«Последняя жертва перестройки»: как талибы* казнили Наджибуллу

25 лет назад талибы* захватили Кабул и казнили президента Афганистана

Слушать
Остановить
25 лет назад талибы* захватили Кабул, за который до этого четыре года сражались разные группировки моджахедов, ворвались в здание миссии ООН, где все это время безвылазно жил последний лидер ДРА Мохаммад Наджибулла и его брат Шахпур Ахмадзай, подвергли их пыткам и казнили.

27 сентября 1996 года талибы (организация запрещена в России) практически без боя захватили столицу Афганистана Кабул, ворвались ночью в здание представительства ООН, где все это время безвылазно жил последний лидер Демократической Республики Афганистан (ДРА) Мохаммад Наджибулла и его брат Шахпур Ахмадзай, и вывезли обоих, избив при этом находившихся там афганцев. Спустя три часа похищенных убили, подвергнув при этом пыткам и издевательствам. Привязав тело убитого президента к джипу, талибы тащили его два километра до президентского дворца, вывесив затем изуродованные тела у ворот. Похищение и убийство экс-президента без какого-либо судебного разбирательства вызвало осуждение со стороны Генеральной ассамблеи ООН и ряда мусульманских стран, однако руководивший этой акцией Нур Хакмал заявил: «Мы его убили, потому что он был убийцей нашего народа».

После этого талибы объявили об основании Исламского Эмирата Афганистан, ввели на подконтрольной территории законы шариата и правили страной пять лет — до тех пор, пока США не объявили контртеррористическую операцию в ответ на теракты 11 сентября 2001 года и не свергли этот режим при поддержке оппозиционного Северного альянса за пару месяцев. Не прошло и 20 лет, как талибы вновь вернулись к власти, и вряд ли страну на этот раз ждет мир, процветание и гуманное правление, так как идеология этого движения не претерпела каких-либо значимых изменений.

Фактически, гражданская война в Афганистане не прекращается с Апрельской, или Саурской революции 27 апреля 1978 года, когда в результате военного переворота к власти пришло просоветское правительство во главе с Нур Мохаммадом Тараки и его заместителями — Бабраком Кармалем и Хафизуллой Амином. Это были представители разных фракций Народно-демократической партии Афганистана (НДПА), правившей с игнорированием местной специфики и стремящейся форсированными методами превратить страну в подобие еще одной азиатской советской республики по образцу СССР. Антиклерикальная и антифеодальная направленность «социалистической революции» быстро привела к появлению вооруженной оппозиции, а последующий ввод контингента советских войск вызвало крайне негативную реакцию во всем мире, обернувшуюся масштабной помощью афганским моджахедам вооружением, инструкторами и мусульманскими добровольцами. Потери советского «ограниченного контингента» составили свыше 15 тысяч убитыми, а в самом Афганистане жертвы конфликтов не поддаются учету, оценки колеблются от сотен тысяч до миллионов.

Амин захватил власть 16 сентября 1979 года, сначала сместив, а затем и убив своего предшественника и создателя партии Тараки. Призвав вслед за этим на помощь советские войска, Амин совершил роковую ошибку: не доверявшие излишне самостоятельному и властолюбивому руководителю, советские партийные деятели решились на его устранение — после неудавшейся попытки отравления был предпринят штурм дворца Амина советским спецназом, повлекший многочисленные жертвы, включая самого Амина и двух его малолетних сыновей. Оставшиеся члены его семьи, включая дочь с перебитыми во время боя ногами, были брошены в тюрьму вместо семьи Тараки.

На место Амина поставили привезенного из Москвы транспортным самолетом через Баграм более лояльного с точки зрения советского руководства Бабрака Кармаля, который прежде, летом 1978 года, был смещен с высокой руководящей должности и первоначально отправлен послом в Чехословакию, а осенью 1978 года, после обвинения в организации антиправительственного заговора, оказался в эмиграции.

Бабрак Кармаль «правил» полыхающим гражданской войной Афганистаном до прихода к власти Горбачева и перестройки. 4 мая 1986 года Кармаль «по состоянию здоровья» был освобожден от обязанностей генсека и остаток жизни доживал в Москве, умерев в конце концов своей смертью от рака печени 3 декабря 1996 года в Городской клинической больнице № 1 — ненамного пережив трагически погибшего Наджибуллу.

Бывший главный военный советник Вооруженных сил ДРА, генерал армии Александр Майоров, в своих мемуарах «Правда об Афганской войне» дал следующую нелицеприятную оценку Кармаля: «В жизни своей я не любил дураков, лодырей и пьяниц. А тут все эти качества сосредоточились в одном человеке. И этот человек — вождь партии и глава государства!» Сам же Кармаль после своей вынужденной отставки в одном из интервью уже в Москве признавал очевидное: «Я не являлся руководителем суверенного государства. Это было оккупированное государство, где реально правили вы… Я шагу не мог ступить без ваших советников».

Личность Мохаммада Наджибуллы явно контрастирует с поведением его предшественника, хотя в его судьбе немало параллелей с Бабраком Кармалем. После Апрельской революции «доктор Наджибулла», получивший медицинское образование в Кабульском университете, возглавил Кабульский комитет партии, а после вместе с Кармалем подвергся опале: 28 июня 1978 года его отправили послом ДРА в Иран, в октябре обвинили в антиправительственном заговоре и лишили гражданства. Он также скрывался в Москве до ввода советских войск в Афганистан, а при возвращении в страну в январе 1980 года получил высокий пост руководителя Службы государственной безопасности ХАД — аналога КГБ.

После получения 1 октября 1987 года постов генсека ЦК НДПА и председателя Революционного совета ДРА Наджибулле удалось сделать практически невозможное: удерживать власть еще несколько лет спустя после вывода советских войск, продолжавшегося с 15 мая 1988 года до 15 февраля 1989 года.

Он справился с вооруженным мятежом своего министра обороны Шахнаваза Таная 6 марта 1990 года. Его правительство продолжало держаться даже после 1 января 1992 года, когда Россия после распада СССР прекратила поставки всех вооружений и боеприпасов афганским войскам и отозвала своих советников.

Все это время Наджибулла пытался проводить политику национального примирения, освобождая политзаключенных, призывая к взаимному прекращению огня, переговорам, приглашая представителей оппозиции войти в коалиционное правительство и, наконец, совершив переход к многопартийной системе. Он заочно помиловал таких полевых командиров, как Ахмад Шах Масуд, Джалалуддин Хаккани и Исмаил-хан, переименовал страну в Республику Афганистан, изменил в 1987 году конституцию, из которой были удалены все упоминания социализма и коммунизма; ислам тогда же был провозглашен государственной религией, допускалось применение шариата и т.д. В декабре 1987 года на заседании Лойи Джирги Мохаммад Наджибулла был избран президентом Афганистана. Глава государства и члены руководства стали участвовать в пятничных намазах, строить мечети и выделять из казны на религиозные нужды сотни миллионов афгани (миллионы долларов). В 1990 году НДПА сменила свою доктрину, расставшись с марксизмом-ленинизмом, поменяла и название на «Ватан» («Отечество»).

Советский и российский дипломат Юлий Воронцов, посол СССР в Афганистане в 1988-1989 годах, был уверен, что «если бы в Афганистане было 99 деятелей, подобных Наджибулле, с этой и той стороны, то все проблемы страны были бы давно решены».

Однако всего этого было уже недостаточно: несмотря на возвращение многих беженцев из Пакистана и Ирана и переход части вооруженных групп на сторону правительства, основные лидеры вооруженной оппозиции все же решительно отвергали мирные инициативы афганских властей и готовы были продолжать вести борьбу до победного конца, который в любом случае был уже близок.

Окончательно контроль над ситуацией Наджибулла утратил после того, как объявил о своей готовности уйти в отставку 18 марта 1992 года. Перед лицом наступавшего противника и при содействии главы Управления ООН по координации гуманитарной помощи Афганистану Бенона Севана Наджибулла 16 апреля попытался бежать с семьей из Кабула на самолете ООН, однако самому ему сесть на самолет не позволили узбекские ополченцы Дустума, когда-то помогавшего справиться с мятежом Таная, а теперь перешедшего на сторону моджахедов. Вместе со своим братом Шапуром Ахмадзаем, начальником канцелярии Тухи и главой личной охраны Джафсаром низложенный президент укрылся в миссии ООН в Кабуле, получив до этого отказ в посольстве Индии.

28 апреля отряды Ахмад Шаха Масуда без боя вошли в Кабул, и агентство Reuters назвало Наджибуллу «последней жертвой перестройки». Тем не менее Наджибулла оставался жив еще четыре года до прихода талибов и даже раздавал интервью и занимался переводом книги Питера Хопкирка «Большая Игра против России. Азиатский синдром» на язык пушту. В одном из своих последних интервью газете New York Times Наджибулла пророчил: «Если фундаментализм возобладает в Афганистане, то война будет продолжаться долгие годы, а страна превратится в центр мировой контрабанды наркотиков и терроризма».

Талибан, пуштунское националистическое фундаменталистское движение, основанное Мухаммедом Омаром, впервые заявил о себе в сентябре 1994 года в провинции Кандагар. По мере усиления борьбы между разными группировками моджахедов за контроль над Кабулом, талибы быстро набирали силы, обещая принести с собой мир, порядок и искоренить коррупцию.

Есть свидетельства, что перед приходом талибов лидер моджахедов Ахмад Шах Масуд давал возможность Наджибулле уехать, смешавшись с тысячами других беженцев, однако бывший президент и его брат почему-то не воспользовались этим шансом — вероятно, они не доверяли своим бывшим врагам либо не желали повторения позора — ведь во время первой попытки бегства население Афганистана отнеслось ко всему этому, мягко говоря, без понимания.

Возможно также, что у Наджибуллы оставалась надежда на то, что экстерриториальность миссии ООН останется нерушимой и при талибах. Тем не менее Тухи и Джафсар все же покинули Наджибуллу с его одобрения и добрались до Индии, где присоединились к ранее выехавшей туда семье Наджибуллы.

В.Пластун и В.Адрианов в книге «Наджибулла. Афганистан в тисках геополитики» приводят свою версию событий, обвиняя в гибели экс-президента агентов пакистанских спецслужб, требовавших подписать сфабрикованный документ на бланке президентской канцелярии, датированный периодом пребывания Наджибуллы у власти, о признании «линии Дюранда» в качестве границы между Афганистаном и Пакистаном. Отказ это сделать мог вылиться в пытки и убийство Наджибуллы.

Еще до прихода талибов на фоне разразившегося хаоса лозунг «Да здравствует Наджибулла!» стал пользовался некоторой популярностью, а после падения Талибана речи и портреты Наджиба оказались довольно распространенным явлением в Кабуле. Радиоопрос в 2008 году на тему лучшего из политических режимов привел к тому, что 93,2% ответивших выбрали режим Наджибулы. Был создан Фонд доктора Наджиба, а каждое 27 сентября ностальгирующие сторонники стали отмечать день его памяти.