«Постоявоши на сихо местьхо»

Корреспонденты «Газеты.Ru» на практике исследовали книгу «В поисках Константинополя» — кандидата на премию «Просветитель» 2012 года

,
Корреспонденты «Газеты.Ru» на практике исследовали книгу «В поисках Константинополя. Путеводитель по византийскому Стамбулу и окрестностям» профессора СПбГУ Сергея Иванова. Данное издание является кандидатом на премию «Просветитель» 2012 года.

Самый известный современный отечественный византинист, Сергей Аркадьевич Иванов, два года назад уже стал лауреатом премии «Просветитель» за свою книгу «Тысяча лет озарений». Та книга представляла собой сборник статей, посвященных открытиям и изобретениям, изменившим жизнь человечества с тысячного по двухтысячный год. Пожалуй, только премия двухлетней давности не позволит автору стать лауреатом премии этого года за книгу «В поисках Константинополя», самую объемную из всех представителей «гуманитарной» части шорт-листа премии «Просветитель» 2012 года.

«Путеводитель по византийскому Стамбулу» является результатом семинаров и рабочих поездок в Стамбул, которые Сергей Иванов проводил для студентов и аспирантов СПбГУ и МГУ.

«Эта книга родилась из моих попыток ответить на их вопросы, — пишет автор, амбициозно отмечая. — Путеводителя, подобного моему, в мире пока не существует».

Впрочем, две подобные книги Иванов с некоторыми оговорками тут же называет: одна из них на английском, другая — на испанском.
<1>
Книгу «В поисках Константинополя» можно назвать научным путеводителем. Как и всякий достойный научный труд, книга пестрит огромным количеством ссылок — для каждой главы их несколько десятков. В этом путеводителе нет указаний, в какой отель лучше всего заселяться и в какие кафе и рестораны стоит зайти. Не всегда четко прописано, как лучше добраться до той или иной достопримечательности. Но если уж вы добрались, имея данную книгу с собой, то у вас будет возможность многое посмотреть и узнать массу интересного, причем совсем не о жизни современного, до глубины души турецкого Стамбула.

Поясним это на примере «Айя-София» — константинопольского собора святой Софии – Премудрости Божией. Это самый известный православный храм Византии (он был таковым почти 1000 лет, и по его примеру были построены Софийские соборы в Новгороде и Киеве). После падения Константинополя Святая София стала мечетью на 500 лет, пока в 1932 году Ататюрк по весьма настойчивому совету американского археолога не сделал ее музеем.

Несколько десятков страниц книги Иванова, которые за час-полтора вполне можно прочитать, находясь прямо в храме, заменят любую экскурсию.

Чтобы обратить внимание на мозаики IX--X веков, нужно просто зайти внутрь. Чтобы узнать, кто и в каком году был изображен на этих мозаиках, достаточно взять с собой распечатанную «Википедию» или даже продвинутый туристический путеводитель. Но вот вряд ли хоть в каком-то совете из этих пособий будет совет обратить внимание на множество граффити, выдолбленных на стенах и парапетах Святой Софии паломниками почти тысячу лет назад. Иванов отмечает, что для паломников начала второго тысячелетия сделанные в храме надписи были формой обращения к божеству, своего рода постоянной молитвой, а не формой самоутверждения, как современное: «Здесь был Вася». С помощью книги можно найти, например, такую надпись, сделанную пятью русскими паломниками XII века (а это домонгольский период!): «[Господи, п]омъзи р[а]бомъ своимо Иванови, Гюргеви, Костянтинови, Олисееви и Олекосе, постоявоши на сихо местьхо. Амино». «Господи, помози рабу Божию Евстафию Москвитину», — гласит надпись, сделанная в XVI веке неким Ефстафием Москвитиным. «Господи, помоги», — эта надпись сделана уже на греческом языке. Правда, чтобы ее найти, нужно воспользоваться описанием: «Если войти через правые двери, то справа от них, на северной грани первого пилястра, чуть ниже карниза, проходящего на уровне глаз…». На третий час пребывания в храме разобраться, где северная грань, а где первый пилястр, не так просто.

Одним из редких недостатков данной книги как раз можно назвать подобное указание на расположение объектов – «на том же столбе, но южнее, то есть дальше от входа», или же «в развалинах приморской стены имеется каминообразное углубление, в нем — расколотая плита с надписью».

Подавляющее большинство интересных объектов найти совсем просто, но обнаружить некоторые из них – очень сложно, и в процессе поиска первоначальный азарт легко сходит на нет. Зато в книге есть масса полезных советов, которые мало кто сможет дать из обычных экскурсоводов. Например, зайти во Второй двор старого султанского дворца Топкапы и «смело шагнуть в проем, на котором висит табличка No visitors», где можно посмотреть на коринфскую капитель, которая служила постаментом для гигантской (более пяти метров) статуи императора Льва. Данная статуя была найдена близ итальянского города Барлетта (рядом с Бари, в провинции Апулия): по всей видимости, это потерпел кораблекрушение корабль венецианских купцов, везший добычу из разграбленного Константинополя. Или же автор советует зайти в частную металлоремонтную мастерскую, находящуюся по адресу Orgeneral Abdurrahman Nafiz Gürman Cad., 116, где находится частная механическая мастерская.

Помещение, где она расположена, представляет собой самую старую церковь Константинополя — вырубленный в IV веке (!) в скале мартирий (так в раннехристианском искусстве II--IV вв. называлось здание-памятник в честь первых христианских мучеников) Карпа и Папила.

Византийской церкви Спасителя и Богородицы Хора, построенной, правда, в XIV веке, повезло больше: будучи пятьсот лет мечетью, сейчас это музей, подобно Святой Софии, под названием «Кахрие Джами». В нем сохранилось более ста византийских фресок и мозаик, об истории и содержании каждой из которых можно узнать из книги Иванова. Также в этом соборе находится несколько захоронений, и вместе с автором можно провести «расследование» — и если не точно узнать, кто покоится в данной могиле, то хотя бы сузить «круг подозреваемых».

С помощью книги Иванова можно понять, как располагался ипподром (гладиаторские бои в те времена уже были запрещены, их сменили лошадиные бега) и посмотреть на остатки его южной части (где лошади должны были совершать поворот и двигаться в обратном направлении) — искусственно достроенный кусок скалы, называемый Сфендона. Можно попробовать представить себе, как выглядел Большой императорский дворец, от которого, по сути, сейчас осталась буквально одна стена и множество развалин, и территорию которого, как пишет автор, «по-живодерски перерубила железная дорога». Можно узнать, в какое время удастся зайти в действующую мечеть «Малая Айя-София», которая была сооружена еще в VI веке и 900 лет являлась православным храмом Сергия и Вакха.

Можно узнать, где находятся Золотые ворота, к которым Вещий Олег прибивал свой щит, и подобные которым были сооружены в Киеве и Владимире.

В 1985 году, посетив Стамбул, Иосиф Бродский написал: «Русь получила — приняла — из рук Византии все: не только христианскую литургию, но, и это главное, христианско-турецкую (и постепенно все более турецкую, ибо более неуязвимую, более военно-идеологическую) систему государственности… Чем покойный Суслов или кто там теперь занимает его место — не Великий муфтий? Чем генсек не падишах или, лучше того, император? И кто, в конце концов, назначает Патриарха, как, впрочем, и Великого визиря, и муфтия, и халифа? И чем политбюро — не Великий Диван?».

Сам Сергей Иванов рассказывал, что сильно не любил советскую власть, так как ему казалось, что «коммунизм как-то напоминает устройство Византии».

С тех пор он понял, что «это неправда», но то ощущение дало ему толчок к изучению Византии. В своей книге «В поисках Константинополя» Иванов не говорит про место России в современном мире как преемницы Византии, но зато дает много нужной и полезной информации для того, чтобы читатель смог самостоятельно сформировать свою точку зрения на этот счет.