Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст
П.П. Кончаловский. Пушкин в Михайловском. Фрагмент картины. 1930–1951
П.П. Кончаловский. Пушкин в Михайловском. Фрагмент картины. 1930–1951
Wikimedia

Русский ушел из науки в интернет

6 июня отмечается День русского языка

Яна Хлюстова

Как бороться с бульваром, кием и атмосферой, кто такой «хорошилище в мокроступах», почему скачивать мессенджеры на смартфоны — это нормально, а также кто будет исследовать русский язык по грантам Российского научного фонда, в День русского языка рассказывает отдел науки «Газеты.Ru».

О русском в цифрах

6 июня, в день рождения Александра Пушкина, отмечается День русского языка — праздник, указ об учреждении которого в 2010 году подписала ООН. В России соответствующий документ был принят год спустя, 6 июня 2011 года.

Согласно данным на 2015 год, опубликованным в справочнике «Ethnologue: Languages of the World» (наиболее известный справочник по языкам мира),

русский язык занимает восьмое место в мире по общему числу владеющих им людей (177 млн человек).

Первые места распределены между китайским (1,3 млрд человек), испанским (427 млн), английским (339 млн), арабским (267 млн), хинди (260 млн), португальским (202 млн) и бенгальским (189 млн).

Русский язык постепенно перестает быть языком научных публикаций: если в 1970 году около 80% работ российских исследователей были написаны на родном языке, то к 2010 году их число сократилось примерно до 5%. На настоящий момент в базе данных научных журналов Scopus индексируется 246 издаваемых в России журналов, при этом статьи большей их части либо переводятся с русского на английский, либо публикуются сразу на английском языке. Для сравнения: только в США и Великобритании в базу данных Scopus попали 10 805 научных журналов. Если учесть, что журналы на английском языке издаются и в других странах, станет ясно, что русский язык в мире науки занимает далеко не первое место.

А вот в интернете позиции русского языка гораздо сильнее: согласно данным исследования, проведенного в мае 2016 года компанией W3Techs, 6,4% от общего числа сайтов используют русский. На первый взгляд, эта цифра не очень велика, но тем не менее это

почетное второе место после английского (который используют 53,5% сайтов).

Третье место досталось немецкому (5,5%).

Принять нельзя бороться

Русский язык, как и прочие языки мира, постоянно трансформируется, что особенно сильно чувствуется сейчас, в век господства английского языка и интернета. По мнению заместителя директора Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН Марии Каленчук, в заимствовании английских слов нет ничего страшного. По словам специалиста, в русском языке уже были две масштабные волны заимствования иностранных слов. Первая — при Петре I, когда в русский хлынул поток голландских и немецких заимствований. Вторая волна состояла из французских слов, которые активно появлялись в языке в XIX веке. В обоих случаях это было вызвано социально-экономическими причинами: новые реалии требовали появления новых средств для их обозначения.

Кроме того, Мария Каленчук уверена, что

целенаправленно бороться с заимствованиями бесполезно,

приводя в качестве примера деятельность Владимира Даля. Он не любил слова иностранного происхождения и в словарях придумывал для них русские «синонимы»: «колоземица» вместо «атмосфера», «ловкосилие» вместо «гимнастика». Искусственные слова, как мы видим, так и не прижились.

В качестве еще одного примера стремления «очистить» русский язык можно привести деятельность литературного общества «Беседа любителей русского слова», основанного в 1811 году в Санкт-Петербурге Гавриилом Державиным и Александром Шишковым. Члены этого общества стремились заменять заимствованные слова русскими и придумывали их сами. Так, вместо слова «тротуар» они предлагали говорить «топталище», вместо «кий» — «шаротык», а «инстинкт» заменить на «побудку». Члены общества вели активную полемику с кружком «Арзамас», выступавшим против подобных нововведений. Туда входили Пушкин, Жуковский, Вяземский, Плещеев и другие. Известна также фраза-пародия на «русский» язык Шишкова: смеясь над ним,

современники предложили «перевести» предложение «Франт в галошах идет по бульвару из театра в цирк» как «Хорошилище в мокроступах идет по гульбищу из позорища на ристалище».

Помимо тенденции к заимствованию иностранных слов специалисты обращают внимание и еще на одну: взаимопроникновение письменной и устной речи. Доктор филологических наук и известный лингвист Максим Кронгауз замечает, что современные смартфоны (кстати, вот вам и еще одно заимствование из английского) все больше используются не для разговора, а для письма: мы постоянно обмениваемся сообщениями в электронной почте и мессенджерах (называть их приложениями для обмена мгновенными сообщениями, конечно, можно, но получается очень уж длинно), даже когда находимся с собеседником в соседних помещениях. При этом такая письменная речь все больше напоминает устную: мы не ставим знаки препинания, пишем слова так, как слышим, а не по правилам орфографии.

Как изучают русский

В нашей стране изучением русского языка занимаются, например, Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина, Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН, Институт славяноведения РАН, Институт лингвистических исследований РАН (кстати, именно там составляются словари русского языка и даются описания новой лексики).

Вопрос о взаимодействии русского языка с иностранными языками был выделен в качестве одной из основных проблем, которые в ближайшем будущем предстоит изучить лингвистам.

Сделано это будет в рамках проектов, победивших в конкурсе Российского научного фонда (РНФ) на финансирование исследований в области русского языка и других языков России. Сам конкурс был инициирован президентом в конце прошлого года, а его итоги РНФ подвел 31 марта.

«Всего к проведению экспертизы конкурса было привлечено 78 экспертов, которые подготовили 324 экспертных заключения на заявки конкурса, — рассказал «Газете.Ru» доктор филологических наук Валерий Демьянков, заместитель директора Института языкознания РАН и координатор гуманитарной секции экспертного совета. — Иностранных экспертов мы на этот раз не привлекали — экспертами были видные отечественные специалисты в области русского языка и других языков народов России. У этих специалистов большое число публикаций, хороший уровень цитируемости и несомненные достижения в области лингвистики. Разумеется, эксперт не может трудиться в одной и той же организации, что и заявитель, и у него не должно быть заявки (в качестве руководителя или исполнителя проекта) на этот же конкурс».

Валерий Демьянков также сообщил, что всего в фонд поступило 112 печатных заявок. По результатам экспертизы было рекомендовано поддержать 15 из них (14%).

«Несколько проектов нацелено на выявление того, какими глазами смотрит на мир носитель русского языка, каковы особенности этого взгляда, какие свойства внешнего мира при таком взгляде высвечиваются в полной мере, а какие игнорируются.

Этой задаче посвящены проекты под руководством Валентины Апресян («Исследование русского языкового сознания на основе семантического, статистического и психолингвистического анализа лексической многозначности», Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН, Москва), Екатерины Лютиковой («Структура значения и ее отображение в системе лексических и функциональных категорий русского языка, Московский педагогический государственный университет). Ведущий белорусский исследователь Борис Норман приглашен в Уральский федеральный университет имени первого президента России Б.Н. Ельцина для исследования интерпретации внутреннего мира человека в русском языке.

На современные реалии русского языка из глубины веков предполагается посмотреть в проекте под руководством Алексея Гиппиуса «Культурная идентичность Древней Руси в зеркале оригинальной письменности: коммуникативные стратегии и языковая вариативность» (Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН, Москва).

Культуре русского народа в диалектном языке и тексте посвящен проект под руководством Татьяны Демешкиной (Национальный исследовательский Томский государственный университет)», — рассказывает Валерий Демьянков.