История

Михаил Горбачев, 1990 год
Михаил Горбачев, 1990 год
Андрей Соловьев/ТАСС

Как Горбачев реабилитировал жертв репрессий

25 лет назад Михаил Горбачев реабилитировал всех жертв политических репрессий 1920–1950 годов

Владимир Гелаев

Как ровно 25 лет назад Михаил Горбачев продолжил дело Никиты Хрущева, занявшись реабилитацией жертв политических репрессий и политзаключенных, рассказывает отдел науки «Газеты.Ru».

Казалось бы, что после того, как Никита Хрущев выступил с докладом «О культе личности и его последствиях» на XX съезде КПСС 25 февраля 1956 года, кампанию по реабилитации репрессированных уже не остановить. Но вскоре самого Хрущева сняли, а его имя стало прочно ассоциироваться со словом «волюнтаризм». Брежневский застой на то и был застоем, чтобы процесс реабилитации де-факто прекратился.

Как только «гонки на лафетах» завершились пришествием к власти Михаила Горбачева, о реабилитации снова вспомнили.

И если при Хрущеве процесс реабилитации во многом был быстрым, негласным и половинчатым в отношении многих категорий граждан, то теперь его решили воплощать в жизнь по полной программе.

Первым шагом к запуску процесса стал указ президиума Верховного Совета СССР «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30–40-х и начала 50-х годов» от 16 января 1989 года. Согласно указу, необходимо было считать всех граждан, которые были репрессированы решениями НКВД – УНКВД, коллегии ОГПУ и «особыми совещаниями» НКВД – МГБ – МВД СССР, включая лиц, осужденных впоследствии за побег из мест незаконного спецпоселения, реабилитированными.

Спустя двадцать месяцев взял слово и Михаил Горбачев — ровно 25 лет назад, 13 августа 1990 года, он подписал указ «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 1920–1950‑х годов».

«Сталин и его окружение присвоили практически неограниченную власть, лишив советский народ свобод, которые в демократическом обществе считаются естественными и неотъемлемыми... Восстановление справедливости, начатое XX съездом КПСС, велось непоследовательно и, по существу, прекратилось во второй половине 60-х годов», — говорилось в тексте президентского указа.

При этом Горбачев определенно был не готов реабилитировать предателей типа генерала Власова и иже с ними: реабилитация не распространялась на изменников Родины и карателей периода Великой Отечественной войны, нацистских преступников, участников бандформирований и их пособников, работников, занимавшихся фальсификацией уголовных дел, а также лиц, совершивших умышленные убийства и другие уголовные преступления.

«Пятно несправедливости до сих пор не снято с советских людей, невинно пострадавших во время насильственной коллективизации, подвергнутых заключению, выселенных с семьями в отдаленные районы без средств к существованию, без права голоса, даже без объявления срока лишения свободы. Должны быть реабилитированы представители духовенства и граждане, преследовавшиеся по религиозным мотивам», — говорилось в тексте указа.

Стоит отметить, что некоторых огорчали временные рамки, выбранные президентом СССР. Так, историк и диссидент Михаил Геллер писал, что «моряков Кронштадта, как и всех других жертв ленинских репрессий, указ Горбачева от 13 августа не реабилитирует».

Процесс был запущен, и началась массовая реабилитация граждан СССР. Причем не только партийных деятелей, но и рядовых граждан Советского Союза.

30 октября 1990 года на Лубянской площади в Москве напротив памятника Феликсу Дзержинскому установили Соловецкий камень — памятник жертвам политических репрессий, сделанный из валуна, многие годы пролежавшего на Соловках в районе Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН), который с 1937 по 1939 год именовался Соловецкой тюрьмой особого назначения (СТОН). Спустя год «железного Феликса» демонтировали, а 30 октября стало Днем политзаключенных СССР.

Тем не менее оценка числа репрессированных всегда была вопросом дискуссионным.

Согласно предварительным данным «Мемориала», с 1921 по 1953 год в СССР было репрессировано по политическим мотивам примерно 11–12 млн человек. Причем из них 4,5–5 млн были осуждены по политическим мотивам, еще около 6,5 млн человек были наказаны в административном порядке — речь идет о депортированных народах, раскулаченных крестьянах и других категориях населения.

При этом скончавшийся в июле 2015 года историк Виктор Земсков, первым получивший доступ к секретным архивам ГУЛАГа, рассказывал следующее: «Западные советологи утверждали, что жертвами репрессий, коллективизации, голода и т.д. стали 50–60 млн человек. В 1976 году Солженицын заявил, что в период с 1917 по 1959 год в СССР умерли 110 млн человек. Трудно комментировать эту глупость. На самом деле темпы прироста населения составляли более 1%, что превышало показатели Англии или Франции. В 1926 году в СССР было 147 млн жителей, в 1937 году — 162 млн, а в 1939 году — 170,5 млн. Эти цифры заслуживают доверия, и они не согласуются с убийством десятков миллионов граждан».