«Его избили и его же осудили»

Избитый в ОВД «Сокольники» Всеволод Остапов приговорен к году лишения свободы условно

Избитый в ОВД «Сокольники» Всеволод Остапов приговорен к году лишения свободы условно за сопротивление милиции. 20-летний студент РУДН надеется, что из вуза его не выгонят, и готовится обращаться в Страсбургский суд. Расследование дела об избиении Остапова и других задержанных, адвокатом которых был убитый Станислав Маркелов, не продвигается.

Группа поддержки Всеволода Остапова, обвинявшегося в применении насилия против милиционера, не поместилась в небольшом зале Преображенского районного суда Москвы, где в среду 20-летнему студенту выносили приговор. Остапова начали судить в День милиции, 10 ноября прошлого года, и через три месяца судебное следствие подошло к концу. Поддержать студента пришли его друзья, которые были свидетелями задержания Остапова у метро «Сокольники», родители, уверенные в его невиновности, а также правозащитник Лев Пономарев. Зампред суда Ирина Вырышева, начавшая процесс со скандала (с первого открытого заседания приставы вывели журналистов), огласила приговор меньше чем за полчаса.

Остапова признали виновным в нападении на милиционера и назначили условное наказание ― год лишения свободы с годом испытательного срока.

«Суд пришел к выводу, что исправление Остапова возможно без реального отбытия наказания», ― читала судья. Впрочем, в колонию студента отправлять и не собирались: максимальное наказание, которое просил для него прокурор, ― два года лишения свободы условно. Пока приговор не вступит в силу, Остапов останется под подпиской о невыезде, а потом должен будет регулярно являться в милицию по месту жительства, сообщать в правоохранительные органы обо всех своих передвижениях, изменении места работы или учебы. «Я надеюсь, что в университете не будет проблем, в приговоре же прозвучало, что я не должен менять место учебы без уведомления, то есть должен учиться», ― отвечал на расспросы журналистов Остапов. «Ни по каким законам ему отчисление не грозит. Если бы его приговорили к реальному лишению свободы, то отчислить бы пришлось за академическую неуспеваемость, ведь он не смог бы посещать занятия. А сама по себе судимость не является препятствием для получения образования. У Остапова конфликт не с университетом, а с государством», ― заявили «Газете.Ru» в РУДН (осужденный учится на 3-м курсе физико-математического факультета этого вуза). В пресс-службе РУДН добавили, что по официальным каналам из суда к ним не приходило никаких документов, касающихся уголовного дела Остапова: «Формально мы об этом деле вообще не знаем».

Обвинение по ст. 318 УК РФ (сопротивление представителю власти) Остапову предъявили за то, что он якобы брызнул из газового баллончика в сержанта ППСМ ОВД «Сокольники» Владимира Тарасова, когда тот потребовал от студента предъявить документы. Это произошло 4 апреля 2008 года. У адвоката студента Евгения Черноусова есть сомнения в законности требования милиционера: первоначально сержант Тарасов остановил Остапова за то, что тот стоял с бутылкой пива, а уже потом попросил паспорт. «Милиционер превысил должностные полномочия: пить пиво у метро можно, так что оснований предъявлять к Севе претензии у него не было. Но почему-то суд закрыл глаза на превышение полномочий Тарасовым», ― заявил Черноусов журналистам после заседания. (Действительно, согласно Федеральному закону «Об ограничении розничной продажи и потребления пива и напитков, изготавливаемых на его основе» от 15 апреля 2005 года, пиво и другие напитки с содержанием этилового спирта ниже 12% запрещено распивать только в транспорте, на территории детских и образовательных учреждений и стадионов, на улицы этот запрет не распространяется). Остапов говорит, что в сержанта брызнул не он: газ действительно кто-то распылил, но, «возможно, это были сами же милиционеры». Задержав студента у метро, постовые вызвали своих коллег, которые потом задержали еще шесть человек. «Кто-то из милиционеров и воспользовался спецсредством», ― полагает защита.

Из приговора следует, что показаниям Тарасова и его напарника сержанта Фетисова, который проходил по делу свидетелем, суд поверил. Тем более, у Остапова нашли аэрозольный баллончик с надписью «Оружие пролетариата», говорится в материалах дела. Следователи посчитали, что из него студент и брызнул в милиционера при задержании. Показания двадцати свидетелей ― молодых людей, которые стояли у метро и видели, как задерживают Остапова, ― суд по разным причинам не поверил. «Свидетели добросовестно заблуждаются об относимости их показаний к данному делу», ― заявила в среду судья Вырышева. По мнению суда, показания свидетелей друг с другом не сходились, непосредственно к делу не относились, к тому же многие из них ― друзья обвиняемого. Милиционер же изложил все четко, связно и по делу, считает суд. То, что говорил сам Остапов, ― «избранная им линия защиты». То есть суд решил, что студент оправдывается, чтобы избежать наказания.

«Они просто взяли и повторили то, что милиция и прокуратура написали», ― охарактеризовал сам Остапов происходившее в процессе. «Сколько им свидетелей нужно? Суд просто отмел показания людей!» ― кипятился его защитник Черноусов.

«Если ты мент ― тебе можно верить, а обычному человеку ― нет, ― отчим осужденного студента Михаил Пашук был более резок в выражениях. ― Его избили и его же осудили. Не знаю, сколько лет у нас с его матерью отняли эти два года».

Почти два года назад Пашук встречал приемного сына у отделения милиции «Сокольники». Остапов (тогда ему было 19) вышел из ОВД в синяках и ссадинах, и отчим повез его в травмопункт, где студента отказывались принимать, узнав, что его побили в милиции. Вместе с Остаповым в отделении избили еще шестерых человек, в том числе троих несовершеннолетних. Милиционеры били подростков ногами, швыряли о стену, в ход шел электрошокер и найденные у задержанных книжки, об голову одного из них разбили табурет. У 25-летнего Кирилла Карязина в ОВД случился сердечный приступ, но в больницу он попал только через пять часов. Найдя у Остапова баллончик, в «Сокольниках» на него составили протокол о нападении на сотрудника милиции.

«Потом даже экспертизу не проводили: что за баллончик ― газовый или перцовый, в деле он фигурирует как «аэрозольный». В протоколах, которые позже легли в основу дела, стоит фамилия одного следователя, а подпись другого, причем он в суде признал, что расписывался не сам. Понятыми выступали родственники милиционеров», ― перечисляет многочисленные нарушения мать студента Анна Остапова.

Адвокат Черноусов и сам осужденный заявили «Газете.Ru», что обжалуют решение. «Я невиновен. То, что суд повторил версию милиции, ― это полный беспредел», ― считает Остапов. «Мы не сдадимся, дойдем до Страсбурга», ― пообещал защитник.

Что касается уголовного дела об избиении самого Остапова и других молодых людей сотрудниками ОВД «Сокольники», то оно не закрыто, но и не расследуется, рассказал адвокат. Первоначально интересы Остапова представлял адвокат и правозащитник Станислав Маркелов, а после того, как в январе 2009 года его застрелили в центре Москвы, за дело взялся бывший сотрудник МВД адвокат Черноусов. Защитник напомнил, что дело прекращали дважды, весной и летом прошлого года. Сначала следователь посчитал, что доверять показаниям пострадавших нельзя, так как они «придерживаются антифашистских и коммунистических взглядов и принимали участие в несанкционированных массовых мероприятиях». Во второй раз причиной прекращения расследования стало то, что «личности сотрудников милиции, принимавших участие в избиении, не представляется возможным установить». Правда, как уточняли адвокаты, за все время следствия ни одному из пострадавших не предлагали показать на месте, кто из сотрудников ОВД их бил, хотя они были готовы это сделать в любой момент.

Дело вновь открыли по указанию самого главы СКП РФ Александра Бастрыкина, но расследование по-прежнему стоит на месте. В начале февраля Остапова и других потерпевших вызывали в УСБ ГУВД Москвы для дачи показаний.

Поделиться: