Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Наука и власть

Открытая наука: ученым разрешили контакты с иностранцами

В РАН прокомментировали отмену ограничений на контакты с иностранцами

В РАН обрадовались первому важному решению нового главы Минобрнауки Валерия Фалькова. Министр отменил скандальный приказ, ограничивавший контакты ученых с иностранными коллегами.

В Российской академии наук положительно отнеслись к отмене скандального приказа Минобрнауки, ограничивавшего контакты ученых с иностранцами.

«Мы с самого начала высказывали сильное несогласие с этим приказом, сначала об этом заявил Президиум РАН, а затем и Общее собрание, которое единогласно попросило отменить его. Конечно, это очень позитивная новость, — заявил «Газете.Ru» вице-президент РАН академик Алексей Хохлов. –

Важно само направление мысли, которое задавалось этим приказом, и то, что он отменен, это очень хорошо».

В понедельник новый глава Министерства науки и высшего образования Валерий Фальков своим решением отменил нашумевший приказ, ограничивающий контакты российских ученых с иностранными коллегами. Об этом министр объявил на пресс-конференции.

«Мы заинтересованы в том, чтобы сотрудничество развивалось на принципах открытой науки», — сказал Фальков.

В декабре 2019 года бывший министр науки и высшего образования Михаил Котюков, выступая в защиту приказа, заявил, что никаких принципиально новых решений он не содержал. «Такие документы точно есть не только в России, такая практика так или иначе развивается в разных государствах, но мы готовы совершенствовать его, как и любой другой документ, над этим мы сегодня работаем», — заявил Котюков.

Скандальный приказ министерства поднял волну критики в научном сообществе в середине августа 2019 года, когда сканы документа опубликовала газета «Троицкий вариант».

Приказ регламентировал поведение ученых академических институтов и вузов с иностранцами «в территориальных органах и организациях» министерства. В нем, в частности, говорилось, что прием иностранцев можно проводить

«в специально предназначенных и оборудованных для этих целей помещениях».

«Работникам территориальных органов и подведомственных организаций разрешаются встречи с иностранцами в рабочее и нерабочее время за пределами территориальных органов и подведомственных организаций при условии получения соответствующего разрешения руководителя территориального органа и подведомственной организации», — говорилось в документе. При этом за пять дней до встречи директор организации должен отправить в министерство уведомление с указанием места и даты встречи, цели приема, ФИО иностранца.

А на самой встрече по инструкции должны присутствовать не менее двух российских представителей.

При этом по прошествии пяти дней директор российской организации должен отправить в министерство отчет о встрече, заверенный круглой печатью, о результатах и содержании переговоров. Отдельные положения приказа вызвали особое негодование ученых и волну издевательских комментариев. Так, из пункта 17 приказа следовало, что, находясь в российском учреждении науки, иностранец не может использовать электронные средства обработки и накопления информации, если это не «предусмотрено международными договорами Российской Федерации».

К указанным средствам относятся мобильники, диктофоны, плееры, часы, фотоаппараты.

Критики приказа в соцсетях сразу возмутились — а относятся ли к разрешенным помещениям кафе или другие места, где российские ученые могут встретиться с иностранными коллегами. «Непонятно, что делать с тем фактом, что у нас куча международных проектов, в том числе в рамках грантов РФФИ для сотрудничества между Россией и Индией, Ираном, Францией и другими странами. Участникам писать отчеты после каждого рабочего дня или на всякий случай, если ученый ушел на обед, а потом снова встретил зарубежных коллег, лучше составить отдельные дообеденные и послеобеденные отчеты по числу встреч? Увы, про это в рекомендациях не сказано», — возмущался в Facebook Александр Панчин — кандидат биологических наук, член комиссии РАН по борьбе с лженаукой.

«Нас курируют с двух сторон — и министерство, и ФСБ, так как наша организация фактически относится к предприятиям ОПК. Нас этот приказ не удивил, ведь в таких условиях мы работаем уже давно, — пояснил «Газете.Ru» директор ФИАНа Николай Колачевский. — Ужесточение подобных вопросов наблюдается последние лет пять, а резкое усиление возникло последние года два. Связано это, скорее всего, со скандалами вокруг гостайны, которые уже бывали. В тот же МИФИ, хотя это вуз, провести иностранца вообще бесконечно сложно. Все то хорошее, что начало появляться в стране в науке, работа в ЦЕРН, проекты «Мегасайнс», — происходит за счет контактов с иностранцами.

В этом вопросе нужен баланс, ведь, как говорил академик Месяц, если нас изолировать от внешнего научного мира, мы сгнием».

Позднее в Минобрнауки оправдывались, что приказ носит рекомендательный характер и соответствует мировым нормам. В октябре руководство Российской академии наук (РАН) обратилось в Министерство науки и высшего образования с призывом пересмотреть правила общения российских ученых с зарубежными коллегами. «Ограничения либо мелочная регламентация контактов ученых разных стран, не участвующих в секретных разработках, контрпродуктивны и ведут к изоляции и стагнации российской научной сферы», — подчеркивалось в документе, подписанном президентом РАН Александром Сергеевым и главным ученым секретарем Президиума Николаем Долгушкиным.

Ученые констатировали, что буквальное следование регламенту «не только ставит под угрозу достижение основных целевых показателей национальных проектов «Наука» и «Образование», но и ведет к деградации существующего уровня научной деятельности в большинстве научных организаций и вузов».