Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

Андрей Стенин/Коммерсантъ

«Банда Рыно» открыта для нового дела

Начался второй процесс над Рыно и Скачевским

Игнат Беловский

Начался второй процесс над националистами Артуром Рыно, Павлом Скачевским и их подельником Романом Кузиным. По версии следствия, они жестоко избили троих граждан из Армении, Таджикистана и Узбекистана. Процесс проходит в открытом режиме.

Во вторник в Мосгорсуде началось рассмотрение по существу второго уголовного дела в отношении «банды Рыно».

На этот раз троих членов группировки — Артура Рыно, Павла Скачевского и Романа Кузина — обвиняют «в покушении на убийство троих граждан неславянской внешности».

11 октября 2006 года, как сказано в оглашенном обвинительном заключении, Рыно избил в подмосковных Мытищах гражданина Армении. 22 января 2007 года возле станции метро «Теплый Стан» он уже с подельниками Скачевским и Кузиным напал на дворника из Узбекистана. А 9 марта этого же года предполагаемые преступники избили мужчину из Таджикистана. Помимо покушения на убийство подсудимым вменяется ст. 282 УК РФ (возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды). Дело рассматривает суд присяжных.

Скачевский на заседании признал свою вину полностью, подробно рассказав, как молодые люди нападали на иностранцев.

Рыно, как сообщает пресс-служба Мосгорсуда, признал вину частично. Кузин же на суде отрицал участие в двух инкриминируемых эпизодах избиения. Адвокат Скачевского Дмитрий Аграновский отметил, что защита обвиняемых подала ходатайство о закрытии процесса. «Основание — опасность, угрожающая жизни обвиняемых и их родственников. Согласно п. 4 ч. 2 ст. 241 УПК РФ (гласность), заседание может проходить в закрытом режиме, «если этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц», — зачитал адвокат. — Поверьте, на это есть основания, им поступали угрозы во время и после первого процесса». Один из участников второго процесса над «бандой Рыно» сообщил также «Газете.Ru», что по факту нападения на родственников Скачевского (в частности на его сестру) было заведено два уголовных дела. Судья Эдуард Чувашов ходатайство стороны защиты не поддержал, не согласившись с тем, что обвиняемые или их родственники могут опасаться за свою жизнь. В итоге процесс будет проходить в открытом режиме.

Напомним, что трое обвиняемых уже получили реальные сроки. Рыно и Скачевского, лидеров националистической группировки, оперативники задержали 17 апреля 2007 года, сразу после нападения на гендиректора страховой компании «Гармед» Карена Абрамяна, скончавшегося в больнице от ножевых ранений. На первом процессе группировка обвинялась в 20 убийствах и 12 нападениях на кавказцев и азиатов в 2006—2007 годах. В большинстве случаев националисты настигали своих жертв возле подъездов домов и убивали ножами.

Приговор «банде Рыно» был вынесен в декабре 2008 года.

Суд назначил Рыно и Скачевскому по 10 лет в исправительной колонии строгого режима. Приговор был вынесен с учетом того, что убийства подсудимые совершали, еще будучи несовершеннолетними (сейчас лидерам банды по 19 лет). Кузин же в 2006—2007 годах уже достиг 18 лет и получил больший срок — 20 лет колонии строгого режима. Другому члену банды Виталию Никитину суд назначил наказание в виде 12 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Иван Китайкин и Александр Аникин были приговорены к 9 годам колонии (один — строгого режима, другой — общего). Меньше всех получил Денис Лавриненков — 6 лет колонии общего режима. Двух подсудимых суд отпустил: Николай Дагаев и Светлана Аввакумова были оправданы за отсутствием события преступления. Аввакумова, по версии обвинения, записывала некоторые из нападений своих подельников на видеокамеру. В частности, присяжным обвинение представило ролик, на котором члены банды нападают на прохожего монголоидной внешности. По словам Аввакумовой, она сняла ролик «совершенно случайно», а когда ей стало известно, что он смонтирован и размещен на сайте нацистской группировки «Формат 18», она разорвала все отношения с Рыно и Дагаевым — единственными из обвиняемых, которых она знала до ареста.