Новости

«Переговоров не ведут». Почему голодовки политиков не дают результатов

Саакашвили назвал условия прекращения своей голодовки

Бывший президент Грузии Михаил Саакашвили продолжает свою политическую борьбу из тюрьмы посредством голодовки. Врачи сообщают об ухудшении его состояния, сам он уже обозначил условия завершения своей акции, которые пока не выполнены. Голодовка в последнее время стала популярным способом политической борьбы, но некоторые прибегают и к другим инструментам с трагическими последствиями.

Объявленная бывшим президентом Грузии Михаилом Саакашвили в грузинской тюрьме голодовка продолжается уже 42-й день. По словам его адвоката Ники Гварамии, политик готов прекратить ее, если его перевезут из тюремной больницы в место для реабилитации.

Саакашвили стал голодать, чтобы выразить свое несогласие с предъявленными ему обвинениями, которые он называет политическими. Грузинские власти не раз называли его голодовку фейком, но бывший лидер продолжает стоять на своем.

Как бы то ни было, в связи с ухудшением самочувствия его отвезли в тюремную клинику, а его личный врач не исключил, что именно там Саакашвили может скончаться.

К инструментам в виде членовредительства или голодовки политики и активисты прибегают уже многие годы, причем в последнее время довольно часто.

Голодовки и рекорды

В прошлом году на постсоветском пространстве голодал еще один экс-президент — бывший глава Киргизии Алмазбек Атамбаев. Он объявил о своей акции 26 октября из-за перевода в другой изолятор: из СИЗО Госкомитета нацбезопасности (ГКНБ) в СИЗО-1 Бишкека. Впрочем, его отказ от еды продолжался всего два дня — он прекратил голодать 28 октября после перевода из столичного СИЗО-1 в колонию, где заключенные имеют доступ к квалифицированной медицинской помощи. Таким образом его требование о переводе было выполнено.

Незадолго до этого на фоне политических событий в Белоруссии 18 сентября голодовку в СИЗО объявил член президиума координационного совета оппозиции Максим Знак. Таким образом он выражал несогласие с предъявленным ему обвинением по уголовному делу о призывах к захвату власти. Голодать он прекратил 28 сентября с «неплохим» самочувствием, но, как рассказывала его жена РИА «Новости», с повышенным пульсом, пониженным давлением, слабостью и в полуобморочном состоянии.

В истории современной России было несколько особенно запомнившихся голодовок, например, объявленная политиком Сергеем Удальцовым в 2014 году против приговора в 4,5 года лишения свободы после беспорядков на Болотной площади.

Акция длилась 25 дней и была прекращена под угрозой принудительного кормления. Отмены приговора он не добился.

Одной из самых медийных голодовок начала 2010-х стала акция представителя партии «Справедливая Россия» Олега Шеина, который боролся за пересмотр итогов выборов мэра Астрахани в 2012 году. Политик утверждал, что выборы, на которых он проиграл с поддержкой в 30% голосов, были сфальсифицированы. Он голодал около 40 дней и вышел из голодовки, когда Центризбирком и суд «начали разбираться» в нарушениях на выборах. Но их результатов это не изменило.

Наиболее резонансная для России за последнее время голодовка была объявлена оппозиционером Алексеем Навальным 31 марта. Как он объяснял: в связи с отказом допускать к нему гражданских врачей на фоне ухудшающегося состояния здоровья. Его сторонники называли состояние заключенного «критическим». Навальный объявил о прекращении голодовки 23 апреля, объяснив это тем, что его обследовали гражданские медики, и рекомендацией своих лечащих врачей.

Самой долгой в отечественной истории протестной голодовкой считается отказ от пищи депутата Верховной рады Украины, крымскотатарского лидера Мустафы Джемилева в 1974 году, который выступал против своего ареста по обвинению в уклонении от призыва на военные сборы.

При принудительном кормлении через зонд он голодал 303 дня.

Протест привлек внимание мировой общественности к проблемам крымскотатарского народа, но за три дня до окончания срока против Джемилева было возбуждено новое уголовное дело по обвинению в составлении документов, порочащих советский строй, а также проведении среди заключенных антигосударственной пропаганды.

Голодовки редко приводят к достижению объявленных заключенными целей, но иногда их последствия бывают и вовсе трагичными. В 1986 году известный советский диссидент Анатолий Марченко объявил голодовку с требованием освободить всех политзаключенных в СССР.

Его акция длилась 117 дней, а после ее прекращения он попал в больницу и 8 декабря 1986 года умер.

Попытки суицида

Многие политики и активисты практикуют и куда более опасный способ воздействия на вышестоящие органы — самосожжение. В прошлом году нижегородская журналистика Ирина Славина привязала себя к скамейке и подожгла одежду у здания МВД в Нижнем Новгороде. Незадолго до этого она написала на своей странице в Facebook: «<…> прошу винить Российскую Федерацию». Незадолго до этого к ней домой приходили с обыском силовики.

Другой такой акт имел место в июле 2012 года: женщина 1955 года рождения подожгла одежду в помещении общественной приемной «Единой России» в центре Новосибирска. Ее госпитализировали с ожогами 80% тела. Она с 2005 года отстаивая свои интересы по приобретению квартиры, обращалась в общественную приемную к юристам, но проигрывала судебные споры и была недовольна работой юристов.

История помнит множество громких случаев суицидов политиков. После поражения в китайской гражданской войне правительство Чан Кай Ши бежало на Тайвань, где либеральные активисты подвергались политическим преследованиям и репрессиям. В 1989 году одного из них — Чэн Нан-Юнга — обвинили в подготовке восстания за проект новой конституции. Он не явился в зал суда, поэтому полиция пришла к его офису, чтобы доставить активиста в суд силой, но он покончил с собой. На его похоронах то же самое сделал другой активист Чан И-хуа.

В итоге тайваньское правительство пошло на демократические реформы и смягчение репрессивного аппарата.

Семидесятилетний ветеран вермахта Рейнгольд Эльстнер 25 апреля 1995 года в 20.00 поднялся по центральной лестнице мюнхенского «Зала баварских полководцев», и совершил попытку суицида. Прибывшие в скором времени на место врачи не смогли спасти его — он скончался через три дня в больнице. В его предсмертной записке он говорил, что на протяжении 50 лет идут непрекращающиеся оскорбления немецких ветеранов, кампании по унижению и демонизации людей, оскорбления бывших солдат Германии и попытки создать пропасть между поколениями.

Порой для достижения определенных политических целей люди прибегают и к другим способам членовредительства. Например, в июне этого года проходящий по нескольким уголовным делам, связанным с акциями протеста в Белоруссии,

минчанин Степан Латыпов в зале суда нанес себе ранение.

Перед этим он заявил, что ему угрожали возбуждением уголовных дел против его родных и соседей, если он не признает вину. В момент совершения попытки суицида мужчина находился в клетке в зале суда, открыть которую сразу не удалось, так как у охранников не было ключей. Он потерял сознание. Латыпова госпитализировали, а уже на следующий день стало известно, что его выписали из больницы.

Мнение эксперта

В первую очередь подобными действиями известные политики и активисты хотят придать свое дело огласке и найти поддержку у западных правозащитников, сказала «Газете.Ru» директор ЭАЦ «Северо-Запад», политолог Екатерина Колесникова.

«Расчет на придание резонанса и на то, что таким образом получится надавить на власть и заставить ее освободить заключенного. Это способ выйти на международную арену и найти защиту именно там.

Но исходить нужно из того, что в здравом рассудке человек себе ничего делать не будет», — отметила эксперт.

Колесникова назвала это особым видом протеста, который до сих пор мало изучен. Но, как показывает практика, те, кто прибегает к членовредительству, не получают того, что требуют, «потому что с террористами переговоров не ведут», заключила она.

Загрузка