Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

История

Бежал от красных: сербы открыли памятник русскому архитектору

Памятник архитектору Краснову открыли в Белграде

В Белграде открыли памятник русскому архитектору Николаю Краснову. Ранее в его честь была названа улица и открыта мемориальная табличка в сербской столице. После эмиграции в Королевство сербов, хорватов и словенцев Краснов создал облик центральной части Белграда, а на родине известен как главный зодчий Крыма и создатель Ливадийского дворца.

Как Николай Петрович стал Николой

Памятник прославленному архитектору Николаю Краснову торжественно открыли в центре Белграда. Мраморное изваяние было установлено в парке Ташмайдан недалеко от русской церкви Святой Троицы, где покоятся останки вождя Белого движения Петра Врангеля. Скульптор Небойша Савович Нес изобразил зодчего склонившимся над рабочим столом с чертежами. Отныне монумент украшает площадку напротив входа в здание Государственного архива Сербии — одного из лучших творений Краснова.

На церемонию прилетал его правнук Сэм Смолл.

«Мой прадед работал с камнем, и этот каменный монумент выполнен по образу, запечатленному на фотографии, где архитектор работает за столом.

Ведь именно на бумаге начинает воплощаться замысел», — заявил он, выступая перед собравшимися.

В свою очередь, автор книги о Краснове, архитектор и геральдист Драгомир Ацович отметил, что «мы все еще ходим по улицам, любуясь творениями его дара», хотя с момента смерти их создателя прошло уже 80 лет.

«Когда Краснов прибыл к нам, ему было 55 лет, за плечами у него была блестящая карьера, звание архитектора царского двора и статус академика, а с ним остался уничтоженный век, неизвестное будущее и семья. У нас он обрел возможность реализовать свой богом данный талант и предложить своему новому дому бесценный дар», — подчеркнул Ацович, наиболее известный по работе над внутренним убранством белградского храма Святого Саввы, одной из крупнейших православных церквей в мире.

Это уже не первое увековечивание памяти Краснова в Белграде, где о его работе, пожалуй, знают даже больше, чем на родине. В 2016 году на одном из зданий по улице, названной в его честь и ведущей к храму Святого Саввы, открыли мемориальную табличку.

«Построенные Красновым здания нельзя рушить!»

Многие в столице Сербии считают Краснова «своим» архитектором. Он и сам, вполне вероятно, позиционировал себя как человек двух стран. Несмотря на зрелый возраст, ему удалось ассимилироваться в новой среде. Если свои первые проекты в Белграде архитектор подписывал «Николай Петрович Краснов», то через десять лет сократил имя до «Николай Краснов», а на последних работах выводил – «Никола Краснов».

«Краснов — художник архитектуры, — сказал «Газете.Ru» строитель Мирослав Павлович, пришедший в парк Ташмайдан полюбоваться творением Савовича Неса. —

Его личное несчастье, имею ввиду вынужденный отъезд из России, обернулось нашим счастьем, потому что он выбрал Сербию.

Наш король знал, кем является этот человек, доверял и всячески ему помогал. Краснов имел свободу проектирования, деньги и поддержку. Почти все государственные здания современной Сербии сделаны им. Центр Белграда вообще можно спокойно называть Краснов-городом. Для меня большая честь, что именно великий мастер построил здание манежа, в который потом переехал Югославский драматический театр».

Это сооружение сильно пострадало в пожаре 1997 года. Впоследствии собеседник «Газеты.Ru» принял непосредственное участие в восстановлении театра.

«Сначала мы старались сохранить старый облик, особенно фасад, выходящий на улицу, — пояснил он. — Работать было очень опасно, но никто не хотел бросить детище Краснова. И все-таки эксперты из Института охраны памятников велели разобрать уникальную кладку. Сегодня у театра новая стена, построенная нами. А фрагменты исторического фасада спрятаны за стекло. Можно сказать, это мавзолей Краснова. На плоды его работы теперь не падает даже пыль. Есть еще один символ. Краснов эмигрировал из России и создал чудо в Сербии. Когда реконструировали театр, началась бомбардировка Югославии. И как Краснов начал новую жизнь в Белграде, так и мы встали на ноги после ужаса 1999 года. Запад не понимал, что то, что возвел великий архитектор, нельзя рушить!»

«Прибыл из Крыма на пароходе «Бермудиан»

Поскольку Краснов был убежденным монархистом, то после Февральской революции отношение к нему новой власти являлось далеким от почитания, указывается в книге исследователя Владимира Сухорукова «Крым в лицах и биографиях». После событий октября 1917 года архитектор превратился в олицетворение «контры». С трудом продержавшись в новых реалиях до 1919 года, Краснов с женой и двумя дочерьми отбыл на пароходе «Бермудиан» в Константинополь. Затем, как и многие, перебрался на Мальту.

В составленной на эмигранта анкете подчеркивалось, что в случае изменения политической обстановки в России он намерен вернуться в Крым:

«Прибыл из Крыма на пароходе «Бермудиан» в мае 1919 года с женой Анной Михайловной 55 лет, двумя дочерьми — Ольгой и Верой Николаевнами 30 и 24 лет,

зятем Хорватом Леонидом Владимировичем 29 лет и внуком Владимиром 6 лет. Постоянное место жительства — город Ялта Таврической губернии. В России остались бумаги и акции в банке в Москве; материальное положение — средств нет; какой труд желает получить — по специальности; куда хочет ехать и когда — в Крым, когда будет спокойно».

Но после окончания Гражданской войны стало понятно, что власть большевиков укоренилась надолго. Краснову с родственниками не оставалось ничего другого, как обживаться на средиземноморском острове или искать себе другое пристанище. Работы для архитектора там не было, и он попросил Союз русских инженеров оказать содействие переезду в Королевство сербов, хорватов и словенцев, как тогда называлась Югославия. В апреле 1922 года Красновы перебрались в Белград. Король Александр I тогда активно занимался выстраиванием своей державы, а потому талант мастера не остался невостребованным.

Краснов нашел работу в Министерстве строительства, где стал инспектором архитектурного отделения. По его проектам в столице было возведено большое количество монументальных построек. Помимо Госархива это здания Министерства финансов (современное здание правительства Сербии), Министерства лесных и природных ресурсов (ныне МИД), Министерства сельского хозяйства и водных ресурсов. В здании Народной скупщины Краснов спроектировал фасад, часть внутренних интерьеров, парк и ограду.

По заказу королевской семьи Карагеоргиевичей русский архитектор оформил интерьер ее резиденции, в том числе Королевского дворца в Дединье.

Было у него и несколько проектов за пределами Белграда. Так, Краснов занимался реконструкцией мавзолея черногорского правителя первой половины XIX века, выдающегося сербского поэта Петра II Негоша на горе Ловчен. Королевская усыпальница — храм Святого Георгия на холме Опленац близ Тополы, сербские военные кладбища в Греции на острове Видо и в Салониках — тоже его рук дело.

В общей сложности Краснов прожил в Югославии 17 лет. 8 декабря 1939 года он скоропостижно скончался, всего месяц не дожив до своего 75-летия. Могила зодчего находится на русском участке Нового кладбища Белграда. Поблизости погребены многие знаменитые деятели русской эмиграции. Здесь же похоронены останки основоположника белой Добровольческой армии генерала Михаила Алексеева.

Николай II: «Краснов — удивительный молодец»

Масштаб личности Краснова был настолько велик, что в 1887 году, в 23-летнем возрасте его утвердили главным архитектором Ялты с окладом в 900 рублей в год. Решение принимала Городская дума. Начав свою работу с расширения и благоустройства набережной, Краснов превратил Ялту в город-курорт общеимперского масштаба. Если прежние архитекторы видели Ялту бессистемным городом-садом с разбросанными повсюду дачами, то Краснов взялся за дело с государственной основательностью. Город расширялся, включал в себя новые территории, а архитектор определял нормы ширины улиц и высоты зданий, устранял хаотичность застройки.

Он построил две городские гимназии, детскую больницу, благоустроил Пушкинский бульвар, реконструировал порт, построил мол, установил подпорные стены вдоль двух рек, обрамляющих Ялту с запада и востока, и мосты через эти реки.

Дворец «Дюльбер» в Мисхоре в мавританском стиле, принадлежавший двоюродному дяде Николая II, великому князю Петру Николаевичу. Дача в имении «Чаир», владельцем которой являлся его брат, великий князь Николай Николаевич (главнокомандующий Русской императорской армией в Первой мировой войне).

Дворец Феликса Юсупова в Кореизе, санаторий имени императрицы Александры Федоровны в Массандре, дача «Виктория» в Феодосии

— вот лишь небольшая часть хорошо известных объектов, придуманных и воплощенных в жизнь архитектором Красновым. Но главным творением его карьеры, бесспорно, стал Ливадийский дворец — летняя резиденция царской семьи в окрестностях Ялты, построенная по личному заказу последнего русского императора.

Восхищаясь этой работой, Николай II писал своей матери Марии Федоровне в сентябре 1911 года: «Архитектор Краснов — удивительный молодец, подумай — в 16 месяцев он построил дворец, большой Свитский дом и новую кухню. Кроме того, он прелестно устроил и украсил сад со всех сторон новых построек вместе с нашим отличным садовником, так что эта часть Ливадии очень выиграла. Виды отовсюду такие красивые, особенно на Ялту и на море. Все приезжающие, после осмотра дома, в один голос хвалят то, что видели, и, конечно, самого виновника — архитектора».

Плоды деятельности Краснова распространены по всему Крыму. Не обошел вниманием зодчий и административный центр полуострова Симферополь.