Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

История

Ускорение и гласность: с какими идеями Горбачев возглавил КПСС

35 лет назад Горбачев стал генсеком ЦК КПСС

11 марта 1985 года Михаил Горбачев был избран генеральным секретарем ЦК КПСС. Предложение по его кандидатуре вынес на заседание Политбюро министр иностранных дел СССР Андрей Громыко. Горбачеву отдали предпочтение перед конкурентами как молодому и прогрессивному лидеру. В первый же день пребывания на высшем партийном посту он говорил о гласности и ускорении.

10 марта 1985 года после продолжительной болезни скончался генеральный секретарь Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза Константин Черненко. Уставшее от войны в Афганистане советское общество требовало обновления кадров. Запрос народа на молодого лидера подрывал шансы министра иностранных дел СССР Андрея Громыко занять освободившуюся должность. А если руководствоваться принципами, примененными после ухода из жизни Леонида Брежнева и Юрия Андропова, именно он должен был стать новым генсеком.

В тот момент Громыко оставался последним из шести возрастных функционеров, руководивших партией и государством на протяжении многих лет. Однако после смерти Черненко он сам внезапно отказался претендовать на главный пост в КПСС. Расчетливый дипломат, возглавлявший МИД с 1950-х годов, Громыко не собирался уходить с политического Олимпа, но хотел выторговать для себя более спокойное место председателя Президиума Верховного Совета СССР, высшую должность в государстве.

«Не за горами мое 80-летие. После перенесенного «легкого инфаркта», да еще при аневризме, да еще операции на предстательной железе, думать о такой ноше, как секретарство, было бы безумием...

Остаются Гришин, Романов, Горбачев. Вот они и будут претендовать», — заключил Громыко.

Первому секретарю Московского горкома КПСС Виктору Гришину принадлежал рекорд продолжительности членства в Политбюро. Он участвовал в заседаниях с 1971 года и был старшим из обозначенного Громыко круга претендентов, уже успев отметить 70-летний юбилей. Впоследствии в мемуарах он признавался, что добровольно отказался от борьбы за кресло генерального секретаря, поскольку не имел амбиций возглавить партию. Демонстративный уход в сторону – если он действительно был – стоил Гришину карьеры. Горбачев оказался скор на расправу с бывшими конкурентами: уже в декабре 1985 года бессменный «хозяин Москвы» лишился своей должности, а в феврале 1986-го был исключен и из Политбюро.

62-летний первый секретарь Ленинградского обкома Григорий Романов по возрасту находился между двумя конкурентами. Как и Лев Троцкий в случае со смертью Владимира Ленина, в момент кончины Черненко он был в отпуске в Литве, узнал о случившемся с большим опозданием и прибыл в Москву лишь на следующий день. Против Романова как «ретрограда» и «сталиниста» взбунтовалась прогрессивная советская интеллигенция. Работу в поддержку Горбачева повел директор Института востоковедения АН СССР Евгений Примаков. Как и Гришин, очень скоро Романов был снят со всех постов по «состоянию здоровья» и оставил политику.

Вклад Примакова в возвышение Горбачева многие эксперты называли решающим. И все же ключевую роль в его победе сыграл Громыко, который давно знал Горбачева и, согласно мнению ряда экспертов, хорошо к нему относился.

Председатель КГБ в 1988-1991 годах Владимир Крючков по прошествии лет подтверждал, что сразу после смерти Черненко члены Политбюро действительно предлагали занять вакантный пост Громыко.

Однако тот вступил в тайные переговоры с Примаковым и еще одним сторонником самого молодого претендента Александром Яковлевым через своего сына, директора Института Африки Анатолия Громыко. В обмен на поддержку кандидатуры Горбачева шеф дипломатического ведомства хотел стать «президентом СССР».

В итоге 54-летний Михаил Сергеевич был назначен организатором похорон Черненко. Как повелось еще со смерти Иосифа Сталина, кто хоронил предыдущего вождя – становился следующим.

На Горбачева делал ставку не только Громыко. Из всех вероятных сменщиков Черненко именно персона выходца со Ставрополья вызывала наибольшие симпатии на Западе. Там обращали внимание, что потенциальный кандидат на высшую власть в КПСС выгодно отличается от остальных товарищей свежестью, хорошим вкусом в одежде и прогрессивностью идей.

Так, за неделю до кончины Черненко, 3 марта 1985 года, газета The New York Times писала:

«Горбачев больше, чем любой другой советский лидер, олицетворяет новое поколение.

Пятидесяти четырех лет от роду, крестьянский сын и профессиональный партийный деятель вышел из тени кремлевской политики и стал вторым в партийной иерархии и главным претендентом на смену больному Константину Черненко, человеку на 20 лет старше».

После визита в Лондон Горбачева охарактеризовали как «улыбающегося, обаятельного, общительного нового советского лидера в сопровождении элегантной, образованной и культурной жены».

«Он носил деловые костюмы, делавшие его неотличимым от западных людей, которым он оказывал внимание. На ней в один из дней был темный костюм, назавтра — деловой костюм в тонкую полоску с атласной блузой, на третий день — белый шерстяной костюм с туфлями на высоком каблуке из лакированной кожи, а на приеме в советском посольстве — кремовое атласное платье из двух частей, босоножки из золотой парчи на цепочке с ремешками и жемчужные серьги, — восторженно отмечала NYT. — Он стал известен на Западе менее трех лет назад, и

здесь его знали, вообще говоря, в основном как юношу из Политбюро, «мальчика с фермы» на два десятилетия моложе большинства своих товарищей, компетентного и, по-видимому, умного политика».

11 марта 1985 года Громыко на Пленуме ЦК выдвинул кандидатуру Горбачева на пост генсека в КПСС. Министр иностранных дел так хорошо расписал сильные качества своего протеже, что у членов ЦК не оставалось иных вариантов, как только одобрить предложенную кандидатуру.

В тот же день избранный генеральный секретарь выступил на Пленуме со своей первой речью в новом качестве. Из его уст прозвучали ставшие позже культовыми слова – «ускорение» и «гласность». При этом Горбачев обещал четко придерживаться линии своего предшественника, человека «чуткой души и большого организаторского таланта», который «отдавал все силы и знания развитию экономики страны, росту благосостояния и культуры народа, обеспечению безопасности Родины, сохранению и упрочению мира на земле».

«Это – линия на ускорение социально-экономического развития страны, на совершенствование всех сторон жизни общества.

Мы и дальше обязаны расширять гласность в работе партийных, советских, государственных и общественных организаций», — резюмировал Горбачев.

Впоследствии отношения между Громыко и Горбачевым сильно испортились. Преемником ветерана дипломатии во главе МИД стал горбачевский сподвижник Эдуард Шеварднадзе. А в 1988 году Громыко лишился поста председателя Президиума Верховного Совета СССР, на котором его сменил Горбачев. Провожая Громыко на пенсию, он на заседании Политбюро сказал, что «тот заслуживает огромной благодарности от всех нас, всей партии и страны». В последние месяцы жизни отставник сильно критиковал политику Горбачева.