Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Первый саммит Путина с начала спецоперации: о чем договорились лидеры Каспия

Путин призвал укреплять сотрудничество «каспийской пятерки» в экономике и сфере безопасности

Прошедший в туркменском Ашхабаде Каспийский саммит был особенным во многих отношениях — это и первая зарубежная поездка президента России Владимира Путина с момента начала военной спецоперации на Украине, и первое международное мероприятие, которое новый президент Туркмении Сердар Бердымухамедов принимал на своей территории. Как прошла первая за четыре года встреча «Каспийской пятерки» и о чем договорились ее лидеры, — в материале «Газеты.Ru».

«Каспийская пятерка», которая объединяет Россию, Иран, Туркмению, Азербайджан и Казахстан, собирается не часто — за последние 20 лет это лишь шестая их встреча. Тем не менее каждое такое мероприятие дает старт новому этапу регионального сотрудничества.

И если прошлый саммит в казахском Актау завершился принятием Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, краеугольным камнем нынешней встречи стали вопросы безопасности в регионе.

Принципы сотрудничества в сфере безопасности, закрепленные в итоговом коммюнике, подтвердили мирный статус Каспийского моря.

Во-первых, главы прикаспийских государств подтвердили, что их территория не будет предоставляться третьим государствам для военных действий против кого-либо из членов «пятерки», был наложен запрет на присутствие в Каспийском море вооруженных сил любых неприбрежных государств.

Во-вторых, была достигнута договоренность о «военном строительстве в пределах разумной достаточности». Это значит, что военная активность любого государства из членов пятерки должна учитывать интересы соседей и не угрожать их национальной безопасности.

Также было подтверждено стремление к согласованию всех мер в сфере военной деятельности для сохранения духа предсказуемости и доверия между участниками саммита.

Что говорили участники саммита

Тема безопасности была основной в выступлении Сердара Бердымухамедова — он, в частности, заявил о необходимости «нейтрализации потенциальных угроз, которые могли бы помешать или затормозить наше продвижение вперед». Под таковыми президент Туркмении подразумевает «терроризм, незаконный оборот наркотиков, организованную преступность, любую другую противоправную деятельность».

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев обратился к итогам прошлого саммита, прошедшего в 2018 году, и призвал к скорейшему вступлению в силу конвенции о правовом статусе Каспия. Сейчас этому мешает позиция Ирана — единственной страны, не ратифицировавшей документ в парламенте.

Другая тема его выступления — создание продовольственного хаба, который позволит нарастить взаимный товарооборот между прикаспийскими государствами.

Для Владимира Путина вопросы экономики также были приоритетными.

Он указывал на широкие возможности стран Каспия в инвестиционном сотрудничестве, углублении промышленной и высокотехнологичной кооперации, а также взаимодействии в сфере энергетики. Последний вопрос напрямую касается разработки расположенных в акватории Каспия месторождений нефти и газа.

Кроме того, президент России отметил важность развития транспортно-логистической инфраструктуры региона — масштабного транспортного коридора «Север-Юг» протяженностью более 7000 км, который должен будет соединить Санкт-Петербург с городами Ирана и Индии.

Еще одна важная тема саммита — экология. Президент Азербайджана Ильхам Алиев призвал к созданию экспертных групп, которые будут бороться с обмелением Каспия. Владимир Путин заявил о необходимости поиска баланса между экономическим развитием и сохранением экологии региона, Касым-Жомарт Токаев обратил внимание на проблему сохранения единственных млекопитающих Каспийского моря — занесенных в Красную книгу каспийских тюленей.

Будущее региональных объединений

По мнению главного редактора журнала «Россия в глобальной политике» Федора Лукьянова, в нынешней геополитической ситуации значимость региональных объединений, таких как «Каспийская пятерка», будет только расти.

«Причина тому — явственное снижение дееспособности международных глобальных институтов. Единые правила, лежавшие в основе всемирных организаций разного рода, которые претендовали на общемировой охват, больше не работают.

Это приводит к тому, что все страны и регионы, объединения стран по региональному принципу стараются найти другие способы решения проблем, в том числе в области безопасности, но не только.

И тем, кто пребывает в одном регионе, у кого схожий набор вызовов, гораздо более естественно на них реагировать. Это происходит в самых разных организациях», — сказал эксперт «Газете.Ru».

Доцент кафедры европейского права МГИМО Николай Топорнин отметил, что будущее любых региональных организаций напрямую зависит от членства в них «системообразующих мощных государств, которые имеют и мощный экономический потенциал, обладают людским потенциалом, технологическим потенциалом, какими-то запасами природных ресурсов».

«Если есть такое системообразующее государство, способное свою волю распространить на других участников, то потенциал и эффективность организации, в которой оно состоит, растет», — пояснил Топорнин «Газете.Ru».

В этом контексте «Каспийская пятерка» может быть менее эффективной, потому что в организации есть два центра силы — Россия и Иран. Как отметил эксперт, затянувшаяся ратификация Тегераном конвенции о правовом статусе Каспия подтверждает эту гипотезу.

«По сути, есть большой западный мир, который формируется вокруг США и Евросоюза в первую очередь. Туда уже примыкают Канада, Австралия, Япония, Южная Корея и другие наиболее развитые страны мира с системой рыночной экономики. Все остальные вроде и пытаются все вместе какие-то общие проблемы решить, но по результативности до организаций с участием США или Евросоюза им далеко», — сказал Топорнин.

Федор Лукьянов, впрочем, смотрит на вещи более оптимистично. В качестве примера он привел другую региональную организацию — НАТО, «евроатлантический, но прежде всего европейский альянс».

«Присутствие США придает НАТО дополнительную сложность, потому что большинство стран-участниц все-таки прежде всего озабочены европейскими проблемами, европейской безопасностью, а у США в связи с Китаем и их прочими интересами фокус внимания более глобален. В этом внутренняя проблема НАТО. Другие организации, где этого нет, где все участники так или иначе сфокусированы на решении проблем одного конкретного региона, как раз могут быть более эффективными, на мой взгляд», — резюмировал эксперт.

Загрузка