«Отрабатывали версию диверсии»: как погиб пароход «Адмирал Нахимов»

35 лет назад произошло крушение «Адмирала Нахимова»

Слушать
Остановить
35 лет назад произошло столкновение пассажирского парохода «Адмирал Нахимов» и сухогруза «Петр Васёв» в Цемесской бухте, в результате которого погибли 423 человека. Эта трагедия случилась спустя всего четыре месяца после Чернобыльской катастрофы.

31 августа 1986 года при выходе из Новороссийской бухты круизный пароход «Адмирал Нахимов» с 1243 пассажирами и членами экипажа на борту столкнулся с балкером «Петр Васёв» и затонул через 8 минут. Погибли 423 человека. Крушение «Адмирала Нахимова» стало крупнейшей катастрофой на Черном море в мирное время.

1986 год оказался роковым для всего Советского Союза, а для Украины в особенности. В апреле 1986-го разразилась Чернобыльская катастрофа, последствия которой сказывались еще долгие годы, а спустя всего четыре месяца в Черном море случилась новая трагедия. Пароход «Адмирал Нахимов» принадлежал Черноморскому морскому пароходству, отправлялся в круиз из Одессы, поэтому большинство членов экипажа и туристов были жителями Украины, хотя в кораблекрушении погибли жители еще восьми союзных республик.

Изначально «Адмирал Нахимов» принадлежал Германии, назывался «Берлин», строился в Бремене, был спущен на воду 24 марта 1925 года и совершал трансатлантические переходы в Нью-Йорк. Затем использовался как круизное судно в рейсах на Шпицберген и в Средиземное море, но с началом Второй мировой войны был реквизирован для военных нужд и переоборудован в плавучий госпиталь. 31 января 1945 года «Берлин» подорвался на мине и затонул, но 17 сентября 1947 года со второй попытки он был поднят на поверхность, отремонтирован на верфях ГДР, передан СССР в счет репараций и переименован в «Адмирал Нахимов». Постепенно с международных рейсов «Адмирал Нахимов» был переведен на внутренние, так как уже не отвечал всем требованиям безопасности и готовился к списанию.

Вечером 31 августа «Адмирал Нахимов» при ясной погоде вышел из Новороссийска в Сочи. В Цемесской бухте его курс пересекался с курсом балкера «Пётр Васёв», шедшего с грузом ячменя из Канады. По правилам морского судоходства именно «Адмирал Нахимов» должен был пропустить сухогруз, однако по согласованию с береговым постом и по собственному решению капитан «Петра Васёва» Ткаченко обязался уступить дорогу. Далее началась цепь трагических обстоятельств: Ткаченко оказался большим любителем техники, вел судно исключительно по приборам, к тому же своеобразным эстетом: любил «красиво расходиться» на расстояниях в несколько сотен метров.

Слаженность работы команды «Адмирала Нахимова» тоже была не на высоте, капитан Вадим Марков слабо следил за дисциплиной и безопасностью, принимал людей на службу по протекции. Нарушив инструкцию, перед расхождением судов он отправился отдыхать в свою каюту, доверившись своему второму помощнику Александру Чудновскому. Тому приближение «Петра Васёва» показалось опасным, он запаниковал, стал поворачивать свой корабль, повернув его в результате правым бортом к приближающемуся сухогрузу, капитан которого в свою очередь лишь незадолго до столкновения отвлекся от приборов, разглядел реальную опасность и дал команду сначала сбавить скорость, а затем и «Полный назад». Но было уже слишком поздно — двигаясь по инерции, сухогруз своим бульбом под водой вспорол правый борт пассажирского парохода, в результате чего образовалась пробоина площадью 84 м².

Пассажиры и команды не сразу осознали масштабы катастрофы, хотя, конечно, почувствовали удар. Круизное судно сильно накренилось на правый борт, и через какое-то время пропало электричество. Из всех шлюпок удалось спустить лишь одну, пришлось спускать надувные плоты, которых оказалось недостаточно.

Пассажиры не прошли положенное обучение действиям в случае возникновения опасности, началась паника. Оповещение не работало, многие родители оставили своих детей запертыми в каютах на нижних палубах, отправившись наверх отмечать День шахтера. Столкновение произошло в 23:12, а уже через 8 минут «Адмирал Нахимов» затонул. Второй помощник капитана Александр Чудновский, управлявший кораблем в момент столкновения, заперся в своей каюте и утонул вместе с судном (его тело было впоследствии поднято водолазами).

Оказавшимся в воде людям остро не хватало спасательных средств. Лишь половина из них смогла воспользоваться спущенными плотами. В воду вытекло большое количество нефтепродуктов из пробитых танков (емкостей с топливом). Не у всех были спасательные жилеты, к тому же находившимся в воде со временем грозило переохлаждение, хотя море было относительно теплым. Какая-то часть пассажиров отчаянно боролась за любое плавсредство и топила друг друга, но были и те, кто отдавал свои жилеты женщинам и пожилым людям, помогал раненым и ослабевшим.

До последнего пытались помощь пассажирам стюардессы — Татьяна Фёдорова раздавала и помогала надевать спасательные жилеты. Вера Федорчук со связкой ключей отправилась спасать запертых внизу детей. Обе они не выжили (в Павлограде в честь Татьяны Фёдоровой была названа улица).

Капитан Марков оставался на мостике, но потом был выброшен за борт и сумел спастись. Он успел послать на «Пётр Васёв» сообщение: «Спускайте все имеющиеся у вас шлюпки и плоты на воду!» Сухогруз оставался на плаву, вернулся на место катастрофы, с него сбрасывали спасательные жилеты, круги канаты и штормтрапы, однако взобраться по ним смогли немногие. Всего на «Петре Васёве» спасли 37 человек.

Почти сразу же после оповещения о столкновении началась всеобщая спасательная операция с участием 64 судов, ведь катастрофа произошла всего в 13 км от Новороссийска. С рассветом в воздух поднялись 7 вертолетов, самолеты Ан-26 и Бе-12. Последний выживший был спасен спустя 15 часов после крушения.

2 сентября капитанов обоих судов взяли под стражу. Была назначена правительственная комиссия во главе с членом Политбюро Гейдаром Алиевым. «Все члены комиссии не могли понять, как столкнулись суда, — вспоминал руководитель Комиссии по оказанию помощи пострадавшим в катастрофе «Адмирала Нахимова» Яков Погребняк. — Сотрудники КГБ даже отрабатывали версию диверсии со стороны иностранных спецслужб, а все оказалось значительно проще — ЧП произошло из-за грубых нарушений правил судовождения».

Согласно выводам комиссии, капитан сухогруза «Пётр Васёв» Ткаченко «допустил чрезмерно опасное сближение судов, пренебрег данными визуальных наблюдений вахты на мостике и обращения к нему вахтенного помощника парохода «Адмирал Нахимов», не выполнил своих заверений уступить дорогу, упустил время для осуществления маневра по безопасному расхождению судов, проявил неоправданную самонадеянность и халатность в управлении судном». Капитан парохода «Адмирал Нахимов» Марков «в условиях сближения с другим судном, не согласовав лично с капитаном сухогруза порядок расхождения, преждевременно покинул мостик. Не проконтролировал действия вахтенного помощника при сближении и расхождении судов. Проявил самоуспокоенность и безразличие к событиям на мостике».

В марте 1987 года капитаны получили по 15 лет лишения свободы. В ноябре 1992 года указами президентов Украины и России они были освобождены. Ткаченко сменил фамилию, эмигрировал в Израиль и в сентябре 2003 года погиб при крушении яхты вблизи Ньюфаундленда. Марков остался жить в Одессе, работал капитаном-наставником на пассажирских судах и умер 31 мая 2007 года после тяжелой болезни.

Пароход «Адмирал Нахимов» и сейчас покоится в Цемесской бухте, его подъем признан нецелесообразным, этот район официально признан местом захоронения жертв катастрофы. «Пётр Васёв» много раз переименовывался, ходил под разными флагами, а в 2012 году он был списан и разделан на металлолом в Бангладеш.