Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Десант с третьей попытки: как охотились за нацистом Гейдрихом

80 лет назад началась операция «Антропоид» по ликвидации нациста Рейнхарда Гейдриха

В ночь на 29 декабря 1941 года началась операция «Антропоид» — ликвидация высокопоставленного нациста Рейнхарда Гейдриха. Операция была подготовлена и проведена совместно британской спецслужбой и Национальным комитетом освобождения Чехословакии. Исполнители выполнили свою задачу, но позже погибли в бою — в кафедральном соборе святых Кирилла и Мефодия в Праге. Погибли и тысячи жителей страны, на которых после успешного покушения на Гейдриха обрушилась вся мощь гитлеровской карательной машины.

Операция «Антропоид» проводилась десантниками-парашютистами, отправленными из Великобритании в протекторат Богемия и Моравия во время Второй мировой войны. В состав отряда входили военнослужащие чехословацкой армии в изгнании Йозеф Габчик и Ян Кубиш, которые стали непосредственными исполнителями убийства Рейнхарда Гейдриха, возглавлявшего Главное управление имперской безопасности и и.о. рейхспротектора Богемии и Моравии.

Диверсионная операция проводилась с декабря 1941 по июнь 1942 года. Десантирование проводилось в ночь на 29 декабря 1941 года, а ликвидация Гейдриха состоялась 27 мая 1942 года. Сама диверсионная операция прошла успешно — Гейдрих скончался 4 июня 1942 года. Однако за свой поступок участники операции расплатились жизнью, они вместе с другими десантниками 18 июня 1942 года вынуждены были отбиваться от многократно превосходящих сил гестаповцев и эсэсовцев в кафедральном соборе святых Кирилла и Мефодия в Праге.

Первоначально планировалось, что основными ликвидаторами станут ротмистр Йозеф Габчик и Карел Свобода, однако в конце 1941 года Свобода был исключен из отряда из-за несчастного случая во время тренировочного прыжка и по предложению Габчика заменен Яном Кубишем. Только четыре человека в Лондоне были в курсе всего плана целиком, остальные были ознакомлены с ним лишь частично. Организаторы считали операцию крайне рискованной, о чем Габчик и Кубиш многократно предупреждались.

Само обучение началось летом 1941 года в Шотландии — там же, где проходили подготовку представители британских спецслужб. Сама акция должна была носить прежде всего демонстративный характер и доказать союзникам и мировой общественности, что чехословацкая нация не смирилась с немецкой оккупацией и остается на стороне антигитлеровской коалиции.

По мнению основных представителей чехословацкого правительства в изгнании в Лондоне, этой цели могла способствовать ликвидация одного из ведущих представителей оккупационной администрации или кого-то из значимых чешских коллаборационистов.

В начале октября 1941 года президент в изгнании Эдвард Бенеш готовился к переговорам с западными союзниками, чтобы разорвать Мюнхенское соглашение и восстановить Чехословакию в границах сентября 1938 года. 18 июня 1941 года Великобритания признала чехословацкое правительство в изгнании в Лондоне, однако Мюнхенское соглашение все еще оставалось в силе, западные державы не воспринимали Чехословакию в качестве субъекта международной политики. Поэтому президент Бенеш был вынужден столкнуться с растущим давлением союзников, требовавших активного сопротивления в оккупированном протекторате.

Десантников предупредили, что окончательный выбор целей оставляют на их усмотрение, однако обучение шло в предположении, что они займутся в первую очередь все же ликвидацией Гейдриха. Первоначально это мероприятие было приурочено к годовщине основания Чехословацкой республики, 28 октября 1941 года, однако сроки постоянно переносились.

Десант удалось высадить с третьей попытки в ночь на 29 декабря 1941 года. Габчик и Кубиш очутились на кладбище в окрестностях пражского пригорода Негвизды, в 100 км от запланированной точки высадки. Кроме того, во время прыжка Йозеф Габчик серьезно повредил ногу. В последующие дни они все же связались с чешским сопротивлением и получили необходимые документы и помощь.

Первоначально им были запрещены любые контакты с внутренним сопротивлением или другими десантными группами, однако все шло не по плану, и несмотря на запрет штаб-квартиры, в планировании и подготовке покушения принимали участие многие люди из сопротивления, которые потом жестоко за это поплатились. Узнав о характере запланированной миссии, лидеры сопротивления даже просили чехословацкое правительство в изгнании отменить нападение, говоря, что «покушение на жизнь Гейдриха не принесет большой пользы союзникам, однако его последствия для народа будут самыми печальными». Бенеш лично передал сообщение, в котором настаивал на продолжении акции. По логике военного времени именно ответные карательные акции и ожесточенное сопротивление должны были повысить как репутацию правительства в изгнании, так и обеспечить право на восстановление собственного государства чехов и словаков в послевоенном мире.

Выбранная для демонстративной акции цель — Рейнхард Гейдрих — до сих пор не совсем неоднозначно воспринимается историками. Однако мнение о том, что он был одной из ключевых фигур в Третьем рейхе, достаточно популярно. Будучи человеком номер два в СС, Гейдрих нес непосредственную ответственность за создание концлагерей смерти и за «окончательное решение еврейского вопроса», а главным его детищем была Служба безопасности, в которую входили гестапо, СД и крипо — криминальная полиция. Исполнение обязанностей рейхспротектора Богемии и Моравии должно было стать лишь небольшим эпизодом в его карьере, и буквально накануне покушения было принято решение о возвращении его в Берлин. Однако он уже успел заслужить кличку «Пражский мясник», рьяно взявшись за «наведение порядка» и казнив немало местных жителей — в том числе и высокопоставленных политиков, — подозреваемых в связях с сопротивлением.

Выяснив, что Гейдрих ежедневно ездил из пригорода в центр города на машине с открытым верхом и практически без охраны — с одним лишь водителем, — диверсанты решили организовать покушение по пути следования этой машины. Вечером 26 мая Гейдрих открывал в Праге музыкальный фестиваль, главным событием которого стало исполнение фортепьянного концерта до-минор его отца — композитора Бруно Гейдриха. Поэтому на следующее утро, 27 мая 1942 года, он выехал из своей резиденции с опозданием, и его пришлось долго ждать. Для атаки был выбран крутой поворот со спуском, где водителю приходилось притормаживать.

В решающий момент пистолет-пулемет Габчика заклинило, и он не смог расстрелять Гейдриха в упор, однако Гейдрих, вопреки им самим же установленным правилам безопасности, не уехал с места происшествия, а велел водителю остановиться и попытаться захватить диверсантов. В этот момент Кубиш бросил пакет со взрывчаткой, который попал под колеса автомобиля, но все же смог ранить рейхспротектора. Гейдрих получил перелом ребра, разрыв диафрагмы и ранение селезенки, в которую угодил металлический фрагмент и кусок обивки сиденья автомобиля. Первоначально раны не казались серьезными, а диверсанты с большим трудом скрылись с места происшествия, преследуемые водителем.

Однако Гейдрих спустя какое-то время впал в кому и умер 4 июня 1942 года в результате инфекции, занесенной в рану, поэтому на чехословаков обрушилась вся мощь гитлеровской карательной машины, а за сведения о диверсантах была объявлена высокая награда.

«Уже 28 мая немцы приступили к казням. Убивали даже тех, кто не смог представить документы, удостоверяющие личность, либо уклонялся от предписанной населению протектората обязанности встать на учет в полиции, и тех, чьих имен не оказалось в списках жильцов конкретных домов. Формулировка статьи «Одобрение покушения» развязала нацистам руки, позволяя застрелить каждого, кто вербально или даже только с помощью мимики, любой гримасы, выразил бы удовлетворение тем, что на Гейдриха было совершено успешное нападение. Нацисты одновременно использовали событие как повод расквитаться с политически неугодными чехами. Для гестапо это, помимо прочего, стало и шансом избавиться от состоятельных людей, чтобы конфисковать имущество таких жертв», — рассказывал чешский историк Войтех Шустек.

Семь десантников, остававшихся в Праге, долгое время скрывались в крипте церкви святых Кирилла и Мефодия Чешской православной церкви. Однако их предал еще один десантник, Карел Чурда, который 16 июня добровольно явился в отделение гестапо, сообщив имена и места жительства десятков борцов Сопротивления и членов их семей. В ходе допросов с применением пыток нацисты узнали, где скрываются парашютисты, и 18 июня провели штурм церкви. Оказавшись запертыми в церкви, десантники восемь часов отстреливались, а затем покончили с собой. В конце боя был захвачен лишь потерявший сознание Ян Кубиш — непосредственный исполнитель теракта, — однако и он умер от ран, не приходя в сознание.

Успешная ликвидация Гейдриха обернулась расправой над несколькими тысячами мирных жителей, в том числе над жителями деревень Лидице (10 июня) и Лежаки (24 июня). 4 сентября были расстреляны три священника кафедрального собора, приютившие беглецов, а также добровольно присоединившийся к ним епископ Чешский и Моравско-Силезский Горазд, позже канонизированный как новомученик в Православной церкви Чешских земель и Словакии, а также в Сербской церкви. Чешская православная церковь была запрещена, ее имущество конфисковано. В концлагерях были замучены сотни людей, так или иначе связанных с этой акцией, и их ближайшие родственники.

Куратора операции «Антропоид» Франтишека Моравеца при возвращении после войны многие упрекали за эти многочисленные жертвы, а когда Моравец приехал в тюрьму к пойманному предателю Карелу Чурде, тот глумливо заявил: «Из-за меня погибли два человека, из-за тебя пять тысяч, и кого же из нас должны расстрелять?»

Об этом пишет Леонид Млечин в своей книге «Нож в спину. Из жизни пособников и предателей».

Еще во время подготовки операции ее организаторы говорили о неизбежности жертв. Так, полковник Моравец указал Бенешу на то, что «плата за жизнь Гейдриха будет высокой». Президент Бенеш, «внимательно выслушав эти доводы, заявил, что он как верховный главнокомандующий согласен с ними и считает, что, хотя операция и потребует жертв, она необходима для блага родины». И отдал приказ разработать операцию так, чтобы «этот акт можно было расценить как стихийное проявление отчаяния народа».

Однако во многом благодаря деятельности Сопротивления послевоенная Чехословакия была признана одной из стран-победителей, не утратила свой суверенитет, поэтому отношение к действиям участников операции среди большинства самих чехов и словаков постепенно менялось — от убеждения в бессмысленности, безнадежности и даже вреда любого сопротивления до осознания того факта, что после завершения операции «Антропоид» Чехословакия (пусть и на короткий период) стала символом неповиновения оккупантам в Европе.

Загрузка