Биология

Шимпанзе Джина
Шимпанзе Джина
Колтушский антропоидник

Обезьяна на миллион

Со смертью шимпанзе Джины может завершиться история самого знаменитого в России антропоидника

Екатерина Шутова

В знаменитом Колтушском антропоиднике, основанном физиологом Иваном Павловым в 1933 году, умерла последняя шимпанзе — Джина. Если лаборатория не найдет новую человекообразную обезьяну, 83-летняя история заведения может завершиться.

Позавчера, 17 июля, в лаборатории физиологии высшей нервной деятельности Института физиологии им. И.П. Павлова РАН (Колтушский антропоидник) скончалась шимпанзе Джина. Этот антропоидник был единственным в России, где жили человекообразные обезьяны. О том, какая судьба после этой трагедии может ждать лабораторию и какие исследования проводились на человекообразных обезьянах, отделу науки «Газеты.Ru» рассказала Тамара Кузнецова — доктор биологических наук и главный научный сотрудник лаборатории физиологии ВНД Института физиологии им. И.П. Павлова РАН.

— Позавчера в антропоиднике умерла последняя шимпанзе — Джина. Насколько это большая потеря для лаборатории?

— Это непоправимая утрата. Потеря любого животного — это трагедия, но Джина была последней обезьяной в антропоиднике, который основал Иван Павлов в 1933 году.

И с исчезновением шимпанзе из антропоидника прекращает работу сама лаборатория.

Сейчас шимпанзе купить практически нереально — во-первых, они в Красную книгу занесены, во-вторых, покупка стоит громадных денег, которых у нашего института нет.

— Сколько лет было Джине?

— 24.

— Насколько я знаю, Джина умерла из-за того, что у нее отказали почки?

— Да, у нее отказали печень и почки.

— При каких условиях шимпанзе попала в лабораторию?

— Джина оказалась у нас 16 лет назад, ей тогда было всего восемь.

До этого шимпанзе жила в цирке, откуда ее по каким-то причинам списали и нам продали.

— Может быть, сейчас опять можно договориться с каким-нибудь цирком?

— Можно. Если у кого-то в цирке или дома есть шимпанзе — мы готовы ее принять. Но купить мы обезьян не можем — таких денег у нас нет. Ведь одна шимпанзе стоит около миллиона рублей.

— А кто еще в антропоиднике содержится из животных?

— У нас осталась Кроха — макака-резус, которая живет у нас уже 10 лет. Ее бросила мама, и Кроху воспитали и выкормили мы сами.

— А не слишком ли это жестоко — держать животных в лабораторных условиях?

— В лабораторных условиях содержатся многие животные, потому что все-таки наука должна двигаться вперед. Шимпанзе — это прообраз ребенка, то есть, изучая шимпанзе, мы можем понять, как формируется ребенок до четырех лет. Это не значит, что ребенок и обезьяна полностью одинаковые. Но тем не менее результаты исследований, которые мы проводили, использовались в детской коррекционной психологии.

Поэтому, с одной стороны, животных лучше держать в лесу — и чтобы их там еще не убивали.

Но, с другой стороны, это своего рода необходимость — ведь нужно и людям помогать. В основном детям.

Те наработки, которые у нас есть, используются в детском саду. Например, мы провели исследование, в ходе которого выяснили: двухлетние дети, которые еще не научились говорить, справляются с тестами так же, как шимпанзе. А те, которые умеют говорить, справляются с тестами лучше обезьян. На основании этих выводов мы предложили детскому саду, с которым сотрудничаем, поделить двухлетних малышей на две группы: говорящих и неговорящих. Детский сад воспользовался нашими рекомендациями.

— Какие исследования проводились с Джиной?

— С помощью Джины мы исследовали условную рефлексию у приматов. Павлов писал, что «рефлекс цели — необходимое условие существования любого организма». И мы разрабатывали эту тему. Показали, что целеустремленность есть не только у людей, но и у обезьян. Выделили три группы людей и шимпанзе с различной степенью целеустремленности.

— Такой вопрос: в последнее время обезьян любят наделять человеческими чертами. Что говорит по этому поводу наука?

— Наука говорит, что параллели есть. Но нельзя человека приравнивать к обезьяне, а обезьяну приравнивать к человеку.

— Как вы сказали, Павлов основал лабораторию в 1933 году, 83 года назад…

— Павлов хотел изучать психологию человекообразных обезьян. До этого он занимался собаками и их рефлексами и считал, что поведением руководит условный рефлекс. Но потом пришел к выводу, что это не так. И начал изучать обезьян, которых привез его аспирант Петр Константинович Денисов из Франции. И с тех пор в антропоиднике жили шимпанзе. Наша лаборатория — это единственное место, где существовали человекообразные обезьяны и где ученые занимались исследованием их психологии, физиологии, их эмоциональных реакций и способностей к обучению.

— А как антропоидник пережил блокадное время?

— В блокадное время антропоидник был эвакуирован в Казань. После войны он вернулся обратно. В послевоенное время на антропоидник выделялись средства — лаборатории предоставляли обезьян, делали в ней ремонт.

А вот после перестройки все пошло вразнос.

Перестали выделяться какие-либо деньги на ремонт, на приобретение и размножение обезьян.

— Я слышала, что в советское время обезьян учили тушить огонь, а еще выпускали на остров в Ленинградской области, где наблюдали за их поведением…

— Тушить огонь обезьян учил тот самый Петр Денисов, аспирант Павлова. Животных учили добывать воду из озера и тушить огонь. И да, обезьян вывозили на острова, смотрели, как они адаптируются к природным условиям. Обезьяны, конечно, с адаптацией успешно справлялись.