История

Жан-Луи Приер. Расстрел на Марсовом поле. 1791
Жан-Луи Приер. Расстрел на Марсовом поле. 1791
Wikimedia Commons

Расстрел на Марсовом поле

225 лет назад в Париже расстреляли демонстрантов, требовавших отречения Людовика XVI

Анна Варенцова

17 июля 1791 года на Марсовом поле в Париже была расстреляна мирная демонстрация, требовавшая отречения французского короля Людовика XVI. Каковы были причины мирной демонстрации, состоявшейся в годы Французской буржуазной революции, как Людовик XVI старался сохранить монархию и что такое lettres de cachet, рассказывает отдел науки «Газеты.Ru».

В 1774 году на французский престол вступил Людовик XVI — двадцатилетний сын дофина Людовика Фердинанда из династии Бурбонов, внук Людовика XV и польской принцессы Марии Лещинской. Неопытный, нерешительный и совсем юный, Людовик с детства отличался скромностью и, как утверждают историки, был склонен подвергаться влиянию окружающих. При этом, в отличие от родителей, не особо жаловал роскошь, предпочитал охоту и, согласно историкам, сохранял чистоту нравов.

Мечты о новой системе правления

Народ возлагал на нового правителя большие надежды, поскольку страну необходимо было вывести из кризиса: последствия Семилетней войны, политика и поведение в последние годы правления Людовика XV сделали короля непопулярным, привели политическое и финансовое положение страны в упадок. «Après nous le déluge» (фр. «После нас хоть потоп») — такова была реакция, предположительно, одной из фавориток Людовика на заявление об одной из неудачных битв в ходе войны, ставшая олицетворением губительной расточительности деда Людовика XVI, практически приведшего страну к банкротству.

Кроме того, продолжалась эпоха Просвещения — расцвета научной мысли. Именно в XVIII веке во Франции были опубликованы известные труды философов и мыслителей Вольтера, Жан-Жака Руссо, Шарля Луи де Монтескье, Дени Дидро и многих других. Рассуждения о политике, о возможных переустройствах в государстве, отрицание влияния католичества и господства религии в целом, идеи преобладания разума как высшей формы авторитета и единственного средства познания общества и человека — все это захватывало широкие слои населения, распространяясь также и вне государства. Немецкий публицист и современник Фридрих Мельхиор Гримм писал:

«Теперь не найдешь ни одного молодого человека, который по окончании коллежа не составлял бы проектов новой системы правления, ни одного автора, который не считал бы своей обязанностью доказывать правительству наилучший способ управления государством».

Значительным фактором, который в будущем также послужит толчком к началу Великой французской революции, стала идея равенства, серьезно угрожавшая феодальным устоям пока еще существовавшего тогда Старого порядка с его абсолютной монархией, сложностью и запутанностью законов, неразвитостью торговли и денежного обращения. По Старому порядку, существующему во Франции с XI века, церковь считалась крупнейшим землевладельцем и политическим институтом: все третье сословие (все горожане, включая буржуазию, за исключением духовенства и некоторых отделов аристократии) было единственной категорией граждан, вынужденной выплачивать налоги государству. Несмотря на отсутствие какого-либо влияния на политические решения в государстве, буржуа и вся интеллигенция стали основным двигателем в обществе, требующими гражданского равенства и политической свободы.

Пенсии начинают сокращаться

О честности и добрых намерениях нового короля заговорил весь народ, и в оправдание надежд Людовик XVI тут же принимает одно из первых решений — меняет весь состав министров, что знаменует переход к принятию реформ. Отменяется феодальная повинность, сокращаются придворные расходы, король и его жена Мария-Антуанетта даже отказываются от положенных им, как вступившим на трон супругам, 15 млн и 10 млн ливров (тогда эти королевские бенефиции называли «Le droit joyeux avènement и Le droit de ceinture de la Reine») с целью сохранить эти средства для государственного бюджета.

С этой же целью сокращаются пенсии, синекуры, всякого рода денежные выплаты, полагавшиеся до этого времени придворной аристократии, которая теперь лишалась значительного количества положенных ей средств, теряя доверие к королю.

С помощью нанятого видного экономиста Анна Робера Жака Тюрго принимается ряд финансовых реформ, направленных на экономию и пополнение государственной казны: вводится свободная торговля хлебом, отменяются внутренние таможни, торговые монополии, поземельный налог распространяется и на привилегированные сословия. Вместе с Анном Тюрго разработкой реформ занимается министр королевского двора Кретьен Мальзерб, выступающий за свободу цензуры, печати и отмену пыток, добивается отмены практики так называемых lettres de cachet — писем с королевской печатью, имеющих законную силу и позволяющих без суда и следствия отправлять под арест и заключать любого человека в тюрьму. Примечательно то, что, как указывают историки, в таких письмах специально оставляли свободное место для имени предполагаемого будущего заключенного.

Королю приходится идти на уступки

Вместе с тем росло недовольство придворного общества, того самого, которое теперь лишилось привилегий, некогда имевших долгую традицию. Многочисленные влиятельные люди, считавшие его врагом парламента, требовали отставки Тюрго, чего наконец и добились 12 мая 1772 года. Парламент, с 1776 года снова вступивший в конфронтацию с королем, требовал возврата феодальных порядков, законных прав короны и частных лиц, заявляя о подрыве священных законов и традиций Франции и, в конце концов, монархической системы правления.

Королю, заявившему тогда «Я вижу, что никто, кроме меня и Тюрго, не любит народ», пришлось пойти на уступки.

Вместе с уходом либерально настроенных министров меняются и реформы, дабы сохранить расположение подданных. С большим усилием Людовику приходится удерживать и без того хрупкое положение, отказавшись от намеченного пути политических преобразований. После ухода Тюрго и Мальзерба из-за постоянной смены министров, не пытавшихся уже принимать какие-либо решительные меры, окончательно теряется курс политических и финансовых решений. Вместе с тем, на фоне борьбы североамериканских колоний за независимость и последующего принятия Декларации за независимость 4 июля 1776 года, идеи о всеобщих правах и независимости получили значительный отклик у французских либералов, среди которых были и представители аристократии. Эти идеи, перекликающиеся с идеями Просвещения, все больше вызывали у граждан мысли о королевской власти как об инструменте, разрушающем права корпораций и сословий, или же права народа. Историк Петр Черкасов пишет об этом: «В этом смысле демонстративный отказ королевской власти от либеральных реформ, выразившийся в отставках Мальзерба и Тюрго, лишь усилил оппозиционные настроения во Франции. В результате слабевшая на глазах королевская власть оказалась перед лицом двух противников — консерваторов и либералов».

«Что такое третье сословие? Всё»

Многие последующие попытки стабилизировать сферы внутренней политики только усугубляли ситуацию на фоне перемен во взглядах многих французов. Финансовое и социальное положение, философские идеи о политике и обществе все больше убеждали граждан в неэффективности традиций и устоев Старого порядка. При этом король старался вставать то на сторону дворянства и духовенства, то на сторону простых граждан, теряя из-за этого свой авторитет. В созванных в связи с плачевной финансовой ситуацией 5 мая 1789 года Генеральных штатов происходит раскол среди депутатов, и позже депутаты третьего сословия объявят себя Национальным собранием в годы французской революции. «Что такое третье сословие? Всё.

Чем оно было до сих пор в политическом отношении? Ничем.

Чего оно требует? Стать чем-то», — таково высказывание аббата Сийеса о непривилегированных гражданах в одной из многочисленных брошюр, предлагавших идеи по поводу политических, финансовых и социальных проблем в Генеральных штатах.

14 июля 1789 года взятие народом Бастилии ознаменовало начало Великой французской революции, которая приведет к уничтожению монархии и Старого порядка. Однако стоявшие на стороне монархии и короля пока еще способны воевать и бороться с оппозиционными сторонами. 20–21 июня 1791 года Людовик XVI с семьей пытается бежать в Варенн. Безуспешный поступок, отныне именуемый Вареннским кризисом, расценивается как предательство и еще больше укрепляет в умах сторонников республики верность своих действий, а также влияет на ход революции. Под конвоем короля и королеву отправляют обратно в Париж, и вместе со всеобщим негодованием происходит массовое вооружение народа, собираются отдельные клубы, наступает политический кризис.

Положение обостряется еще и тем, что революция становится все более радикальной, отныне массы делятся на «патриотов» и «врагов народа».

Кровавые события тех времен находят отражение в художественной литературе, наиболее ярко выделяются среди них «Девяносто третий год» Виктора Гюго и «Шуаны, или Бретань в 1799 году» Оноре де Бальзака. «Когда-то господа сажали сюда мужиков, теперь мужики сажают сюда господ. Эта ерунда называется революцией», — говорит один из героев произведения «Девяносто третий год» Виктора Гюго.

Популярное место для воскресных прогулок

Тем временем депутаты учредительного собрания в надежде удержать влияние короля решают объявить о том, что король был похищен. Однако члены сформированных к тому времени различных политических клубов и оппозиционных органов принимают решительные меры; самые популярные из клубов — якобинцы, история которых отмечена в первую очередь деятельностью одной из самых ярких фигур того времени — революционера Максимилиана Робеспьера. Накануне трагических событий на Марсовом поле, 16 июля, члены клуба кордельеров и якобинцев призывают подписать петицию о недопущении восстановления Людовика на престол и ликвидации монархии. Составление петиции велось под редакцией пяти человек, включая видного революционера Жак-Пьера Бриссо. С целью побудить остальных присоединиться к петиции манифестанты собираются в церкви якобинцев, зачитывают ее итоговый текст петиции и после одобрения услышавших, стараясь соблюсти законность действий, предупреждают муниципальные власти о завтрашнем мирном собрании (для этого было решено не брать с собой никаких оружий, включая ножи).

Следует отметить, что выбор Марсова поля в этом случае является достаточно символичным. На этом месте год назад, 14 июля 1790 года, состоялся праздник Федерации в честь первой годовщины взятия Бастилии. На празднике, как утверждают французские историки, присутствовал и Людовик XVI, дав клятву нации и закону. Здесь также был принят 26 августа 1789 года важнейший документ — Декларация прав человека и гражданина.

Кроме того, это место является достаточно популярным для воскресных прогулок, а 17 июля 1791 года приходилось именно на этот день.

Однако в это же время становится известно о декрете министров «о похищении короля», и в день мирной демонстрации принимается решение аннулировать петицию. Члены клуба якобинцев, также принимавшие участие в составлении петиции, отказываются подписывать ее, в том числе и Робеспьер, опасаясь вместе с остальными, что это может привести к кровавым последствиям. Но было уже слишком поздно: к полудню на Марсовом поле собралось несколько тысяч человек, а позже, по различным данным, там уже находилось до 20 тыс.

Учредительное собрание приказало прибыть на место войскам Национальной гвардии в целях поддержания порядка. Постепенно среди собравшихся выделялись массы, настроенные более решительно и представлявшие угрозу безопасности. Напряжение также нарастало между национальной гвардией, приведшей пушки по приказу маркиза де Лафайета, и толпой, начавшей в определенный момент бросать камни в гвардейцев. На место был прислан мэр Парижа Жан Байи, потребовавший немедленно разогнать демонстрантов. До сих пор доподлинно неизвестно, в какой именно момент произошел первый выстрел, однако внезапно гвардейцы открыли огонь. По различным данным, в тот день погибло до 50 человек и было ранено около сотни.

Позже Жан Байи будет утверждать, что было невозможно разогнать и успокоить собравшихся манифестантов. После этого события Учредительное собрание постановило судить мятежников, однако вскоре многих амнистировали.

События на Марсовом поле являются одними из наиболее важных в истории французской буржуазной революции, поскольку именно они продемонстрировали неустойчивость и постоянство расколов в организованных клубах и политических организациях.

Нарастание напряженности между монархистами (на тот момент уже конституционными) и демократами продолжится.

Многие французские историки считают причиной в этих и последующих событий бегство и предательство короля Людовика XVI.

Судебный процесс над королем Людовиком XVI прошел с 10 по 26 декабря 1792 года — тогда он уже именовался гражданином Капетом (в честь королевской династии Капетингов), судимым Национальным конвентом — законодательным органом, который выбрали на основе всеобщего избирательного права. 16 января 1793 года состоялось голосование депутатов, бывший король с большим спокойствием и достоинством выслушал приговор и 21 января того же года был казнен на эшафоте.