Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

История

«До встречи в Берлине»: как нацисты передали Брест СССР

22 сентября 1939 года в Бресте прошел парад вермахта и РККА

80 лет назад в Бресте прошел военный парад вермахта и Красной армии в честь разгрома польских войск и оккупации Польши. «Газета.Ru» вспоминала неоднозначную страницу отечественной истории в формате онлайн-трансляции.

На этом «Газета.Ru» завершает свой рассказ о прохождении по отобранному у поляков Бресту немецкой военной техники, солдат и офицеров вермахта перед красноармейцами, Гудерианом и Кривошеиным 22 сентября 1939 года. Мы продолжим рассказывать в своих материалах о событиях 80-летней давности, когда в Польше разгорался костер Второй мировой войны.

Wikimedia Commons

В Белосток вошла 6-я кавалерийская дивизия, тепло встреченная местными жителями. Почти одновременно 11-я кавдивизия достигла района Крынки-Бялостоцкие, Городок.

Германские войска начали отходить на запад. В Брест из Ивацевичей перебазировался штаб 4-й советской армии.

Местное население также решило выразить «новым хозяевам» свое почтение. Брестские коммунисты собрали людей и вручили хлеб-соль красноармейцам на улице Шоссейной (ныне Московская) перед Кобринским мостом под деревянной аркой, которую накануне воздвигли и украсили цветами, еловыми ветками и транспарантами.

Жители освобожденной Софии приветствуют бойцов Красной армии, 1944 год
РИА "Новости"

Для урегулирования оставшихся дел в Бресте остался его бывший немецкий комендант и переводчик. Ход всего мероприятия был заснят взводом пропаганды. Командующий корпусом с начальником штаба, попрощавшись с советскими коллегами, уехали к новому месту расположения штаба корпуса в Замброве.

Известно, что военачальники попрощались и расстались со словами «До встречи в Берлине!» и «До встречи в Москве!».

По иронии, эти слова оказались пророческими: в 1945 году Кривошеин вошел в Берлин со своими танкистами, но уже не был на первых ролях.

Парад танкистов гвардейского корпуса генерала-лейтенанта Семена Кривошеина в Берлине.
Леонид Коробов/РИА Новости

«Потом опять пошла пехота на машинах. Некоторые из них, как мне показалось, я уже видел. Очевидно, Гудериан, используя замкнутый круг близлежащих кварталов, приказал мотополкам демонстрировать свою мощь несколько раз. Наконец парад окончился. Мы с Гудерианом стали прощаться», — такую запись оставил для потомков Кривошеин.

«Наше пребывание в Бресте закончилось прощальным парадом и церемонией с обменом флагами в присутствии комбрига Кривошеина», — подытоживал генерал вермахта Гудериан в своих воспоминаниях.

После короткого выступления Кривошеина под звуки «Интернационала» на флагштоке был поднят красный флаг, вспоминали немцы. Это завершило церемонию передачи.

По окончании прохождения, когда последний немецкий автомобиль проехал перед трибуной, командующий корпусом в коротком выступлении передал от лица немецкой армии русскому командующему Брест.

Командиры вермахта и Красной армии вполне дружески общаются, воздавая должное армиям друг друга и победам над польскими войсками.

Wikimedia Commons

Наиболее привилегированное положение среди подразделений РККА занимает во время парада 4-й батальон 29-й танковой бригады, первым вошедший в Брест. Батальон наблюдал за процессом со стороны.

«Гудериан приветствовал каждую машину, прикладывая руку к головному убору и улыбаясь, — вспоминал советский комбриг. — За пехотой пошла моторизованная артиллерия, потом танки. На бреющем полете пронеслись над трибуной десятка два самолетов. Гудериан, показывая на них, пытался перекричать шум моторов:

– Немецкие асы! Колоссаль!

Я не удержался и тоже крикнул в ответ:

– У нас есть лучше!

– О, да! – ответил Гудериан без особой радости».

Впрочем, некоторые советские военные все же приняли участие в прохождении по Бресту. Вот что вспоминал один из очевидцев, чьи свидетельства можно найти в интернете:

«Прохождение принимал командующий корпусом; по левую руку от него стоял русский командующий. Во время марша попеременно играли немецкий и русский оркестры. Очень хорошую, возвышенную и впечатляющую картину прохождения несколько испортили заторы, вызванные большими разрушениями на улице, ведущей в направлении Видомли. Участвовавшие в мероприятии экипажи русских танков и насчитывавший 8 человек оркестр производили очень посредственное впечатление. Бросалось в глаза разномастное и неряшливое обмундирование».

Вместо совместного прохождения Кривошеин предложил, чтобы советские колонны вошли в город отдельно и приветствовали уходящих немцев при каждой встрече.

Как писал в мемуарах Кривошеин, он запретил своим танкистам встать в один строй с немецкими, поскольку боялся, что после 120-километрового марш-броска на Брест они слишком устали и будут выглядеть хуже офицеров вермахта, которые имели возможность отдохнуть в городе в течение пяти дней.

Немецкие войска, 1939 год
Wikimedia Commons

Во время прохождения военных музыканты должны были исполнить национальные гимны, однако и этого не случилось. Впрочем, по свидетельству одного из очевидцев, которое можно найти в интернете, гимны все-таки игрались.

Итак, немцы идут парадным маршем, проходя через «Арки Победы», украшенные красноармейцами свастиками и красными звездами.

Вот что вспоминал Кривошеин: «В 16.00 я и генерал Гудериан поднялись на невысокую трибуну. Нас окружили офицеры немецкого штаба и без конца фотографировали. Пошли головные машины моторизованных полков. Гудериан приветствовал каждую машину, прикладывая руку к головному убору и улыбаясь».

Немцы начинают движение по центральной улице Бреста. Советские военные наблюдают за ними. Изначально советские и немецкие танкисты должны были пройти торжественным маршем перед своими командующими – Кривошеиным и Гудерианом. Соответствующая запись имеется в документе «Договоренность с советскими офицерами о передаче Брест-Литовска», который хранится в военном архиве Германии. Правда, по плану парад должен был начаться в 14:00.

Wikimedia Commons

Начальник оперативного отделения 206-й дивизии вермахта майор Нагель в донесении от 26 сентября 1939 года по этому поводу отметит, что 22 сентября наблюдал «прием русских войск в Белостоке с ликованием пролетарского населения».

4 декабря Белосток станет центром вновь образованной Белостокской области Белорусской ССР. 27 июня 1941-го его вновь займут немцы. В июле 1944 года РККА освободит город и опять присоединит его к БССР. Наконец, 20 сентября того же года в рамках обмена населением с СССР, Белосток с прилегающими районами будет передан Польше, которая насильственно вышлет оттуда белорусов и украинцев.

По протоколу от 21 сентября в Советскому Союзу отходил не только Брест. Аккурат к 16:00 завершилась передача немцами Белостока – именно здесь, кстати, проходили переговоры между военачальниками вермахта и РККА о проведении демаркационной линии.

«В соответствии с этим пожеланием предусмотренный план праздника передачи был изменен так: прохождение советских танковых частей не состоится, а советские военный оркестр и экипажи должны построиться рядом с военным оркестром 20-й дивизии вермахта напротив командующего», — уточнялось там же.

Уже по ходу дня в график были внесены значительные коррективы. Как было записано в журнале 19-го армейского корпуса Гудериана, «при обсуждении проведения праздничной передачи города и прохождения торжественным маршем русский командующий Кривошеин высказал пожелание не задействовать его танки в прохождении, иначе советские экипажи не увидят прохождения немецких войск».

Для участия в торжественном мероприятии выделялись следующие части 20-й моторизованной дивизии вермахта: 90-й моторизованный полк, штаб и первый дивизион 56-го артиллерийского полка, второй дивизион 20-го артиллерийского полка. Кроме того, 90-й полк выставлял свой оркестр, при этом специально оговаривалось: транспорт для него должен находиться поблизости, чтобы оркестр мог отбыть сразу за колонной первого дивизиона 56-го полка. Подразделения должны были проходить в следующем порядке: 90-й моторизованный полк, за ним штаб 56-го артполка, второй дивизион 20-го артполка и первый дивизион 56-го артполка.

Согласно хранящемуся в немецком архиве документу – «Договоренности с советскими офицерами о передаче Брест-Литовска» — в 08:00 утра в Брест должен был войти русский батальон для принятия крепости и земельной собственности, на 10:00 планировалось заседание смешанной комиссии, в 14:00 немецкие и советские военные должны были пройти перед командующими с обеих сторон и в концовке сменить флаг с немецкого на советский. Эту церемонию, по задумке, сопровождала бы музыка национальных гимнов. Поскольку немцы не знали, есть ли у частей РККА свой оркестр, их музыканты были готовы сыграть и советский гимн.

В целом гарнизон выполнил соглашение о сдаче, лишь отдельные группы офицеров в нескольких местах открыли огонь с баррикад. С помощью танков сопротивление было быстро подавлено. Это — первое применение танков Т-28 в боевой обстановке.

Тем временем соединения 2-го кавалерийского корпуса РККА в пешем строю совместно с танками 24-й, 38-й легкотанковых и 10-й тяжелой танковых бригад вступили во Львов.

«В день передачи Бреста русским в город прибыл комбриг Кривошеин, танкист, владевший французским языком; поэтому я смог легко с ним объясниться. Все вопросы, оставшиеся неразрешенными в положениях министерства иностранных дел, были удовлетворительно для обеих сторон разрешены непосредственно с русскими. Мы смогли забрать все, кроме захваченных у поляков запасов, которые оставались русским, поскольку их невозможно было эвакуировать за столь короткое время», — отмечал Гудериан.

О том, как Красная армия входила в Польшу 17 сентября 1939 года и с чего все начиналось, можно прочитать в этом материале «Газеты.Ru».

Остатки разбитых польских войск продолжают вести боевые действия. Многие сдаются или попадают в плен, самые непримиримые уходят в леса. В 14:00 РККА заняла Янов – ныне Иваново в Брестской области.

Но мы возвращаемся в год 1939-й. Ровно в это время, только 80 лет назад польский гарнизон Львова начал складывать оружие.

Советские и польские военные в сентябре 1939 года
РИА Новости

Взять Львов было мечтой не только Сталина, но и Николая II. В этом материале «Газеты.Ru» можно узнать, как в сентябре 1914 года Львов взяли царские генералы. Удержать его надолго, правда, они не смогли — и даже вдрызг переругались, оспаривая, кому принадлежат главные лавры.

Завершились переговоры между советской и немецкой военными делегациями по поводу Львова. К гигантскому разочарованию Гудериана и многих других полководцев вермахта, подписано соглашение о «передаче города Львова войскам Советского Союза».

Жители Западной Украины читают первые советские газеты. 1939 год.
Федор Левшин/РИА Новости

«К 13.00 22 сентября 1939 года бригада после 90 км марша сосредоточилась у входа в Брест-Литовск, — сообщал комбриг Кривошеин на следующий день в донесении командованию. — В 16.00 (точно по времени, установленному протоколом) вступил с бригадой в город, где прошла процедура замены флагов и приветствия германских войск. Из частей германской армии остались до 12.00 23.09 отдельные мелкие части, которые сейчас уже выходят. Ночь в городе прошла спокойно. Пехота — полк товарища Фомина прибывал с 22.00 22.09 до 10.00 23.09. Бронепоезд прибыл в 22.00 22.09. Поставил требование германскому командованию освободить линию Высоко-Литовск, Клец не позже 12.00 24.09».

Вторая Мировая война 1939-1945 гг. Польский поход Красной армии. 17—29 сентября 1939 года. Присоединение Западной Украины и Западной Белоруссии к СССР. Советский танк БТ-2 пересекает границу Белоруссии в районе Вильно. 1939 год
Федор Левшин/РИА "Новости"

«В качестве вестника приближения русских прибыл молодой русский офицер на бронеавтомобиле, сообщивший нам о подходе их танковой бригады. Затем мы получили известие о демаркационной линии, установленной министерством иностранных дел, которая, проходя по Бугу, оставляла за русскими крепость Брест; такое решение министерства мы считали невыгодным», — писал позднее генерал Гудериан.

Брестская крепость, 23 июня -- август 1941 года
Wikimedia Commons

Через Кобринские ворота на территорию Брестской крепости въехали грузовики с советскими военными. Передачу цитадели проводил командир второго батальона 76 пехотного полка подполковник Леммель. С советской стороны крепость принимал помощник начальника штаба 29-й легкотанковой бригады капитан Квасс.

Брестская крепость в годы войны
Wikimedia Commons

В 08:30 утра из Бреста эвакуировался штаб 19-го моторизированного корпуса. А в 10:00 под звуки немецкого оркестра, игравшего полковой марш «Фридерикус Рекс», началась процедура спуска немецкого военного флага с башни Тереспольских ворот. Надо отметить, многие немецкие военные считали сдачу Бреста позорной уступкой большевикам, не скрывая своего негодования по этому поводу.

Расстрел польских граждан подразделением вермахта в 1939 году.
РИА Новости

20 сентября к Бресту, уже занятому 19-м моторизированным корпусом вермахта под командованием генерала Гудериана, подошли части 29-й танковой бригады Красной армии комбрига Кривошеина. В Москве тем временем шли интенсивные переговоры о новой границе между странами.

Николай Филатов/РИА "Новости"

«Германское правительство и правительство СССР установили демаркационную линию между германской и советской армиями, которая проходит по р. Писа до ее впадения в р. Нарев, далее по р. Нарев до ее впадения в р. Буг, далее по р. Буг до ее впадения в р. Висла, далее по р. Висла до впадения в нее реки Сан и дальше по р. Сан до ее истоков», — писала по поводу немецко-советской границы газета «Правда».

Немцы уничтожают польско-данцигскую границу в районе Сопота. 1 сентября 1939 года
Wikimedia Commons

Немцы по приказу Гитлера начали эвакуацию из Восточной Польши на промежуточные рубежи. Занятый 14 сентября Брест подлежало передать Советскому Союзу. Советско-немецкая государственная граница пролегла по реке Западный Буг.

Heinrich Hoffmann

«Движение войск обеих армий должно быть организованно с таким расчетом, чтобы имелась дистанция между передовыми частями колонн Красной армии и хвостом колонн германской армии, в среднем до 25 км», — пояснялось в документе.

1 сентября 1939 года войска Германии вторгаются в Польшу, начав Вторую мировую войну в Европе. Немецкие войска, передвигаясь по территории Польши, везут польский пограничный знак, взятый в качестве трофея.
РИА Новости

В 4 утра 21 сентября был подписан советско-германский протокол, согласно которому части РККА «остаются на линии, достигнутой ими к 20 часам 20 сентября 1939 года, и продолжают вновь свое движение на запад с рассветом 23 сентября 1939 года», а подразделения вермахта «начиная с 22 сентября, отводятся с таким расчетом, чтобы, делая каждый день переход, примерно, в 20 километров, закончить свой отход на западный берег р. Вислы у Варшавы к вечеру 3 октября и у Демблина к вечеру 2 октября; на западный берег р. Писа к вечеру 27 сентября, р. Нарев, у Остроленка, к вечеру 29 сентября и у Пултуска к вечеру 1 октября; на западный берег р. Сан, у Перемышля, к вечеру 26 сентября и на западный берег р. Сан, у Санок и южнее, к вечеру 28 сентября».

Следующим шагом стало оглашение по радио и публикация в газетах текста, написанного уже Сталиным и имевшего схожий смысл. Однако в дальнейшем вождь передумал, опасаясь, как бы германское командование не нарушило своего обещания придерживаться оговоренных принципов. 19 сентября в Москве начались переговоры немецких и советских военных о разделе Польши, а именно о проведении демаркационной линии. Главные разногласия вызывала будущая принадлежность Львова. После ночи напряженных обсуждений, к утру 20-го гости советской столицы решились на уступки. Гитлер, с которым представители немецкой делегации непрерывно держали связь, распорядился «отвести от Львова войска и отдать город русским». Также передачи Советскому Союзу подлежали Перемышль и Брест.

«По причине внутренней несостоятельности польского государства и раздора среди населения, населяющего бывшую его территорию, правительство Германии и правительство СССР решили положить конец недопустимым политическим и экономическим условиям, существующим на этих территориях. Они относят к их совместной обязанности восстановить мир и порядок в этих областях, которые естественно их интересуют, и привнести новый порядок созданием естественных границ и жизнеспособной экономической структуры», — отмечалось, в частности, в тексте.

Еще 17 сентября, в день пересечения группами Киевского и Белорусского военных округов советско-польской границы, в немецком Генштабе начались консультации для выработки единой позиции по поводу будущей демаркационной линии. Например, нацисты очень хотели забрать себе Львов, — но ровно о том же мечтал и Сталин. Поэтому уже вечером 17 сентября дипломаты Германии отправили в Москву проект текста совместного заявления с СССР.

80 лет назад в эти дни продолжалось продвижение частей Красной армии по территории Польши. Правительство страны бежало за границы, подразделения польских войск, за редким исключением, находились в состоянии полной деморализации и массово сдавались в плен. Одновременно против них активизировались украинские и белорусские повстанческие отряды. Запад Польши находился под контролем сил вермахта. Немцам предстояло решить – как же поделить капитулирующую страну с Советским Союзом, не обидев себя и не разозлив своего партнера?

Советский танк пересекает границу местечка Раков в Польше. 1939 год
Федор Левшин/РИА Новости

22 сентября Брест был передан немцами советской администрации в рамках соглашения о разделе занятой силами вермахта и частями Красной армии Польши. По этому случаю на центральной улице города состоялся совместный военный парад: советские танкисты наблюдали за торжественным маршем коллег из нацистской Германии. А с небольшой трибуны за действом следили их командиры – генерал Гейнц Гудериан и комбриг Семен Кривошеин. Процедура завершилась торжественным спуском нацистского флага со свастикой и поднятием алого советского полотнища. «Газета.Ru» вспоминает неоднозначную страницу отечественной истории, которую Иосифу Сталину и компании очень хотелось забыть, в формате исторического онлайна.

Wikimedia Commons