Новости

У «Талибана*» начались проблемы с террористами

ООН: «Исламское государство»* проникло почти во все провинции Афганистана

Слушать
Остановить
ООН 18 ноября заявила о присутствии бойцов «Исламского государства»* практически во всех провинциях Афганистана. В целом, сообщения о вооруженных стычках между ИГ и «Талибаном»* появляются достаточно регулярно, чтобы констатировать — обеим организациям на одной территории не ужиться. Вопрос в том, как долго талибы смогут вести бои с игиловцами и хватит ли у них сил.

Значит, война

Новая власть в Афганистане пытается не только отстоять свою легитимность. Сейчас талибы (организация запрещена в России) борются за саму возможность осуществлять политическую деятельность в стране, которая превращается в арену противостояния между несколькими террористическими группировками. Посланник ООН в Афганистане Дебора Лайонс сегодня заявила, что представители ИГ (организация запрещена в России) находятся почти во всех провинциях страны и «становятся все более активными».

Столкновения между ИГ и «Талибаном» происходят не только на периферии, но и в Кабуле. В ночь на 18 ноября силы безопасности талибов обнаружили и обезвредили в столице ячейку боевиков ИГ. Власти ликвидировали одного боевика и задержали еще несколько террористов.

«Талибан» и ИГ выясняют отношения на афганской земле с 2015 года, когда джихадисты обосновались на западе Афганистана. Новая угроза объединила талибов с афганскими властями, что позволило дать отпор экстремистам. Однако после ухода американцев из Афганистана ситуация обострилась. В октябре этого года «игиловцы» убили более двух сотен человек в результате целого ряда террористических атак.

По словам эксперта Центра изучения современного Афганистана Андрея Серенко, сразу несколько террористических группировок сейчас действует в Афганистане под эгидой ИГ, поскольку эта организация является «узнаваемым брендом».

В реальности различные джихадистские группы выступают в качестве оппозиции «Талибану» и отличаются от классического «Исламского государства» во многих аспектах, считает эксперт.

«По моим подсчетам, в Афганистане действуют не менее пяти видов ИГ, которые никак между собой не связаны. Рост их популярности, прежде всего, отражает провал политики «Талибана» и растущую оппозицию к их проекту», — заявил Серенко в беседе с «Газетой.Ru».

Однако полномасштабные боевые действия в традиционном виде вряд ли возможны на территории Афганистана, поскольку ни у «Талибана», ни у других террористических группировок нет такой устоявшейся структуры, как вооруженные силы, рассказали «Газете.Ru» в Совете Федерации.

Террористические группировки не ведут войну, которая была характерна для прошлого, отметил зампред Комитета по международным делам в Совете Федерации Андрей Климов. По словам политика, стороны не ведут танковых сражений, а на самой территории нет характерной для полномасштабной войны линии фронта.

«Противоборствующие стороны в чем-то похожи. Хотя талибы — более понятная, организованная общность, и они являются фактическими руководителями Афганистана», — отметил сенатор.

Отвечая на вопрос о возможности полномасштабных боевых действий в Афганистане, председатель думского комитета по международным делам Леонид Слуцкий заявил «Газете.Ru», что Россия прежде всего заинтересована в скорейшей стабилизации ситуации на афганской территории.

«Мы заинтересованы в формировании легитимно избранных органов власти и купированию возможных угроз на региональном уровне, которые могут исходить из этой страны», — отметил Слуцкий.

Единственная причина, почему талибы все еще остаются у власти, — это отсутствие альтернативы, считает Андрей Серенко. Однако эксперт допускает ее возникновение в следующем году.

«Никто не знает, чем закончится внутреннее противостояние в Афганистане. Бороться с ИГ нужно, но также важно понимать, что все эти группы одинаковые с точки зрения угроз для региона, — отметил Серенко. — В силу разочарования «Талибаном», многие боевики начинают дрейфовать».

Эксперт уверен, что на данный момент невозможно сказать, какие именно фракции ИГ являются угрозой для Центральной Азии, а какие являются частью внутриафганской политической жизни.

(Не) Идем на Восток

В июне ООН опубликовала отчет, в котором сообщалось, что около 10 тыс. боевиков из Центральной Азии, Северо-Кавказского региона России, Пакистана и Синьцзян-Уйгурского Автономного региона хлынули в Афганистан на фоне сообщений об уходе американцев из страны. В докладе упоминалось, что некоторые из них могли быть связаны с ИГ.

Через несколько месяцев президент России Владимир Путин отметил, что около 2 тыс. террористов из ИГ дислоцируются на севере Афганистана. В то же время лидеры бандформирований вынашивают планы по распространению влияния на центральноазиатские государства и российские регионы, допускал президент.

Несмотря на весь спектр региональных угроз, Москва неоднократно заявляла, что прямое вмешательство в дела Афганистана не рассматривается. По словам сенатора Климова, такая установка сохраняется до сих пор. Есть масса других инструментов, которые позволяют решать вопросы безопасности, отметил сенатор.

«В целом ряде стран Юго-Восточной Азии тоже есть факты массового проникновения террористических структур, в том числе и осколков ИГ. Но это не означает, что мы должны туда посылать флот и стратегическую авиацию. Отечественный трагический опыт показывает, что не все можно решить военными операциями. Это подтвердили события, которые в течение 20 лет происходили на афганской земле, когда там были войска НАТО. Военный путь при прямом участии не представляется мне лично некоей такой неизбежной реальностью», — заключил сенатор.

Депутат Слуцкий считает, что ставить вопрос о какой-либо помощи афганским властям преждевременно.

«В Афганистане, как известно, действует переходное правительство, сформированное исключительно из представителей движения «Талибан», которое в России все еще находится в списке запрещенных и террористических организаций. Такая же картина и по линии ООН. У нас были, как вы знаете, определенные контакты в рамках обсуждения вопросов межафганского урегулирования, но о помощи такого рода Россию никто не просил, давайте начнем с этого», — отметил политик.

Загрузка