

Тысячи черногорцев выходят на акции протеста — начало было положено 22 августа, новые запланированы уже на грядущие выходные.

Поводом для недовольства стала намеченная на 5 сентября церемония интронизации епископа Сербской православной церкви Черногорско-Приморского митрополита Иоанникия в древнем Цетинском монастыре. Это преемник скончавшегося от коронавируса осенью 2020 года авторитетного митрополита Амфилохия (Радовича), который отрицал черногорцев как отдельную от сербов нацию.

По мнению протестующих, которых ряд СМИ называет националистами, место проведения церемонии несет в себе «угрозу сербской гегемонии».

Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты сходятся в том, что

реальные причины нового витка религиозных протестов в Черногории — политические.

При этом, как объяснил научный сотрудник Института славяноведения Георгий Энгельгардт, называть протестующих националистами не совсем верно.

«Это, прежде всего, сторонники президента Мило Джукановича, чья партия «Демократическая партия социалистов» Черногории (ДПСЧ) год назад проиграла парламентские выборы. И в общем, нынешняя активность вызвана в огромной степени личной, человеческой обидой, так как именно Черногорско-Приморская митрополия сыграла главную роль в поражении ДПСЧ на выборах», — говорит эксперт.

В результате выборов-2020 ДПСЧ впервые с 1991 года потеряла большинство в парламенте. Получившие же большинство оппозиционные партии занимали просербские позиции и имеют поддержку Сербской православной церкви. До выборов именно упомянутая митрополия устраивала многотысячные крестные ходы в защиту святынь Сербской православной церкви (СПЦ), на которые претендовала Черногорская православная церковь (ЧПЦ, главным лоббистом по получению ею томоса считают Джукановича).

«Тот массовый выход людей в Черногории стал уникальным явлением. Ведь до этого политическое измерение было, скажем, у ислама, но не у православия. Все закончилось поражением партии Джукановича на выборах. Так что нынешние волнения в Цетине — проявление обиды и негодования, попытка отомстить тем, кто отодвинул сложившуюся за 30 лет черногорскую элиту от власти», — считает Энгельгардт.

Профессор департамента международных отношений НИУ ВШЭ Екатерина Энтина также увидела в нынешних протестах сугубо политические мотивы, добавив, что весной 2022 года в Черногории начнется очередной выборный цикл. По ее оценке, у Джукановича и его партии есть неплохие шансы вернуть доверие части избирателей, и потому всю протестную активность надо рассматривать в этом контексте.

Православные небратья

Религиозно-политический кризис обострился в Черногории в конце 2019 года. Тогда прошлый созыв парламента под руководством ДПСЧ принял закон о свободе вероисповедания и положении религиозных общин. Согласно документу, святыни СПЦ могли передаваться в собственность государству, против чего по всей стране начались многочисленные молебны и крестные ходы. Финалом истории стало поражение пропрезидентской силы на выборах, а в закон были внесены поправки, отменявшие дискриминировавшие СПЦ пункты.

По словам Энгельгардта, большинство протестующих против интронации митрополита Иоанникия — нерелигиозные люди, и потому это сложно считать религиозным конфликтом. Эксперт назвал ЧПЦ «абсолютно карикатурной, у которой нет адептов и прихожан, авторитетного духовенства».

Руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин в комментарии «Газете.Ru» подтвердил, что религиозного раскола в черногорском обществе на самом деле нет.

«Там просто нет разных православных церквей, которые бы противостояли друг другу, как на Украине. Небольшая автокефальная черногорская церковь была зарегистрирована еще в конце 1990-х, но так и осталась микроскопической общиной.

Скорее, ситуация похожа на расклад церковных сил в Белоруссии, где есть независимая православная структура, но большинство все равно относится к одной исторической церкви. Историческая церковь в Черногории — Сербская с митрополиями в республике. Какой-либо церковной общественности, которая выступает против нее, — нет», — сказал Лункин.

Хотят как на Украине

При этом Джуканович не раз в предыдущие годы говорил, что власти страны намерены добиваться создания поместной православной церкви, чтобы выйти из-под влияния Сербии. Сторонники получения томоса от Константинополя особенно активизировались в конце 2018 года. Именно тогда была создана Православная церковь Украины на объединительном соборе в Киеве, которой затем в начале 2019 года Константинопольский патриарх Варфоломей передал томос об автокефалии.

По мнению Энгельгардта, в последнее время политики поднимают реже тему о возможной автокефалии ЧПЦ именно из-за ослабления позиций Джукановича.

«Сейчас ему не томос надо получать, а обеспечить себе свободу от возможного уголовного преследования. Во-вторых, надо сохранить те остатки власти, что есть, и, по возможности, вернуть парламентское большинство. Так что, по этим причинам религиозные вопросы для него ушли на десятый план», — объясняет эксперт.

Энтина из ВШЭ уверена, что тема автокефалии черногорской церкви лишь временно ушла из медийного дискурса.

«Да, об этом стали меньше говорить, может, и из-за победы условных «просербских» идей год назад.

Но группа приверженцев ЧПЦ, пусть и гораздо меньше по численности, едва ли не более активна. И они закладывают в автокефалию своей церкви идею полной независимости Черногории от Сербии, это центральный элемент в этой идеологии. Так что он по определению никуда он не может уйти», — считает эксперт по региону.

Лункин напоминает, что желающие продавить статус отдельной Черногорской церкви националисты применяют очень агрессивные методы, вроде атак на семинарию в Цетине.

«Но громкие политические заявления о независимой национальной церкви, которые широко использует Джуканович и его сторонники, столкнулись с отсутствием собственно самой церкви, которая могла бы получить томос. Так что, идея автокефалии пока остается чисто политической концепцией националистов», — говорит религиовед.