Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

История

Wikimedia Commons

«Настроение у всех приподнятое, нет ни одного пьяного»

100 лет назад Россия вступила в Первую мировую войну

Тимур Мухаматулин

1 августа 1914 года России объявила войну Германия. Так начался последний в истории империи вооруженный конфликт. Отдел науки «Газеты.Ru» вспоминает о «священном единении» первых дней войны.

28 июля 1914 года мирное течение жизни в Европе прекратилось. Послу Сербии в Вене было вручено уведомление о начале войны с Австро-Венгрией. Страны мира наперегонки стали вступать в войну – по линии оформившихся в последнее десятилетие военно-политических союзов. Россия, Англия и Франция, образовавшие в первые годы ХХ века блок Антанта, выступили против «центральных держав» – Германии и Австро-Венгрии, к которым примкнули Турция и Болгария. Италия, третья страна Тройственного союза, в войну в начале августа 1914 года не вступила.

Не стали воюющей державой и Соединенные Штаты Америки, которые с 20-х годов XIX века вели изоляционистскую политику. Они придерживались доктрины Монро, согласно которой дела Восточного полушария касаются американцев мало, зато Западное полушарие – зона их преимущественных интересов.

Первые дни войны в Российской империи стали временем всеобщего патриотического подъема, получившего в историографии название священного единения. Пресса единодушно выступила с поддержкой правительства. «Московские ведомости» назвали ультиматум Австрии преступлением против человечества.

С 28 июля на газетных передовицах закрепилось слово «война». 2 августа Николай II сочинил манифест о вступлении в войну, который был опубликован 4 августа.


«Ныне предстоит уже не заступаться только за несправедливо обиженную родственную нам страну, но оградить честь, достоинство России и положение ее среди великих держав... Мы молитвенно призываем на Святую Русь и доблестные войска наши Божье благословение», &ndash говорилось в нем.

8 августа на чрезвычайном заседании Государственная дума поддержала военные кредиты и другие мероприятия. Только представители Социал-демократической партии высказались сдержанно, заявив о надежде на социалистические силы, которые превратят «настоящую войну в последнюю вспышку капиталистического и милитаристского строя». 2 августа, в 6.00, началась мобилизация.

«Настроение у всех приподнятое, нет ни одного пьяного», &ndash писали «Московские ведомости».

За короткое время преклонили колена 2,5 млн новобранцев. На это время в стране была запрещена продажа спиртного, кроме ресторанов первого разряда и аристократических клубов. Тысячи людей уходили на фронт добровольцами, например поэт Николай Гумилев, писатель Владимир Вересаев и другие.

На улицах городов происходили патриотические манифестации. Демонстранты несли лозунги «Крест на святую Софию!», «Победа России и славянству!» и тому подобные. В манифестацию в Москве превратился отъезд на родину офицеров-сербов, который случился за день до объявления войны Германии.

Демонстрации охватили весь центр Москвы, традиционным местом сбора стала Страстная площадь.

Случались и эксцессы: толпа разгромила посольство Германии в Петербурге, который уже 31 августа был переименован в Петроград. Австрийское посольство в Москве было атаковано 1 августа, но жандармы и полиция не допустили разгрома.

Активисты стали вносить средства государству – на счета обороны и военного займа, а также Красного Креста. Началось движение благотворительности: были созданы Всероссийский земский союз помощи больным и раненым воинам за председательством князя Львова, Общество помощи жертвам войны и так далее. Даже самые яркие провокаторы и обличители общества – футуристы – выступали с патриотическими стихами.

Так, Владимир Маяковский стал автором стихотворения «Мама и убитый немцами вечер».

Не было речи и о социалистических настроениях.

«Революционные элементы выбрасывались с заводов на фронт. За стачки налагались суровые кары. Рабочая печать была сметена. Профессиональные союзы задушены. В мастерские вливались сотни тысяч женщин, подростков, крестьян» &ndash так характеризовал положение дел Лев Троцкий в своей книге «История русской революции».

Первые дни войны и фронтовые успехи, казалось бы, показывали, что победа будет за Россией. К тому же бои шли на далеких западных окраинах империи.

«Три недели войны отозвались до сих пор в их станице лишь двумя царскими манифестами, на Германию и на Австрию, прочтенными в церкви и вывешенными на церковной площади, да двумя отъездами запасных, да еще отдельным отгоном коней в уезд», &ndash писал Александр Солженицын в «Красном колесе».

Но недолговечное «священное единение» начало распадаться в тот момент, когда эшелоны с ранеными стали обыденностью, когда в Галиции и Восточной Пруссии погибли тысячи людей. Тыловая жизнь также стала необратимо меняться: на фоне беднеющих людей выделялись нувориши, получающие многотысячные военные заказы. Знаменитое стихотворение Маяковского «Вам!» было написано в 1915 году, но оно уже отражало настроения значительной части людей. Империя ввязалась в длительную войну, которая принесла ей в итоге гибель.