Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Газета.Ru в Telegram

«Другого мы от вас не ожидали»

Срок ареста генералу ФСКН Бульбову продлен до 15 декабря 2008 года

Генерала ФСКН Бульбова опять оставили под арестом и отправили в «Лефортово» до 15 декабря. Суд не внял ни доводам адвокатов, ни требованиям прокуроров, которые заявляли, что Бульбова держат в СИЗО на основании сфальсифицированных документов. Генерал в ответ на очередное постановление об аресте обвинил судью в совершении преступления.

В среду в Мосгорсуде на ближайшие три месяца решилась судьба генерала ФСКН Александра Бульбова. Судья Валерий Новиков огласил постановление о продлении срока ареста Бульбову и другим фигурантам дела о незаконном прослушивании телефонных переговоров (вместе с бывшим начальником по делу проходят рядовые сотрудники ФСКН Сергей Донченко, Юрий Гевал и Александр Гусев).

Заседание началось с часовым опозданием — Донченко и Гусева не доставили вовремя в суд. Двое других обвиняемых не теряли времени зря и за время ожидания в конвойной комнате нарисовали плакат. Когда милиционеры, наконец, привели арестантов в зал суда, Гевал продемонстрировал журналистам и родственникам лист А4, на котором шариковой ручкой было выведено: «За Россию! За победу! До конца!».

«Что вам снилось сегодня, генерал?» — обратились к Бульбову журналисты. «Хорошие сны. Снился дом», — улыбнулся закованный в наручники обвиняемый.

Судья Новиков, начав оглашать свое постановление, напомнил, почему следствие ходатайствовало об аресте Бульбова и других. По версии Следственного комитета (это ведомство в суде представлял младший советник юстиции Рустам Миниахметов), дело, фигурантами которого являются сотрудники ФСКН, было возбуждено 15 июня 2007 года. Тогда к уголовной ответственности был привлечен высокопоставленный милицейский чиновник Михаил Яныкин. Затем в деле появились другие подозреваемые, в частности, предприниматель Игорь Горохов. 28 июня было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Горохова, но в тот же день это постановление отменили и вынесли новое — «в отношении Горохова и других неустановленных лиц». Этими «другими лицами» в октябре 2007 года стали Бульбов, Донченко, Гевал и Гусев.

Этот документ, по мнению следователей, и является доказательством законности уголовного преследования Бульбова и остальных. Однако адвокаты в суде опротестовали постановление, заявив, что видят его впервые за полтора года расследования «дела Бульбова», а раз раньше этого документа в материалах следствия не было, он сфальсифицирован. Генпрокуратура выбирала выражения осторожнее — представитель этого ведомства Ксения Туркова настаивала, что «возникли сомнения в подлинности постановления» и требуется дополнительная проверка. По мнению прокуратуры, Донченко, Гевала и Гусева следовало оставить под стражей, а для продления ареста Бульбова оснований нет.

«Доводы защиты и прокуратуры суд признает несостоятельными», — отреагировал председательствующий на двухдневные выступления сторон.

«Тот факт, что постановление не было представлено в суд до 10 ноября 2008 года, свидетельствует о недостатках работы канцелярии, а не о том, что указанного документа не было ранее», — обосновал свою позицию судья Новиков. Он также добавил, что все доводы адвокатов и прокуроров о проведении незаконных следственных действий, фальсификации документа и нарушениях УПК РФ «полностью опровергаются материалами, представленными в данном судебном заседании».

Услышав эти слова судьи, обвиняемые приготовились выслушать очередное постановление не в свою пользу. Донченко и Гусев перестали улыбаться родственникам, Гевал прикрыл глаза, а Бульбов обреченно пожал плечами и стал что-то шептать сидевшему рядом с клеткой адвокату.

Дочитав мотивировочную часть своего решения, судья постановил: продлить арест всем обвиняемым «на 3 месяца 00 суток» — до 15 декабря 2008 года.

Родственники в зале возмущенно зашушукались. Мать одного из арестантов, сидящая в последнем ряду, тихо заплакала. «Решение понятно?», — спросил председательствующий. «Нам понятно, ничего другого мы от вас и не ожидали, — поднялся со своего места на скамье подсудимых Бульбов. — Мы считаем, что вы стали соучастником преступления».

«Этому разбирательству был придан вид законности, но на самом деле оно, безусловно, незаконное. Решение о продлении срока содержания моему подзащитному и другим фигурантам мы с коллегами будем обжаловать. Весь процесс нами записан на диктофон, и жалоба в Верховный суд уже пишется», — прокомментировал постановление адвокат Бульбова Сергей Антонов.

Выходившие из зала суда представители Генпрокуратуры на вопросы обступивших их журналистов отвечали неохотно. «Будем реагировать», — заявил прокурор Олег Коловайтес и от дальнейших комментариев отказался.

Как ранее сообщила его коллега Туркова, появившееся в деле Бульбова постановление «вызывает сомнения» и прокуратура считает, что историю появления этого документа нужно изучить внимательнее. В связи с этим заместитель Генпрокурора Виктор Гринь во вторник направил главе Следственного комитета при прокуратуре РФ Александру Бастрыкину все материалы, «вызвавшие сомнения в подлинности документа», а в сопроводительном письме «попросил провести проверку». «Но никто не верит в то, что Следственный комитет по собственной подделке будет проводить какую-то проверку и принимать меры», — не надеется на успех затеянного прокуратурой предприятия адвокат Антонов.

Бульбова и Гевала из Мосгорсуда отправили в следственный изолятор «Лефортово», а Донченко и Гусева — в СИЗО №6. Все обвиняемые находятся под арестом с октября 2007 года.