«Там был провал Советской армии». Возьмут ли талибы* Панджшерское ущелье

Эксперты считают, что «Талибан*» рискует повторить в Панджшере советский опыт

Слушать
Остановить
Движение «Талибан*», захватившее почти всю территорию Афганистана и вынудившее США покинуть страну, оставив оружие и технику, уже две недели безуспешно пытается войти в Панджшерское ущелье — горный район в центре страны, где укрываются несколько десятков тысяч противников «Талибана» во главе с Ахмадом Масудом — сыном «Панджшерского льва» Ахмад Шаха Масуда, многие годы сопротивлявшегося советским войскам. Ветераны Афганской войны 1980-х считают, что взять и даже блокировать Панджшер у талибов не получится, а эксперты указывают, что единственный способ это сделать — полностью уничтожить население местных сел.

Талибы (организация запрещена в России) объявили о новом наступлении на неприступное ущелье в четверг после сообщений о неудачных переговорах с Ахмадом Масудом. Он, в частности, потребовал 30% мест в правительстве Афганистана, вооружение и технику.

Первую попытку штурма Панджшера талибы предприняли еще 23 августа, но войска Масуда отбили атаку. Следующая попытка началась 31 августа, но тоже безуспешно. По данным сопротивления, им удалось убить около 300 боевиков.

Есть ли у сопротивления шансы?

Экс-сенатор, председатель правления Российского Союза ветеранов Афганистана Франц Клинцевич уверен, что талибы никогда не смогут взять Панджшерское ущелье.

«Талибы Панджшер не возьмут. Они не в состоянии его перекрыть. Хотя у них сейчас возможностей больше, чем было у нас. Потому что сегодня огромное количество людей может быть задействовано», — пояснил Клинцевич в интервью «Газете.Ru».

По его словам, за почти 40 лет сопротивления в горах Панджшера появилось множество укреплений в пещерах, в которых можно долгое время держать оборону и вести партизанскую войну. Кроме того, эти пещеры неуязвимы для ударов с воздуха.

«Еще Ахмад Шах Масуд, отец Ахмада, выстроил систему, которую не смогли сломать советские войска вместе с афганскими вооруженными силами при всем огромном стремлении. Мы в Панджшере при всех возможностях, которые там были, могли контролировать только два населенных пункта — Анаву, где стоял 2-й парашютно-десантный батальон 345-парашютно-десантного полка, и полк в Рухе 108-й дивизии. Мы контролировали регион и горы вокруг этих населенных пунктов, где стояли большое количество блокпостов. Но тем не менее «духи» спокойно ночью ходили по ущельям, регулярно обстреливали наши посты, проходили караваны и т.д.», — напомнил Клинцевич.

По его словам, Масуд в состоянии уничтожить беспилотники и вертолеты, которые достались талибам от США.

В свою очередь, замдиректора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин считает, что талибы легко расправятся с войсками Масуда.

«А в чем проблема? У них абсолютное превосходство во всем, естественно они могут взять Панджшер. Сколько он (Ахмад Масуд) будет сидеть в этих пещерах? Ну сложно, ну и что? Талибы вряд ли будут очень сильно убиваться из-за собственных потерь, и без внешней помощи продержаться вечно никак не возможно. В лучшем случае можно несколько месяцев продержаться, и то не факт»,

— сказал Храмчихин в беседе с «Газетой.Ru».

Он добавил, что у Масуда сейчас нет поддержки в других странах, а те, кто мог бы его поддержать — например, Индия, — не смогут прийти на помощь.

«Пакистан всю жизнь поддерживал талибов. Он создал талибов, поэтому естественно он продолжает поддерживать талибов. Индия, может быть и поддержала его, но как она доберется туда физически? Через Пакистан?» — отметил Храмчихин.

По его словам, «Северный альянс» в Панджшере держался за счет помощи России, Ирана и Узбекистана. Сейчас эти страны предпочитают не ссориться с талибами.

За счет чего существует сопротивление?

По словам Франца Клинцевича, главный источник средств для Масуда — месторождения лазуритов и изумрудов, которые он поставляет в Индию, Китай и другие страны. Минералы добывают прямо в ущелье взрывным способом.

«Они наладили канал, он выстроен, у них были ресурсы, они покупали оружие, продовольствие, материальные средства, они содержали районы — и это сложившаяся традиция. Она никуда не ушла, она осталась, передалась сыну, который сегодня полностью владеет этой ситуацией. Полностью заблокировать этот район нельзя, благодаря рельефу местности», — отметил Клинцевич.

По словам шеф-редактора «Ежедневного журнала», военного эксперта Александра Гольца, главное, что поддерживает сына Ахмад Шаха Масуда — это память об его отце, который имел полное и абсолютное влияние на людей, живших в Панджшерском ущелье. И в этих обстоятельствах его люди вполне могут обеспечить длительное сопротивление талибам.

«Как мы знаем, Советская армия несколько раз пыталась провести широкомасштабную военную операцию по штурму Панджшерского ущелья, каждый раз благополучно докладывали о полном успехе и каждый раз это благополучно проваливалось. Рельеф местности и отношение местных жителей определяли результаты этих операций», — напомнил Гольц.

При этом, по словам эксперта, единственный способ справиться с жителям Панджшера — их полное уничтожение, на что в СССР не могли пойти:

«Советские войска были кем угодно, но только не последователями беззубого гуманизма, однако все-таки до полного и абсолютного геноцида они не опускались. Как-то все-таки действовали нормы пролетарской солидарности и прочее. Совсем жути не было».

«Вот если талибы дойдут до полного геноцида, то эту проблему можно решить. Убивать всех, включая женщин и детей, селение за селением. Если до этого дойдет, то, наверное. Другого пути победы в Панджшерском ущелье я не вижу», — добавил Гольц.

Для чего ведется сопротивление?

Франц Клинцевич выразил уверенность, что Масуд объявил сопротивление лишь с одной целью — добиться максимальных преференций для светских жителей страны.

«Сын делает эти вещи не для того, чтобы отстаивать предыдущую власть. Это предмет торга. Он заставит вести переговоры, чтобы получить преференции при формировании новой власти. Так или иначе они согласятся. Талибы будут вынуждены пойти на уступки, несмотря на заявления «Талибана», — уверен сенатор.

По словам Александра Гольца, в случае мирного решения вопроса Масуд может сыграть большую роль в становлении Афганского государства.

«Талибы мало приемлемы для некоторой образованной части населения страны. Если бы они были разумные люди и хотели строить нечто, отличающееся от средневековых представлений ислама, то наверное им было бы разумно позвать Масуда. Но у меня есть сильное подозрение, что те люди, которые говорят от имени «Талибана», это представители наименее радикального крыла, это более чем умеренные люди. И до какой степени эти люди отражают общий подход этого командования, сказать сложно», — отметил Гольц.

«Главная задача талибов на сегодняшний день, как мне представляется, это не взять Панджшерское ущелье, а лишить его источника боевой силы. Доказать людям, которые находятся во всем Афганистане, что под руководством «Талибана», все-таки, можно жить», — считает он.

Чем все закончится?

Александр Храмчихин полагает, что в случае военного поражения от талибов Масуда ждет физическая ликвидация. При этом США не придут к нему на помощь.

«А зачем он им сдался? Если они его не вывезли до этого, теперь-то он зачем им нужен? И потом, как они физически будут это делать — при его полной изоляции и отсутствии там аэродромов? И главное, зачем?» — рассуждает Храмчихин.

В свою очередь, Александр Гольц считает, что поддержка Масуда со стороны США возможна, но только в том случае, если американцы убедятся, что талибы не собираются строить мирное государство.

«Американцы никогда не будут помогать стране, которая проводит массовые убийства, которая проводит политику подобную той, что проводило «Исламское государство». Значит они будут помогать Масуду», — отметил Гольц.

По его словам, Масуду нужно продержаться до тех пор, пока «Талибан» не покажет свое «истинное лицо», или пока «не случится чудо и «Талибан» представит себя менее радикальной и более модерновой исламской организацией, открытой современному миру».

«Но в это я совершенно не верю», — подчеркнул Гольц.