Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Город

Сергей Киселев/Коммерсантъ

Москве показана генплановая операция

Общественная палата считает, что принятие Генплана развития Москвы до 2025 года следует отложить для доработки

Варвара Петренко

Общественная палата считает, что принятие Генплана развития Москвы до 2025 года следует отложить для доработки и достижения общественного консенсуса. Московские власти возражают, что степень готовности документа достаточно высока и его надо утверждать. Атмосфера на прошедших в пятницу в Общественной палате слушаниях по Генплану была раскалена до предела. Правда, до драки дело не дошло.

Общественные организации столицы и Общественная палата России (ОП) будут добиваться отсрочки принятия Генплана развития Москвы до 2025 года. Об этом было заявлено на посвященных скандальному документу слушаниях в ОП в пятницу. «Представленный проект – это, фактически, смертный приговор Москве», — сделала заключение комиссия ОП по сохранению и развитию отечественной культуры в связи с принятием Мосгордумой документа во втором чтении. По словам председателя комиссии Василия Бычкова, вместо стратегического документа развития города сейчас столичным парламентом оперативно принимается законопроект, который узаконивает результаты деятельности городских властей на протяжении последних десятилетий и просто не имеет права называться Генпланом.

По мнению эксперта, до окончательного утверждения законопроекта должны появиться отчет о выполнении Генплана за предшествующие годы, прогноз развития Московской агломерации, городские нормативы градостроительного норматирования, а также результаты инвентаризации исторического наследия и природных территорий.

На сегодняшний день, пришли к выводу в ОП, Генплан ориентирован не на горожан, а на инвестора, и основной критерий его формирования заключается в «максимизации съема доходов с 1 га городской территории».

«Такой подход хорош в аграрном бизнесе, но вряд ли применим в урбанистике», — отметил руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаил Блинкин. По мнению эксперта, в материалах Генплана не только нет «работы над ошибками» последних 20 лет «транспортно-несостоятельной планировки и застройки», но и совершенно не учитываются «вполне реальные угрозы транспортного коллапса города». «Если автомобилизация вступила в резкий конфликт с планировкой, то бороться надо не с автомобилизацией, а с отсталыми формами транспортно-несостоятельной планировки города», — процитировал Блинкин высказывание выдающегося урбаниста Шелеховского, сделанное им еще в 1934 году.

В Москве образца 2010 года продолжают бороться с автомобилизацией.

По мнению эксперта, в Генплане-2025 закрепляется нарушение основных базовых пропорций и балансов, принятых в мировой урбанистике. В частности, речь идет о пропорции распределения городской территории между транспортным и нетранспортным назначением (на сегодняшний день она составляет в Москве 8,7:91,3), балансе пропускной способности улично-дорожной сети и общественного транспорта, пропорции распределения рабочих мест по территории города. Очень скромным выглядит и сам прогноз автомобилизации: около 380 машин на 1 тысячу жителей к 2025 году.

Кроме того, Блинкин считает нереальными (в сопоставлении со сложившимися в городе ценами строительства) предусмотренные в документе планы дорожного строительства. «Необходимо отказаться от грандиозных и дорогих планировочных решений (в том числе от тоннелей глубокого заложения) в пользу более рациональных и эффективных вариантов», — заявил эксперт. По его словам, такие решения давно используются в мировой практике транспортного планирования.

«Мы проектируем и сооружаем магистрали в стиле банановых республик, — заявил эксперт.

- Генплан-2025 продолжает тупиковую практику превращения старых московских улиц в «бессветофорные магистрали непрерывного движения». Тогда как в развитых странах принята двухконтурная структура улично-дорожной сети (первый контур – улицы, проходящие в пятне застройки, со светофорами и приоритетом пешеходов и общественного транспорта, второй – городские хайвеи с выходами на периферию), а также ячеистая структура, с высокой степенью связанности дорог». Не просматривается в Генплане и принятой во всем мире жесткой сбалансированности парковок с реальным количеством автомобилей в городе, и возможностей перехватывающих парковок, считает эксперт.

По мнению комиссии ОП по охране здоровья и экологии, в Генплане-2025 отсутствует полноценный эколого-гигиенический раздел. «В проекте нет статистических данных по смертности и заболеваемости, связанными с загрязнением окружающей среды, — отметила член комиссии Анна Евдокимова. – При этом в городе практически невозможно выделить благополучные с точки зрения «качества жизни» территории: повсеместно требуется санация, особый режим использования. Во многих из этих районов не только нельзя строить что-то новое — там уже сейчас практически жить нельзя». В качестве примера эксперт привела исследования внешне вполне благополучного района Дорогомилово: в отобранных на территории двух детских садов образцах почвы, растений, снега, воздуха определялись загрязнители первой группы опасности – тяжелые металлы, канцерогены.

Что уж говорить о жилье, которое должно вырасти к 2025 году на территории нынешних промзон.

«Согласно Генплану, на территориях бывших промзон, между 3-м и 4-м транспортным кольцом, будет построено около 100 млн кв. метров жилья, — напомнила председатель комиссии по социальным вопросам и демографической политике ОП Елена Николаева. — Но можно ли там строить? В Москве уже есть печальный опыт строительства на местах свалок и на полях аэрации. И сейчас надо четко прописать меры по рекультивации содержащих опасные примеси почв, а главное – предусмотреть действенные меры контроля строительства».

По мнению председателя комиссии по охране здоровья и экологии Евгения Ачкасова, в Генплан должен быть добавлен раздел по гигиеническим нормативам проектирования, строительства и эксплуатации зданий, предусматривающий обязательность соблюдения требований по инсоляции и уровню естественного освещения. Отдельный раздел должен учитывать эколого-гигиенические аспекты высотного строительства.

В очередной раз повторили на слушаниях свою позицию и защитники исторического наследия. По словам главного архитектора Центра историко-градостроительных исследований Бориса Пастернака, в составе Генплана представлены лишь единичные территории памятников садово-парковой архитектуры, утвержденные еще в 1960–1990-х годах. А подавляющее большинство ансамблей до сих пор даже не имеет утвержденных границ. В итоге «соблюдаются интересы не истории, а инвесторов». Так, на месте парка городской усадьбы по адресу Страстной бульвар, 11 городскими властями рекомендовано новое строительство плотностью 70%. И постановлением правительства Москвы этот парк уже выведен из состава природного комплекса столицы.

По словам координатора движения «Архнадзор» Рустама Рахматуллина, из 8,5 тысяч объектов культурного наследия в столице 1,5 тысячи пока не имеют экспертного заключения. И эту категорию зданий Генплан «не видит» в принципе.

«Надо использовать отведенную федеральным законом паузу, чтобы провести работу по закреплению за ними статуса памятника регионального значения, и только потом приступать к доработке Генплана», — считает Рахматуллин.

Вспомнили на слушаниях и о пресловутых «зонах реорганизации». «Следствием реализации этого Генплана станет насильственное переселение миллиона жителей города, – заявил депутат Госдумы Николай Левичев. – Но московские власти, похоже, не в состоянии даже оценить масштаб проблемы, не то что поступиться своими корыстными интересами».

Сами власти считают, что Генплан максимально удовлетворяет интересы горожан.

Главный архитектор города Александр Кузьмин напомнил собравшимся о том, что было учтено множество обращений жителей, пожелавших остаться в зоне «стабилизации». Кроме того, по его словам, тысячи москвичей выступают за реорганизацию своих микрорайонов. «Люди хотят поменять свои старые квартиры в пятиэтажках на новое современное жилье, — заявил он. — Генплан созрел для своего утверждения. И без него невозможно реорганизовать промзоны, решать проблемы некомфортного жилья».

По мнению председателя Мосгордумы Владимира Платонова, степень готовности Генплана достаточно высока и его надо утверждать. «Действительно, федеральный законодатель дал еще 2 года на завершение генпланов, но это касается регионов, которые практически не начинали эту работу, — объяснил Платонов. — Но у нас высокая степень готовности, и откладывать принятие документа нет смысла. Москвичи ждут Генплан, который защитит их дома и дворы».

По словам Платонова, власти прислушиваются к мнению общественности и готовы с ней работать, но пока не услышали ничего конструктивного.

«По вашим словам, собрались злодеи и хотят пропихнуть какой-то документ, который является «смертью Москвы», — заявил спикер. — Мы лучше многих знаем проблемы города, но здесь раздаются несбыточные пожелания. Я не знаю, уменьшится ли в обществе напряженность, если люди узнают из СМИ, что Генплан – смерть Москвы. Лучше бы написали, куда москвичам обращаться с предложениями по Генплану». Не согласен Платонов и с тем, что проект разрабатывался кулуарно: по его словам, обсуждение в тех или иных формах открыто идет с 2006 года.

«Давайте доказательства, а не голословные заявления, давайте пойдем в суд, — сорвался на крик Платонов в ответ на выкрики из зала «вранье», «позор». — Я пришлю в Общественную палату регламент Мосгордумы, запрещающий оскорбления – за это лишают слова».

Когда зал немного успокоился, слово взял член ОП Марат Гельман. «Если бы мы не знали, что на 20 апреля уже назначено третье слушание Генплана, мы бы спокойно слушали экспертов и не переходили на личности, — обратился он к столичным депутатам. – Но мы 25 января обратились в Мосгордуму с просьбой не спешить со вторым чтением, так как люди готовы выйти на улицу. Нас попросили этого не делать и обещали отложить рассмотрение. И обманули».

По словам Гельмана, в основе столичного Генплана лежат жадность, трусость и равнодушие.

«Жадность заставляет принимать решения в ущерб интересам города, трусость – прикрывать их, безразличие – не задумываться о последствиях», — заявил Гельман. Зал зааплодировал, а Кузьмин с Платоновым демонстративно вышли из зала.

«У нас со времен опричнины власть обижается на народ, когда он что-то говорит, — прокомментировал член ОП, кинорежиссер Павел Лунгин. – Народ открыл рот – умело, неумело, к тому же объединился с экспертами. Значит, надо к этому прислушиваться. А то вся жизнь Москвы сводится к тому, какой кусок земли отхватить и что пожирнее на нем построить».

По мнению сопредседателя общественного объединения «Жилищная солидарность» Дмитрия Катаева, «слушания сделали максимум, что могли». «Мы в любом случае не проиграли, — заявил он «Газете.Ru». – Если сейчас мэр и дума поддадутся нашему давлению, значит общество еще что-то может. И в дальнейшем, когда будет приниматься не менее важный закон о реализации Генплана, мнение горожан и экспертного сообщества будет учтено. Если нет – станет еще более отчетливо видно, что властям на нас на всех просто наплевать».