Новости

На выборах в Северной Ирландии победили националисты. Это грозит Британии распадом

Партия националистов «Шинн Фейн» впервые победила на выборах в Северной Ирландии

Слушать
Остановить
Сторонники единой Ирландии празднуют исторический успех: националистическая партия «Шинн Фейн», которая действует по обе стороны границы, впервые одержала победу на местных выборах на севере острова. Это бросает вызов территориальной целостности Соединенного Королевства. Впрочем, местная система сдержек и противовесов осложняет проведение в Северной Ирландии референдума об отделении от Великобритании.

Подробили сторонников объединения

Выступающая за единую Ирландию и опирающаяся на католиков партия «Шинн Фейн» (в переводе — «Мы сами») впервые в истории победила на выборах в Североирландскую ассамблею. Представители этой националистической партии гарантированно получают 27 из 90 мест в парламенте.

Это на два больше, чем у «Демократической юнионистской партии» (DUP), которая выступает за сохранение Ольстера (провинция на севере острова Ирландия) в составе Великобритании и опирается на протестантов. При этом сторонники союза с Лондоном будут представлены в ассамблее еще и через «Ольстерскую юнионистскую партию», которая получит 9 парламентских кресел, и «Традиционный юнионистский голос» (1 кресло).

Одной из причин победы националистов стало как раз дробление электората юнионистов между несколькими партиями, в то время как «Шинн Фейн» — монолитная сила,

рассказал «Газете.Ru» старший научный сотрудник Центра британских исследований Института Европы РАН Олег Охошин.

При этом уровень рождаемости среди католиков уже сравнялся с показателем среди протестантов, а с годами будет даже превосходить их, а, значит, электоральная база «Шинн Фейн» будет в дальнейшем только расти, подчеркнул эксперт.

Стремящаяся выйти за рамки традиционного противостояния и предлагающая искать «третий путь» либеральная партия «Альянс» заняла уверенное третье место на выборах (13,5%, 17 кресел).

Историческая победа «Шинн Фейн» ведет к тому, что ее лидер Мишель О'Нил впервые займет пост первого министра. Однако, согласно Белфастскому соглашению (оно же Соглашение Страстной пятницы) 1998 года, которое положило конец вооруженному противостоянию протестантов и католиков, формирование правительства происходит по пропорциональному методу, с учетом интересов всех общин. И потому заместитель первого министра, который должен представлять оппозиционную партию, наравне руководит правительством (двоевластие).

При этом кабинет министров не сможет приступить к работе, если любая из двух партий, имеющих в Ассамблее наибольшее число мест, откажется войти в правительство. В DUP уже пообещали не делать этого, по крайней мере, если на повестке дня не окажется пересмотр североирландского протокола, который появился после Brexit.

Лоялисты рассматривают как предательство со стороны Лондона то, что таможенные правила, по сути, оставили Северную Ирландию в Евросоюзе, — граница для товаров пролегла по Ирландскому морю. Более того, на острове Ирландия нет границы и для передвижения граждан. Юнионисты считают, что условия протокола способствуют росту сепаратистских настроений в регионе.

Если исполнительная власть так и не будет сформирована, то в Северной Ирландии должны объявить новые выборы, которые проведут в течение 12 недель.

Вернуться в родную гавань

По словам Олега Охошина, причины победы «Шинн Фейн» нужно искать в провалах юнионистов.

«Демократическая юнионистская партия» за последнее время несколько раз себя дискредитировала. В 2017 году был крупный коррупционный скандал с участием их лидера Арлин Фостер. Тогда правительство Северной Ирландии проводило масштабную программу по внедрению альтернативных источников энергии и выплачивало местным предпринимателям компенсацию за их использование. Но потом вскрылись крупные коррупционные схемы, когда из местного бюджета уходили деньги (на программу было выделено 500 млн. фунтов). В ходе разбирательств выяснили, что Фостер была к этому причастна. Это привело к глубокому правительственному кризису с 2017 по 2020 год, часть парламента не хотела участвовать в заседаниях.

Ну и постоянные скандалы на фоне североирландского протокола. Только в феврале 2022 году возник новый, — тогда министр сельского хозяйства Северной Ирландии Эдвин Путс отказался от проверок товаров из других портов Британии, чего требует Брюссель. После этого из правительства вышел первый министр Северной Ирландии Пол Гиван, усилились разногласия между лидером юнионистов Джеффри Дональдсоном и премьером Великобритании Борисом Джонсоном. Первый предполагал, что Джонсон займет более жесткую позицию с Брюсселем и потребует пересмотреть североирландский протокол, но этого не произошло», — говорит эксперт.

Ключевой пункт программы «Шинн Фейн» — объединиться с основной частью острова, независимой Республикой Ирландия. Более того, эта партия действует по обе стороны границы, и в ирландском парламенте сейчас она — главная оппозиционная сила.

Тем самым там партия тоже поменяла привычный политический ландшафт, когда у власти были умеренные ирландские движения «Фианна Фойл» и «Фине Гэл».

Представителей «Шинн Фейн» обвиняют в длительной кооперации с действовавшей террористическими методами Ирландской республиканской армией (ИРА). Открытый конфликт в Северной Ирландии между сторонниками единой Британии и сепаратистами длился почти всю вторую половину XX века, в результате его погибли более 3 тыс. человек, еще 50 тыс. пострадали. ИРА официально прекратила вооруженную борьбу после заключения Белфастского соглашения, по которому ее боевики получили амнистию.

Победа сторонников единой Ирландии на местных выборах на севере острова делает актуальным вопрос о распаде Великобритании конституционным путем. И пока заместитель премьер-министра Великобритании Доминик Рааб отрицает вероятность такого сценария, Мишель О'Нил прямо говорит, что теперь настало время обсуждения единого острова: «Давайте устроим здоровую дискуссию о том, как будет выглядеть наше будущее».

Политик считает, что референдум об объединении вполне может пройти в ближайшее десятилетие.

Согласно тому же соглашению 1998 года, госсекретарь Северной Ирландии (ответственный за проблему министр Лондона) вправе созвать референдум, если окажется, что большинство граждан двух республик хотят объединения Ирландии. Пока, по опросам, этого хочет меньше половины в Ольстере, но большинство — в Республике Ирландия.

По словам Олега Охошина, победа националистов в Северной Ирландии может очень сильно повлиять на дезинтеграционный процесс в Великобритании.

«Первого министра Северной Ирландии из числа «Шинн Фейн» в истории еще не было. Популярность «Шинн Фейн» растет и в Республике Ирландия, и в Северной Ирландии, у них возникает все больше поддержки среди населения острова, чтобы требовать проведения голосования об объединении.

Но технически для этого нужно согласие Лондона. А центральной власти не выгодна дезинтеграция государства, и она может просто тормозить этот процесс.

Это же относится к Шотландии, Северной Ирландии, Уэльсу. Так что главный эффект этой победы заключается в том, что «Шинн Фейн» действительно будет активно требовать провести голосование об объединении острова», — уверен Охошин.

При этом, по словам эксперта, в ближайшее время провести референдум будет трудно по целому ряду причин. Среди них — уже упомянутая сложность утверждения процедуры через британские органы власти при отказе «Шинн Фейн» действовать неконституционными методами.

«Они не будут идти на нарушение Белфастского соглашения и идти на противостояние с центральной властью. Плюс «Шинн Фейн» все равно будут оказывать значительное противодействие на автономном уровне, это заложено политической системой региона. Лидер юнионистов не планирует организовать коалиционное правительство, хотя технически это возможно», — сказал эксперт.

Но подкрепленное успехом на выборах стремление Северной Ирландии отделиться от Соединенного Королевства может вновь обострить и проблему Шотландии, где сепаратисты требуют права на второй референдум о независимости.

Первый министр этого региона Никола Стерджен вдохновилась результатами выборов и заявила, что победа «Шинн Фейн» ставит под большой вопрос будущее Великобритании «как политической единицы».

«Вопросы Лондону задают в Шотландии, задают в Северной Ирландии, в Уэльсе. Я думаю, что в ближайшие годы мы увидим некоторые фундаментальные изменения в управлении Великобританией, и, на мой взгляд, одним из этих изменений станет независимость Шотландии», — пригрозила Стерджен.

Загрузка