Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Газета.Ru в Telegram

Критика Сталина и восстание против ленинизма: как меньшевики не смогли взять власть в России

Почему Юлий Мартов требовал снять Сталина с должности в 1918 году

24 ноября 1873 года родился Юлий Мартов — будущий лидер фракции меньшевиков Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП). На раннем этапе политической деятельности его товарищем был Владимир Ленин, но позже их пути разошлись. Мартов первым ввел в обиход понятие «ленинизм»: он выступал против подавления инакомыслия и других насильственных методов. После революции 1917 года он требовал снятия Иосифа Сталина с руководящих постов из-за его участия в грабежах, которые тогда назывались экспроприациями. Как меньшевик Мартов боролся с большевиками – в материале «Газеты.Ru».

Правоверный марксист

Мартов был последовательным марксистом. Он понимал, что ход истории является закономерным процессом, поэтому его ускорение может привести к трагическим последствиям. «Манифест Коммунистической партии» гласит, что в капиталистическом обществе буржуазия создает своего могильщика в лице пролетариата. Это означает, что социалистическая революция возможна только в промышленно развитых странах с высокой численностью фабричных рабочих. Мартов выступал против проведения социалистических экспериментов в аграрной и малоразвитой России в начале XX века.

Ленин, напротив, руководствовался лозунгом: «Дайте нам организацию революционеров – и мы перевернем Россию!». Он хотел создать партию «нового типа» для захвата власти в стране и резкого перехода из феодализма в социализм, минуя капитализм.

Стратегия меньшевиков была другой. Они не стремились захватить власть в России для насаждения социалистических порядков. Последователи Мартова выступали за свержение самодержавия и построение демократической республики, в рамках которой могли вызреть предпосылки для будущего социалистического общества.

Первые впечатления: еврейские погромы

Мартов родился 12 (24) ноября 1873 года в состоятельной еврейской семье. Его настоящая фамилия – Цедербаум. В 1877 году его семья эвакуировалась в Одессу из-за начала русско-турецкой войны. Весной 1881 года после убийства Александра II на юге России прошла череда еврейских погромов. Беда прошла мимо семьи Цедербаумов, но разорила дома их соседей и знакомых, что оставило глубокий след в душе мальчика. Об этом он подробно расскажет спустя четыре десятилетия в своих мемуарах: «Кухарка и нянька стали молить мою мать, чтобы она разрешила им выставить во всех окнах иконы и нарисовать на стенах кресты: дескать, христианская квартира… Моя мать принципиально не хотела прибегать к маскараду, видя в нем нечто унизительное».

Затем семья переехала в Петербург. Окончив столичную гимназию, Юлий поступил в Петербургский университет в 1891 году. Мартов стал участником революционных кружков, где доминировали народнические настроения. В то время значительную часть земледельческих регионов России охватил голод из-за неурожая. В связи с этим радикально настроенное студенчество рассчитывало на стихийные крестьянские бунты, которые приведут к походу деревни на город. В этих условиях планировалось заручиться поддержкой солдат и рабочих для захвата власти в столице.

«Северный Иерусалим»

Пропаганда подобных идей среди молодежи закончилась для Мартова и его соратников арестом, исключением из университета, длительным расследованием, пятимесячным тюремным заключением и ссылкой.

Местом ссылки Мартова стал город Вильно (в настоящее время литовский Вильнюс), По переписи 1897 года в городе проживали 154 тыс. человек. Там были литовцы, русские, украинцы, поляки, но 40% населения составляли евреи. Поэтому литовскую столицу называли «Северный Иерусалим».

В Вильно Мартов нашел единомышленников и стал одним из лидеров местных социалистов. Помимо организации политических кружков, он участвовал в написании прокламаций, которые печатались в подпольной типографии и распространялись среди ремесленников и рабочих. В ходе этой деятельности он познакомился с руководителями еврейских социал-демократических организаций Ароном Кремером и Исайей Айзенштадтом. Они сошлись на идее объединения разрозненных политических кружков в единую организацию. Вскоре появилась партия под названием «Бунд», что означает «Союз» на идише.

Знакомство с Лениным

В октябре 1895 года Мартов вернулся в Петербург после двухлетней ссылки. Он планировал наладить издательское дело и печатать агитационные материалы для бастующих рабочих. Произошла его встреча с Александром Потресовым, университетским приятелем, который тогда занимался изданием книги «Монистический взгляд на историю» ведущего российского теоретика марксизма Георгия Плеханова. После знакомства с этим произведением Мартов окончательно отказался от народнических предрассудков, укрепился в своих убеждениях и стал приверженцем учения Маркса.

Плеханов находился в эмиграции с 1880 года, жил в Швейцарии. Оказалось, что Потресов во время заграничного путешествия познакомился с «отцом русского марксизма». Плеханов тяготился своей оторванностью от родины и хотел наладить практическую работу в России, чтобы его теоретические разработки могли реализоваться, претвориться в жизнь. В переговорах с Плехановым в Женеве также участвовал молодой юрист родом из Симбирска – Владимир Ульянов (Ленин). За границей он налаживал контакты с представителями международного рабочего движения.

В ноябре 1895 года Мартов и Ленин стали соратниками и создали в Петербурге «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Эта организация объединяла наиболее прогрессивные силы и занималась распространением нелегальной литературы, политическим просвещением рабочих и борьбой с идеологическими противниками. В декабре Ленина арестовали. Спустя месяц под стражей оказался Мартов.

По приговору суда Мартову назначили трехлетнюю ссылку в сибирском селе Туруханск. Ленина ожидала та же участь, но ссылку назначили в Шушенском. Перед отбытием зимой 1897 года друзья сфотографировались на память с другими участниками петербургского «Союза борьбы за освобождение…». Этот снимок стал хрестоматийным.

После окончания ссылки Мартов и Ленин эмигрировали в Европу. В 1900 году в Мюнхене они стали выпускать газету «Искра» для последующего распространения в России через агентурную сеть подпольщиков.

Раскол

Издание «Искры» было успешным предприятием. Ее тираж составлял 8-10 тысяч экземпляров, что позволяло привлекать сторонников и формировать из них политическую силу. Поэтому авторы революционной газеты занимались организацией II съезда РСДРП и готовили программные документы для этого события.

Вспоминая о тех временах много лет спустя, Потресов писал: «Плеханова – почитали, Мартова – любили, но только за Лениным беспрекословно шли, как за единственным бесспорным вождем».

Ситуация резко изменилась после публикации в 1902 году книги Ленина «Что делать?». В ней предлагалось создать «партию нового типа»: жестко централизованную и строго законспирированную подпольную организацию, состоящую из профессиональных революционеров, связанных железной дисциплиной. Подобные идеи встретили критику Мартова. Он утверждал, что в книге Ленина провозглашается организационный централизм, который устанавливает культ профессиональных революционеров и отвергает принцип демократического контроля над руководством партии. В «Истории российской социал-демократии» Мартов отмечал, что массовое политическое движение невозможно втиснуть «в прокрустово ложе конспиративно-бюрократической системы».

Кроме того, проявилась склонность Ленина к политической интриге. Накануне проведения съезда партии он обратился к Мартову с предложением объединить силы против Плеханова и исключить из редколлегии «Искры» неугодных ему людей. Подобное предложение возникло из-за идеологических разногласий между Лениным и остальными «искровцами», среди которых особенным уважением пользовался Плеханов. «Ленин и Плеханов дошли в своей полемике до последней черты и стояли на грани полного разрыва личных отношений. Столкнулись не только личные амбиции, но и разные взгляды на прошлое и настоящее России», – пишет историк Станислав Тютюкин в книге «Меньшевизм. Страницы истории».

В полной мере противоречия раскрылись на II съезде РСДРП, состоявшемся летом 1903 года сначала в Брюсселе, затем в Лондоне. Возникла дискуссия о членстве в партии. Ленин требовал от членов РСДРП личного участия в работе одной из партийных организаций, а Мартов – регулярного личного содействия партии под руководством одной из ее организаций. Может показаться, что две формулировки схожи. Однако их следует воспринимать в контексте дискуссии о партийном строительстве по поводу книги «Что делать?». Большинство делегатов съезда в вопросе членства поддержали позицию Мартова. Но после этого произошло событие, из-за которого понятие «большевики» закрепилось именно за сторонниками Ленина.

На съезде присутствовали члены «Бунда», они добивались особого положения в партии. «Бунд» претендовал на роль единственного представителя еврейских рабочих России. Данное требование не было удовлетворено, большинство делегатов выступили против. Тогда бундовцы покинули съезд, и Мартов остался без их голосов.

В результате остальные пункты устава РСДРП были приняты в ленинских формулировках. Ленин исключил из редколлегии «Искры» всех, кого захотел, расширил полномочия ЦК по сравнению с правами местных комитетов РСДРП и включил принцип кооптации членов в руководящие органы партии, что заменяло процедуру их избрания.

Таким образом, произошел раскол на две фракции. Мартов стал лидером меньшевиков и заявил о необходимости поднять «знамя восстания против ленинизма».

Критик Ленина, противник Сталина

Мартов вернулся в Россию в октябре 1905 года во время общероссийской политической стачки. В связи с изданием царского манифеста о созыве Государственной думы он выступил за активизацию легальных методов борьбы. Радикализм мог отпугнуть непролетарские силы от социал-демократов, поэтому Мартов агитировал за формирование в Думе широкой антиправительственной коалиции для оказания противодействия самодержавию. Вскоре полиция обратила внимание на деятельность лидера меньшевиков и предложила ему альтернативу: ссылка в Сибирь или эмиграция. Мартов был вынужден вновь покинуть Россию.

В 1911 году Мартов выступил против насильственных методов большевиков, которые могли дискредитировать всех революционеров. В его статье «Спасители или упразднители?» речь идет про экспроприации, присвоении общепартийных денег и сотрудничестве с криминальными элементами. Наиболее показательным примером таких действий стала экспроприация в грузинском Тифлисе в 1907 году, когда большевики при помощи откровенных уголовников остановили казначейскую карету и завладели крупной суммой. Однако при попытке разменять 500-рублевые купюры в европейских банках участники ограбления были задержаны и высланы на родину.

Мартов всю жизнь боролся за социалистические идеалы, вопрос о власти был для него второстепенным. Он не претендовал на главенство в РСДРП и критиковал поползновения Ленина превратить партию в жестко централизованную организацию с единоличным вождем во главе. Он увидел предпосылки для скорой революции после начала мировой войны в 1914 году:

«государственная машина должна перейти в руки демократии, без этого Россия не добьется мира, не справится с экономической разрухой, не одолеет своих контрреволюционных врагов, покушающихся на землю и волю».

После свержения самодержавия Мартов вернулся в Россию в мае 1917 года, на месяц позже Ленина. Он ожидал созыва Учредительного собрания и формировал социалистическую оппозицию вместе с другими левыми силами против буржуазной политики Временного правительства. Иного курса придерживался Ленин, который на совещании Советов рабочих и солдатских депутатов выступил с Апрельскими тезисами. Слушавший его речь меньшевик Николай Суханов позже вспоминал, что ленинские тезисы стали «живым воплощением раскола, и весь смысл его выступления в данной обстановке сводился к похоронам по первому разряду идеи объединения».

Октябрьский переворот напоминал раскол РСДРП. В августе 1903 года Ленин пытался вытеснить соратников по социалистическому лагерю из партийной организации ради достижения собственных властных стремлений, но Мартов и Плеханов помешали ему это сделать. Однако в октябре 1917 года у лидера большевиков получилось захватить власть в масштабах целой страны из-за недееспособности Временного правительства и дезорганизации в рядах армии.

Несмотря на очевидные риски, Мартов подвергал критике политику большевиков после переворота – разгон Учредительного собрания, Брестский мир, расстрел царской семьи и т.д. В 1918 году Мартов обрушил шквал критики на Иосифа Сталина, наркома по делам национальностей. В статье «Еще раз об артиллерийской подготовке» он утверждал, что Сталин не имеет права занимать правительственные посты, т.к. был исключен из партии еще в 1907 году из-за причастности к экспроприациям в Закавказье. Тогда Сталин пожаловался на автора статьи в Московский революционный трибунал. В результате лидеру меньшевиков объявили «общественное порицание» за резкие высказывания в адрес большевиков.

В сентябре 1920 года Мартов покинул Россию навсегда. В Берлине он основал журнал «Социалистический вестник», который стал центральным печатным органом меньшевиков. 4 апреля 1923 года Мартов умер от туберкулеза гортани, не дожив до 50 лет. «Вряд ли кто-либо нанес большевистской идеологии столько смертельно ранящих ударов, как Мартов, и вряд ли кто-нибудь сделал столько, чтобы предотвратить саму возможность появления этой идеологии в рабочем классе России!» – писал социал-демократ Федор Дан в «Социалистическом вестнике».

Загрузка