Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

История

Обмен на «мосту шпионов»: как Щаранский покинул СССР

Прослушать новость
Остановить прослушивание

35 лет назад СССР обменял диссидента Щаранского на арестованных разведчиков

11 февраля 1986 года известный на Западе советский диссидент, один из создателей Московской Хельсинкской группы Анатолий Щаранский был обменян на «мосту шпионов» между Западным Берлином и ГДР на арестованных за рубежом разведчиков из стран соцблока. Уехав в Израиль после девяти лет пребывания в советских тюрьмах, он сделал политическую карьеру, был депутатом кнессета и возглавлял министерства.

Выпускник Московского физико-технического института (МФТИ) Анатолий Щаранский участвовал в еврейском движении в СССР, демонстрациях и протестных голодовках. Был автором писем и обращений еврейских активистов к советским властям и международной общественности. В 1973 году он подал документы на выезд в Израиль, но получил отказ и стал активным участником эмиграционного движения евреев-отказников.

Работая помощником и переводчиком академика Андрея Сахарова, 12 мая 1976 года Щаранский стал одним из создателей Московской Хельсинкской группы (МХГ), преподавал английский язык Юрию Орлову, Людмиле Алексеевой и другим активистам. Во время этих занятий велись беседы на темы борьбы за права человека в СССР.

МХГ публиковала десятки документов, свидетельствовавших о том, что нарушения прав человека в СССР продолжались, несмотря на подписание страной Хельсинкских соглашений. Эти публикации привлекли внимание всего мира.

Как вспоминал сам Щаранский, в начале февраля 1977 года «начались репрессии».

«Были арестованы двое из руководителей группы. Третий видный член группы Людмила Алексеева была выслана из Советского Союза. Я как основное звено связи группы со свободным миром был следующим в очереди на арест. Одновременно репрессиям подвергалось и движение за свободу еврейской эмиграции — наиболее многочисленное из всех диссидентских групп, выступавшее с единственным и наиболее конкретным требованием: предоставить евреям право на выезд в Израиль», — отмечал диссидент.

15 марта 1977 года Щаранского арестовали. Ему предъявили обвинения по двум статьям УК РСФСР: 64-а (измена родине) и 70 часть 1 (клевета с умыслом подрыва советского общественного строя). Утверждалось, что диссидент собрал и передал на Запад списки лиц, которым было отказано в выезде из СССР под предлогом сохранения гостайны, а также информацию о расположении, ведомственной принадлежности и режиме секретности около 200 предприятий в разных городах страны. По версии обвинения, Щаранский передал эти списки агенту американской военной разведки Роберту Тоту, работавшему в Москве под видом журналиста. Считалось, что Щаранский делал все это по заданию иностранных спецслужб. Его деятельность в составе МХГ квалифицировалась как клевета.

Соратники Щаранского пытались привлечь внимание к его аресту за рубежом. Так, 23 сентября 1977 года десять еврейских активистов отправили письмо политическому руководству Израиля. В нем, в частности, сообщалось: «В очередной раз мы вынуждены обратиться к вам за помощью и поддержкой. На этот раз идет речь об Анатолии Щаранском. Московский еврей, который в течение нескольких лет добивался возможности выехать в Израиль и активно боролся за право на репатриацию отдельных отказников и еврейского населения СССР в целом, несколько месяцев назад был арестован и обвинен по самой страшной статье уголовного кодекса, предусматривающего высшую меру наказания. Сегодня его пытаются обвинить в измене родине и шпионаже. Над одним из наших товарищей, над человеком, который, как и мы, хочет репатриироваться, изучал иврит и еврейскую историю, участвовал в работе семинара еврейских отказников-активистов, нависла угроза лишиться не только свободы, но и самой жизни. Мы обращаемся к вам с просьбой усилить борьбу за его спасение, сделать все возможное для сохранения жизни и свободы нашему товарищу».

Суд над Щаранским начался 10 июля 1978 года и продолжался пять дней.

Его родственники не смогли найти адвоката с допуском, а иностранных адвокатов к процессу не допустили. Поэтому Щаранский решил защищать себя сам. После того как обвинительное заключение было зачитано, Щаранский заявил, что виновным себя не признает и обвинение считает абсурдным.

«Я счастлив, что жил честно, в мире со своей совестью, никогда не кривил душой, даже тогда, когда мне угрожали смертью, — сказал Щаранский в своем последнем слове. — Я счастлив, что помогал людям. Я горжусь, что познакомился и работал вместе с такими честными и смелыми людьми, как Сахаров, Орлов, Гинзбург, — продолжателями традиций русской интеллигенции. Я счастлив, что являюсь свидетелем освобождения евреев СССР. Надеюсь, что эти абсурдные обвинения мне и всему еврейскому эмиграционному движению не помешают освобождению моего народа».

14 июля 1978 года суд приговорил Щаранского к 13 годам лишения свободы. Ему предстояло провести три года в тюрьме и еще десять лет в лагерях строгого режима.

В тот же день журналист и правозащитник Александр Гинзбург был приговорен за антисоветскую пропаганду к восьми годам заключения, а глава Литовской Хельсинкской группы Викторас Пяткус — к десяти годам. На следующий день в «Правде» вышла статья с заголовком «По заслугам». Щаранский был назван в тексте «изменником родины».

В местах лишения свободы ему пришлось провести девять лет. Все это время друзья Щаранского продолжали борьбу за его освобождение. Сам заключенный неоднократно попадал в карцер за протесты против незаконных, с его точки зрения, действий тюремного начальства, около половины срока провел в одиночной камере и 400 дней — в штрафном изоляторе. Щаранский неоднократно объявлял голодовки протеста и подвергался принудительному кормлению.

18 ноября 1985 года на саммите по ядерному разоружению в Женеве состоялась первая встреча генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева и президента США Рональда Рейгана.

Перед этим еврейские организации и ряд западных политиков потребовали, чтобы освобождение Щаранского стало частью любой разрядки напряженности между СССР и США.

Демонстрации по всему миру и ходатайства политиков Европы и США сделали свое дело. 11 февраля 1986 года Щаранского вместе с двумя гражданами ФРГ и гражданином Чехословакии обменяли на мосту Глинике на границе Западного Берлина и ГДР на арестованных в США чехословацких агентов Карела и Хану Кехер, а также советского разведчика Евгения Землякова, польского разведчика Ежи Качмарека и разведчика ГДР Детлефа Шарфенорта, арестованных в ФРГ.

Узников Запада привезли на «мост шпионов» в двух микроавтобусах, Щаранский и остальные находились в легковых машинах с противоположной стороны. Посредником между сторонами выступил восточногерманский адвокат Вольфганг Фогель. Поскольку американцы никогда не признавали Щаранского шпионом, он пересек границу за полчаса до обмена остальных заключенных.

«Но где же граница?» — спросил он. Ему ответили: «А вот здесь, вот эта широкая белая линия».

С западной стороны границу первыми пересекли супруги Кехер, затем Земляков и Качмарек. При этом сотрудника восточногерманских спецслужб Шарфенорта в суматохе едва не забыли на мосту.

После освобождения Щаранский вылетел в Иерусалим, где проживали его жена и мать.

В октябре 1986 года был обменян на сотрудника представительства СССР в ООН Геннадия Захарова руководитель МХГ Орлов, уже отбывший к тому времени лагерный срок и находившийся в ссылке в Якутии. Его привезли в Москву, в Лефортовской тюрьме объявили, что лишают гражданства, и под стражей посадили на рейс до Нью-Йорка.

«Обоих — и Щаранского, и Орлова — на Западе встречали как героев. Средства массовой информации публиковали интервью, встречи с ними добивались знаменитости, их принимали, чтобы выразить свое восхищение, президент США Рональд Рейган, премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер и др. Но на свободе оказались только двое. Для всех остальных ничего не изменилось», — заключала Алексеева в своей книге «История правозащитного движения в России».

Щаранский поселился в Израиле, взял имя Натан и занялся политической деятельностью.

Его с почетом встретил премьер-министр Шимон Перес. В том же году Щаранский дал показания в комиссии Конгресса США о положении с правами человека в СССР, в Овальном кабинете Белого дома был принят Рейганом.

В 1990-е Щаранский создал и возглавил партию, объединившую выходцев из бывшего СССР, был депутатом кнессета, возглавлял министерства промышленности и торговли, внутренних дел, строительства. В 2003-2005 годах Щаранский занимал пост министра по делам Иерусалима.

После распада СССР он неоднократно посещал Россию и встречался в Кремле с Владимиром Путиным. По словам Щаранского, его супруга Авиталь не любила ездить в Москву и не хотела, чтобы там бывали их дети. Сам же бывший диссидент, напротив, каждый раз с удовольствием возвращался на родину, поскольку, находясь в Москве, «чувствовал мощь победы».