Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

«Все как в жизни»: как врачи спасают пациентов в виртуальной реальности

В РНИМУ Пирогова рассказали о собственной методике обучения врачей с помощью VR-тренажеров

Как VR-технологии применяются для обучения медиков, кто пишет сценарии для симуляторов внутреннего кровотечения и анафилактического шока, может ли виртуальная реальность заменить реальную медицинскую практику и какими побочными эффектами работа с такими тренажерами грозит врачам, рассказала «Газете.Ru» руководитель группы разработки высокотехнологичных образовательных элементов РНИМУ им. Н. И. Пирогова Мария Потемкина.

— Какое место VR-технологии занимают в медицинском образовании?

— Я бы назвала это еще одной образовательной методикой. Тренажеры, созданные с применением VR-технологий, обеспечивают высокую достоверность и максимальный эффект погружения в реальную работу врача. Обучающийся может оценить состояние пациента, в том числе применяя инструментальные методы исследования, и провести лечение, включая сердечно-легочную реанимацию.

VR-тренажеры сегодня используются во многих медицинских вузах. Но в РНИМУ мы сами создаем виртуальную среду.

Наша задача – разработать VR-тренажер, в который поверит врач. Не тот, в который он зайдет, посмотрит и скажет: «Детская игрушка!», а в котором он почувствует себя действительно на рабочем месте.

И мы это в прямом смысле проверяем все на себе. Например, я – врач, 15 лет отработала в поликлинике. И если я поверю в то, что мы сделали, то я считаю, что этому поверят и остальные врачи. До сих пор помню момент, когда впервые надела очки с нашей программой и увидела первого пациента, как он на меня посмотрел. Я поверила.

— Сколько таких тренажеров уже удалось разработать?

— Мы создали три самостоятельных тренажера. Идея первого появилась в 2018 году и была реализована в 2019 — это был тренажер по отработке алгоритмов экстренной неотложной помощи для врачей клинических специальностей.

Локация тренажера — процедурный кабинет поликлиники. Врач сталкивается с одной из шести клинических ситуаций: острым коронарным синдромом с отеком легких, острым коронарным синдромом с кардиогенным шоком, обмороком, анафилактическим шоком, внутренним кровотечением, сердечно-легочной реанимацией. Заранее ситуация неизвестна. Врач должен обследовать пациента, определить наиболее жизнеугрожающие симптомы и оказать помощь.

Затем мы создали аналогичный симулятор для врачей и фельдшеров скорой помощи. Здесь локацией стала машина скорой помощи, размеры и обстановка которой соответствуют реальным.

Третий тренажер – оказание неотложной хирургической помощи для хирургов, анестезиологов-реаниматологов, врачей скорой медицинской помощи. Локация — операционная.

Разработка этой программы была гораздо сложнее предыдущих, так как очень точное использование хирургических инструментов трудно дается в виртуальной реальности.
Необходимо учитывать специфику работы с каждым отдельным инструментом. Этот тренажер уже работает, но мы планируем и дальше развивать его.

— Как выглядит эта виртуальная среда?

Тренажеры работают в трех режимах. Демонстрационный – самый легкий, со множеством подсказок. Он нужен, чтобы адаптировать специалиста в виртуальной реальности, а также показать, как правильно вести себя в конкретной ситуации.

Второй режим – обучающий, где специалист может попробовать все делать сам. Если он несколько раз ошибся, его поправят, либо он может сам попросить помощи, если не знает, что дальше делать.

И третий — контрольный режим. В нем все как в жизни — человеку плохо, с каждой секундой становится хуже. Время – наш главный враг, а промедление – подобно смерти. И это действительно так, реальный пациент может умереть, если ничего не сделать или сделать что-то неправильно.

В этом режиме специалисту необходимо самостоятельно выбрать препараты, дозировку, способ и место введения. У нас предусмотрено все – возможность введения неправильных препаратов, недостаточная или избыточная доза, как все вместе это повлияет на пациента. Мы постарались проработать сценарии максимально точно с медицинской точки зрения. Чтобы наш пациент не был статичным объектом, чтобы он был «живым».

— Даже летальный исход прописываете?

— Да, конечно. И тогда подключается следующий блок – сердечно-легочная реанимация. Вы можете своего пациента спасти! В сердечно-легочной реанимации тоже есть вариабельность. У пациента может быть асистолия или фибрилляция желудочков – действия врача при этом разные. Дефибриллятор не всегда нужно применять. Это только в кино его применяют всегда. А на самом деле – нет. И это надо понимать и принимать верное решение.

Тысячи нюансов, десятки разветвления сценария, которые мы должны продумать, а программисты должны прописать – основная причина того, что тренажер создается так долго. А в конце все это необходимо проверить много-много раз. По любому разветвлению сценария мы можем дойти до конца: либо до стабилизации пациента, либо до клинической смерти. На мой взгляд, и на взгляд экспертов, VR-тренажеры ценны тем, что в них мы можем безопасно как для врача, так и для пациента создать жизнеугрожающие ситуации, которые при обучении мы воссоздать не можем.

— Как происходит разработка тренажера?

— Это большая работа сценаристов и программистов. В среднем, на создание тренажера у нас уходит примерно год, а команда сценаристов может насчитывать несколько десятков человек. Этапов несколько. Первый – это большая доклиническая часть, мы придумываем и решаем какой тренажер сделать, для какой целевой аудитории. Тренажер виртуальной реальности – это действительно дорогая разработка не только по деньгам, но и по времени. Поэтому наши тренажеры рассчитаны на широкую медицинскую аудиторию.

После того, как мы определились с целью, идеей, темой и аудиторией, начинается поиск авторов сценария. Все наши сценарии основаны на клинических рекомендациях, стандартах и протоколах оказания медицинской помощи. Чем больше профессионалов приглашается со стороны на этапе создания сценария, тем он лучше будет проработан. В качестве авторов мы приглашаем преподавателей нашего и других медицинских вузов, различных национальных медицинских исследовательских центров, и просим в рамках нашего сценария прописать все детали. Мы даем канву, как видим развитие жизни в этом сценарии.

Это же практически игра. Мы стараемся соблюсти все игровые технологии. У нас есть персонажи, роли, сюжеты. Кстати, сейчас даже задумались об ачивках и пасхалках. Так что в скором будущем можно рассчитывать, что в тренажерах добавятся и рейтинги, и звания, и другие фишки.

Параллельно с этой работой запускается этап поиска высококвалифицированных технических разработчиков. Рассматриваем кандидатов с богатым опытом работы с медицинской тематикой.

— И каков же объем сценария, учитывающего все варианты развития событий?

— Самый большой наш сценарий занимает 144 листа мелким шрифтом. Это огромный труд большой группы авторов. А для технических разработчиков сложность состоит еще в том, что это медицинская направленность. Чтобы снять для них пошагово каждое действие, мы все делали на манекенах в симуляционном центре нашего университета.

Мы с разработчиками пытаемся понять, что можно сделать в виртуальной среде, а что нам пока не доступно. Нет смысла расписывать то, что невозможно сделать достоверно. Например, пока мы не можем обеспечить тактильный контакт – и не сможем еще лет пять, а то и десять. К сожалению, тактильные костюмы из кино пока только на уровне экспериментальных образцов. Так что, если мы пока не можем пальпировать пациента в виртуальной реальности, мы этого не прописываем.

— Сложно ли уговорить эксперта присоединиться к проекту?

Соглашаются сотрудничать далеко не все врачи. Игровой подход — сложный, многофакторный. Эксперты не всегда понимают зачем это нужно. Мы ищем тех людей, которые горят, которые готовы включиться в проект. Если они не понимают, зачем им расписывать каждый препарат во всех дозировках и каждое минимальное действие – тогда не будет такого сценария, которого мы хотим.

Я обычно рада, когда человек отказывается сразу. Он понимает, что не согласен с идеями геймификации, считает это чем-то несерьезным. И если он сразу об этом говорит – нам проще.

— А откуда берется мнение о несерьезности такого подхода?

— Виртуальная реальность не идеальна, идеальных методов не бывает. Но мы и не говорим, что виртуальная реальность может что-то заменить. Это не альтернатива, а еще одна образовательная методика, которая поможет получить знания, и, что самое главное, освоить навык в тех ситуациях, которые мы не можем предложить в жизни для тренировки нашим студентам, ординаторам. И как дополнение – она прекрасна.

Когда человек оказывается в виртуальной реальности, он настолько вовлекается, настолько концентрируется, настолько сосредоточен, что, конечно, усвояемость знаний высока. В работе с тренажером мы вовлекаем все когнитивные системы: у нас есть подсказки на плашке, даются подсказки в наушники, есть возможность все взять, посмотреть.

Мы вовлекаем человека полностью. Он — главный герой. Он не наблюдает за тем, что происходит на экране. Он не смотрит кино, он сам в нем участвует.

И чем достовернее наш тренажер, тем больше специалист поверит в то, что происходит. Этот эмоциональный отклик, который человек получает пусть в виртуальной, но реальности, тоже влияет на усвояемость.

— Есть ли при использовании тренажеров какие-то побочные эффекты?

— У кого-то может закружиться голова, теряется ориентация в пространстве. Мы предлагаем попробовать — в любой момент можно просто снять шлем. Но, как показывает практика, почти все проходят задачу до конца.

Специально для уменьшения «побочных эффектов» мы в наших тренажерах полностью избавились от рывковых телепортаций. В жизни мы ходим ногами. Если нужно подойти к изножью каталки, то мы реально к ней идем – никаких мгновенных перемещений. Это, по моим ощущениям, приводит к меньшей нагрузке на вестибулярный аппарат.

— Где уже применяются тренажеры вашей разработки?

— В самом РНИМУ многие кафедры используют тренажер как один из образовательных элементов в программах повышения квалификации врачей. Во время обучения преподаватель находится за компьютером и видит все показатели на экране, может просмотреть протокол действий специалиста, разобрать все допущенные ошибки. Подготовка преподавателей планируется в форме программы повышения квалификации на кафедре организации профессионального образования и образовательных технологий ФДПО под руководством заведующей кафедрой Ольги Федоровны Природовой.

VR-тренажер не заменяет преподавателя, а становится еще одним инновационным инструментом в опытных руках.

Под руководством профессора, доктора медицинских наук Ольги Шархун была разработана программа повышения квалификации для врачей первичного звена всех специальностей «Отработка алгоритма оказания экстренной и неотложной медицинской помощи при внезапных острых заболеваниях и состояниях». В программе есть теоретическая часть, отработка оказания помощи в VR-тренажере и отработка навыков оказания помощи на манекенах.

В Российском университете дружбы народов и в Московском областном научно-исследовательском клиническом институте им. М. Ф. Владимирского используют наши разработки. Коллеги сами выбрали и приобрели подходящее им по цене и удобству оборудование, мы же помогали и консультировали с установкой программы. Сейчас оборудование виртуальной реальности доступно. Для установки тренажера не требуется специального компьютера, подойдет обычный, средней мощности.

Специалисты здравоохранения и медицинские организации могут скачать VR-тренажеры РНИМУ с Портала непрерывного медицинского и фармацевтического образования Минздрава России. Это бесплатно, но для использования нужно только купить оборудование.

— Как планируется развивать проект дальше?

— Во-первых, у нас в планах — доработать остальные ургентные (неотложные) ситуации, которые входят в аккредитационные сценарии. Во-вторых, мы разрабатываем не только VR-тренажеры. Сейчас мы разрабатываем 3D-тренажер, который можно будет проходить как на компьютере, так и на экранах мобильных устройств.

В 3D-тренажере собраны реальные клинические ситуации, сценарии которых были написаны экспертами ведущих вузов и Национальных медицинских исследовательских центров по семи узким специальностям.

Это и сложные клинические случаи, и полиморбидные пациенты, и ситуации, основанные на реальной врачебной практике и многое другое. На Портале непрерывного медицинского и фармацевтического образования уже можно попробовать пройти этот тренажер.

Загрузка