Космос

Wikimedia Commons

«Будет больше трупов, чем на Эвересте»

Какие перспективы у пилотируемой космонавтики и космического туризма

Владимир Сурдин

Кто будет завтра осваивать космос? Правда ли, что на орбите робот куда эффективнее человека? Какую пользу приносит нам пилотируемая космонавтика и есть ли у нее перспективы? Как помогают науке космические туристы? На эти вопросы отвечает известный астрофизик и популяризатор науки Владимир Сурдин.

Роботы дешевле, роботы надежнее

Сегодня у каждого специалиста свое видение космонавтики, зачем она нужна и зачем на нее тратить деньги. Например, для правительства это прежде всего «духоподъемное» мероприятие, и она когда-то выполняла эту роль. На пилотируемую космонавтику не жалели денег, хотя научных или медицинских результатов было немного.

Поначалу это был чисто идеологический продукт. Все были в восторге от того, что первые космонавты именно наши, советские, выход в открытый космос тоже наш, как и первая стыковка. В то время мало кто понимал, какими неудачами эти первые шаги сопровождались.

О неудачах в советское время никто не рассказывал.

Сейчас идеологическая задача уже не так актуальна. Как и медицинская. Мы уже знаем, что на околоземной орбите человек не может жить больше года: сильно облучается и страдает от невесомости. Расчеты показывают, что на далеких от Земли орбитах, за пределами защищающего от радиации магнитного поля, космонавт не сможет проработать более полугода. Доза радиации, полученная организмом, будет слишком велика. А это ограничивает возможность полета к Марсу и работы на нем.

Когда-то предполагалось, что на орбите в условиях невесомости будут выращиваться идеальные однородные кристаллы. Когда их выращивают в условиях силы тяжести, появляются нарушения четкой кристаллической решетки.

Считалось, что в невесомости вырастет идеальный кристалл.

Но ничего не получилось. Даже появился новый термин — раньше говорили «невесомость», а теперь «микрогравитация». Когда человек перемещается по станции — станция трясется. Плюс для поддержания жизнедеятельности человека работают десятки моторов. Все это будет нарушать кристаллическую структуру. А ведь можно было бы это делать на беспилотных аппаратах.

Предполагалось также, что на МКС будут создаваться чистые лекарства, но и это не оправдалось. Фактически ни одна технология, которую испытывали на орбитальных станциях, не нашла применения даже в самой продвинутой технике.

Реальных задач для такого предприятия, как пилотируемая космонавтика, я не вижу.

Почти никто не помнит, представители каких стран сейчас работают на орбите

Основной бюджет сейчас идет именно на пилотируемые полеты. Тяжелые ракеты, гигантская инфраструктура требуют огромных бюджетных средств. Посадка трех человек где-нибудь в степи возбуждает деятельность тысячи человек, которые их ищут, транспортируют, проводят медицинские процедуры, это колоссальные затраты.

Эти люди потом сидят и ждут следующего запуска.

Он может быть через полгода, но все равно весь этот огромный коллектив спасателей кормится и получает большие зарплаты, ждет, когда еще двое или трое космонавтов вернутся.

Почти никто не помнит, представители каких стран сейчас работают на орбите. Они прилетают незаметно, ликования нет, это просто рутинная работа, как у пилотов гражданской авиации. Так что лучше сейчас отказаться от тупиковых направлений, таких как орбитальные полеты людей, чем истощать ими экономику. Так уже было. Когда создавался «Буран», необходимо было напряжение всей страны, чтобы его сделать. Тысяча заводов работала на этот проект, они были загружены совершенно безумными заказами на материалы, двигатели и все, что нужно для космического челнока.

В результате рухнула экономика СССР, в том числе, быть может, и из-за этого.

Все космические задачи, такие как связь, погода, шпионские дела и астрономия, сегодня решаются роботами. И все работает идеально, по крайней мере у тех, кто умеет это делать. Роботы дешевле, надежнее, функциональнее — они могут выполнять такие задачи, которые человек в принципе не может выполнить. Он просто мешал бы на борту тем аппаратам, которые работают в космосе. Мне кажется, что на данном этапе — в ближайшие 15, 20 или 30 лет — роботы эффективнее, полезнее, дешевле и перспективнее. Скорее всего, в будущем начнется очередной этап пилотируемых полетов, например будут разработаны ядерные двигатели, которые позволят не восемь-девять месяцев лететь к Марсу, а две недели.

Такой полет станет почти безопасным для человека, и тогда у пилотируемой космонавтики появятся новые задачи и возможности.

Конечно, остаются еще задачи, с которыми космонавт справится лучше, — это ремонтные работы. Но в основном космонавты ремонтируют системы, связанные с собственным жизнеобеспечением: приборы газообмена, охлаждения, электропитания, туалеты и так далее. А есть спутники, которые работают по 35–40 лет. Они уже морально устарели, но продолжают работать. Люди умеют делать почти вечно работающие аппараты. Тринадцатый год марсоход работает на Марсе, «Вояджеры» летят уже 39-й год, и пока у них есть плутоний, они будут работать. Так что люди умеют делать надежных роботов.

Сейчас, конечно, в отрасли идет серьезная борьба за удешевление космических пусков. Но не у нас. Наши ракеты — это поколение 1960-х годов. И тут сама конструкция диктует, сколько полезной нагрузки она может поднять. В мире сейчас есть ракеты более эффективные, но это можно догнать.

Вот новая ракета «Ангара» должна быть такой же эффективной.

Мы всегда живем и будем жить под угрозой

Часто приходится слышать вопрос: а зачем нам вообще осваивать космос? Нужно ли это? Конечно, нужно! Когда путешественники отправляются куда-то, они не знают, что найдут. Но, как правило, находят что-то полезное. Если мы не будем расширять ареал, то в конце концов погибнем на Земле. По ней достаточно шарахнуть хорошим астероидом, чтобы все кончилось. Нужна запасная планета, жалко было бы все это потерять после стольких тысяч лет напряженного труда. Я был бы рад, если бы в ближайшие пять лет были устроены хранилища информации на соседних космических телах. Это вообще копеечная затрата — собрать на флешку информацию, ну хотя бы со всего интернета, и положить на Луну, Марс, ближайшие астероиды. На всякий случай. Не нам, так кому-нибудь это пригодится.

Мы всегда живем и будем жить под угрозой. А такие проекты тоже не требуют присутствия человека.

Да и трудно представить разумное существо, которое не пытается расширить область своей деятельности. Не было такого в истории человечества. Ну, может быть, Швейцария давно живет в своих границах.

Я за то, чтобы исследовать и расширяться, но эффективно. При меньших затратах получать больший продукт. Сегодня главный продукт из космоса — это знания. Мало что мы можем привезти полезного из космоса, кроме знаний.

Пилотируемая космонавтика очень редко давала какие-то новые технологии для повседневности. Я, может быть, чего-то не помню. На моей памяти важные достижения пилотируемой космонавтики — микропроцессоры. Их реально создавали под проект «Apollo». Компьютеры в ту эпоху, на начало 1960-х годов, были огромные. А нужен был легкий и достаточно мощный. Первые одноплатные процессоры появились на «Аполлонах» и межпланетных зондах — и с тех пор они вошли в быт. Больше я ничего полезного не вспомню сейчас.

Что касается проекта «Mars One» и ему подобных... С технической точки зрения мне он кажется неосуществимым — в том виде, как его предлагают.

Не те деньги и не те возможности.

Сказать, что это чистой воды авантюра, сложно: вроде бы они никого сильно не обобрали. Более того, я вижу в этом неплохой образовательный проект, привлекший внимание людей к исследованию планет. Пусть они никуда не полетят, но много разговоров было, обсуждались какие-то варианты колонии, и масса молодежи обратила на это внимание. Конечно, грубовато это было сделано. Обещали реальный полет людям, которые плохо разбираются куда, на каких условиях, на какой технике им все это предстоит делать.

Молодежь взвинтилась, запрыгала от радости.

Проект очень легко критикуется с технической точки зрения. Но все же подогревает интерес к освоению космоса. Люди получили толчок в сторону идеи колонизации Марса. Не так уж это и далеко от нас, ну, может быть, не в ближайшие 15 лет, но, быть может, лет через тридцать он станет актуальным. Но не сегодня.

Никто за государственный счет не забирается на вершину Эвереста

А вот космический туризм — это замечательная идея. За деньги богатых людей продолжать развитие. Точно так же, как никто за государственный счет не забирается на вершину Эвереста, кроме, пожалуй, наших альпинистов. У тебя есть деньги, кураж, тебе хочется доказать что-то — да ради бога, пожалуйста, лезь, ныряй, быть может, что-то полезное сделаешь, какие-нибудь новые скальные крючья придумаешь. Твои деньги, твое здоровье, твой риск. Так что космический туризм — всеми руками за, жаль только, он опасен.

Будет больше трупов, чем на Эвересте, хотя и там не обходится.

Космический туризм обойдется большим количеством жизней, но это не остановит людей. Как им можно помешать? Это свобода выбора. Но я не хочу, чтобы бюджет моей страны, мои деньги тратили на летчиков, которые станут космонавтами и будут чувствовать себя сверхчеловеками. И с ними будут носиться, их будут везде приглашать, они будут рассказывать, как они жили там, на станции. А я как простой гражданин ничего с этого не получу: ни новых знаний, ни новых материалов — ровным счетом ничего. Давайте осваивать то, что ближе. Антарктиду, подводные пространства, пустыни озеленять. Вам нужны новые земли — их полно на нашей планете. А другие планеты пусть пока исследуют роботы: это нужно делать быстро и эффективно.

Подготовили Вячеслав Авдеев, Евгения Егорова