Новости

«Обоснуйте по законам России или шариата»: что делят Кадыров и ингуши

Кадыров призвал ингушских «провокаторов» к ответу и пригрозил забрать их земли

Слушать
Остановить
Глава Чечни Рамзан Кадыров пригрозил Ингушетии забрать «оставшиеся села», а также дал своим противникам, которых он называл провокаторами, три дня, чтобы они определили степень его вины. Территориальные споры между республиками длятся уже тридцать лет. Почему чеченский лидер снова вступил в них — разбиралась «Газета.Ru».

Рамзан Кадыров выступил с обращением к ингушскому народу. Точнее, к той его части, которую он считает провокаторами. Кадыров дал ингушам трое суток на предъявление ему обвинений. Если этого не произойдет, он «сполна спросит с тех, кто пытается его очернить». Ранее в тот же день Кадыров пригрозил Ингушетии забрать оставшиеся земли из-за угроз от людей, которые называют его своим врагом.

«Если я ваш враг, определите степень вины и наказание. Скажите, что вы хотите сделать: избить, изгнать, убить. Обоснуйте по законам Российского государства или шариата» — заявил Рамзан Кадыров.

Политик также отметил, что для него не существует законов, которые могли бы помешать ему отстоять честь и достоинство.

Особое недовольство Кадырова вызвал тот факт, что бывший начальник управления по делам религии при главе Ингушетии Яхья Хадзхиев публично извинился за объятие с чеченским лидером на свадьбе, где они были гостями. Тейп Хадзиевых выразил недовольство поведением чиновника, который якобы тепло приветствовал чеченскую делегацию на фоне нового витка споров из-за территорий.

Эти споры снова вспыхнули в октябре 2021 года, когда в интернете появились кадры ремонтных работ в приграничном с Чечней сельском поселении Даттых Сунженского района Ингушетии. По некоторым сведениям, на видео попала техника организации ГУ «Чеченавтодор», а действия работников, по мнению местных властей, могли изменить русло реки Фортанга. Председатель чеченского парламента Магомед Даудов косвенно признал присутствие чеченской техники на ингушской земле, но отверг заявления о попытках изменить русло. А уже в следующем месяце выступил и сам Рамзан Кадыров, назвав недовольных «кучкой провокаторов».

Тогда же чеченский лидер обратил внимание, что территориальный спор — дело решенное.

Земля раздора

Основы для территориального спора между Чечней и Ингушетией были заложены в 1930-х годах — на начальном периоде строительства советского государства. В 1920 году была образована Горская АССР, куда вошли и Ингушетия, и Чечня. Однако уже через два года Чечня была выделена из состава республики в качестве автономии. Еще через два года Горскую АССР упразднили, и была основана Ингушская Автономная Область.

В 1929 году ряд ингушских земель вошли в состав Чечни, в том числе южная часть Сунженской казачьей области, где в свое время проживало малочисленное ингушское население. Вокруг этой земли и разворачивается почти вековой спор.

Начиная с 1936 года ингуши и чеченцы жили в составе Чечено-Ингушской АССР, однако с распадом СССР в Малгобекском, Назрановском и Сунженском районах прошел референдум «О создании Ингушской Республики в составе РСФСР», который включал в себя требования о возврате «незаконно отторгнутых ингушских земель».

4 июня 1992 года Верховный Совет РФ принял Закон «Об образовании Ингушской Республики в составе Российской Федерации». Годом позже бывшие президент Ингушетии Руслан Аушев и лидер Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ, организация запрещена в России) Джохар Дудаев подписали договор, по которому большая часть Сунженского района отошла Ингушетии. Чечня сохраняла контроль над селом Серноводское и станицей Ассиновская, которые граничат с Ингушетией.

С приходом к власти Аслана Масхадова власти ЧРИ вновь подняли вопрос о принадлежности Сунженского района. Однако в 2003 году на тот момент президент Чечни Ахмат Кадыров и второй президент Ингушетии Мурат Зязиков еще раз закрепили соглашение, подписанное Дудаевым и Аушевым.

Несмотря на этот договор, начиная с 2012 года глава Чечни Рамзан Кадыров последовательно заявляет, что Чечня имеет законные права на Сунженский и частично Малгобекский районы Ингушетии.

В 2013 году около 300 чеченских силовиков вошли в ингушское селение Аршты Сунженского района, мотивировав свое появление спецоперацией. Однако местные власти обвинили правоохранителей в попытке организовать митинг, чтобы поднять вопрос о принадлежности территорий. В том же году в чеченских СМИ был опубликован закон, согласно которому некоторые населенные пункты Сунженского района должны были перейти под юрисдикцию Чеченской Республики.

В 2018 году Кадыров и бывший президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров подписали соглашение о закреплении административной границы между регионами, которая не была четко установлена со времен упразднения Чечено-Ингушской АССР в 1991 году. Сообщалось, что республики провели равноценный обмен нежилыми территориями Надтеречного района Чечни и Малгобекского района Ингушетии. По итогам соглашения Чечне также отошла часть территории Сунженского района, что спровоцировало всплеск недовольства местных жителей.

Согласно некоторым оценкам, Чечне отошло около 26 тыс. гектаров территории Ингушетии, тогда как ингуши получили всего 1 тыс. гектаров.

Ингушские активисты неоднократно обращали внимание, что

возобновившийся интерес чеченских властей к Сунженскому и Малгобекскому районам может быть связан с месторождениями нефти и газа, которые располагаются на этих территориях.

Ультиматум Кадырова

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Ахмет Ярлыкапов отмечает, что территориальный вопрос в Чеченской Республике давно воспринимается болезненно. Еще бывший председатель парламента Чечни Дукуваха Абдурахманов сожалел, что Чечня не имеет выхода к морю.

«Время от времени территориальный вопрос обостряется. На этот раз чеченского лидера спровоцировали извинения Хадзиева, который обнял его на свадьбе. Ингушские чиновники тоже не хотят выглядеть предателями в глазах своего народа», — объясняет Ярлыкапов.

Примечательно, что в своем обращении к ингушским «провокаторам» Кадыров также упомянул недавние события в Казахстане, допустив, что такая ситуация может возникнуть и в Ингушетии, если протесты выйдут из-под контроля.

«Упоминание Казахстана — это такая попытка показать, что наша позиция правильная, а там — враги, — рассуждает Ярлыкапов. — То есть нужно легитимировать территориальный вопрос не только с точки зрения закона, но и в общественном поле. Ингуши до сих пор недовольны исходом этого спора. Поэтому на ингушскую общественность пытаются надавить. То есть, если будете продолжать, получите как в Казахстане».

Загрузка