Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

ИТАР-ТАСС

Подозрительная тяга к России

20-летняя уроженка Литвы подозревается в причастности к терактам в Москве

Алена Марьянова

20-летняя уроженка Литвы подозревается в связях с террористами, устроившими взрывы в Москве 29 марта. Ее задержали в аэропорту Вильнюса накануне трагедии в российской столице. Литовка везла с собой карты метро и инструкции по использованию взрывчатки.

В Литве задержана 20-летняя уроженка города Клайпеда, которую проверяют на предмет причастности к терактам в московском метро 29 марта. Молодую женщину, фамилии которой не называют (известно лишь ее имя – Эгле), задержали 28 марта этого года в международном аэропорту Вильнюса. Она накануне получила въездную визу в Россию и собиралась вылетать в Москву.

В багаже девушки, как сообщают литовские СМИ, были обнаружены карты московского метро и литература об изготовлении и использовании взрывных устройств.

Источники в правоохранительных органах затрудняются сообщить, какая роль была отведена предполагаемой террористке: пособничество при подготовке взрывов — либо она должна была стать третьей смертницей. Задержание было произведено еще накануне терактов на станциях метро «Лубянка» и «Парк культуры», но информация о нем просочилась в прессу только в минувшие выходные. Как пишет газета Liteuvos Rytas, расследованием деятельности 20-летней Эгле занимаются департамент государственной безопасности Литвы (аналог российской ФСБ) и Генеральная прокуратура. «Ничего об этом задержании, которое активно обсуждается в СМИ, мы сообщить не можем. Мы не комментируем эту информации вообще, не будем ее ни подтверждать, ни опровергать», — заявили «Газете.Ru» в департаменте госбезопасности. В российской Генпрокуратуре пока не получали международных поручений или других данных, связанных с задержанием девушки.

Уроженка Клайпеды попала в поле зрения правоохранительных органов из-за слишком сильного рвения при получении визы в Россию. Она заранее купила билет в Москву и постоянно справлялась в посольстве, готовы ли ее документы. При этом цель поездки девушка не указывала. Визу ей выдали уже в ходе спецоперации и дальше следили за каждым ее шагом, после чего задержали в аэропорту.

Как выяснилось в ходе оперативной разработки, девушка ранее уже привлекала внимание правоохранительных органов — в 2007 году ее объявляли в розыск.

Бывшая студентка строительного колледжа Клайпеды несколько лет назад начала тесно общаться с представителями чеченской диаспоры. По некоторым данным, с одним из чеченцев у нее были близкие отношения. Кроме того, как рассказала журналистам мать девушки, учительница литовского языка, ее дочь много времени проводила в интернете — предположительно, на исламистских сайтах. После того, как ее приятель-чеченец уехал на Кавказ и там погиб, Эгле покинула Литву. Это было в ноябре 2007 года. Мать несколько дней пыталась найти дочь самостоятельно, но затем обратилась в полицию. Тогда ее и объявили в розыск в Литве и других европейских странах через Интерпол. И мать, и следователи полагали, что девушка могла стать жертвой мошенников, которые увезли ее за границу и продали в сексуальное рабство.

Но через три месяца поисков выяснилось, что Эгле сбежала сама и все это время жила в Германии. Узнав, что ее разыскивают по заявлению родственников, девушка добровольно сообщила о себе в полицию. В небольшом немецком городке она жила в чеченской семье с мужчиной и женщиной, которые представлялись братом и сестрой, но на самом деле сожительствовали. Эгле была в доме на положении домработницы: готовила, стирала, убирала. В апреле 2008 года дело о розыске закрыли, но родственники девушки продолжали волноваться, и ее тетя отправилась в Германию посмотреть, как живет племянница. Она была шокирована: Эгле была отведена комната без окон, вместо кровати она спала на грязных матрасах. Почти весь день девушка проводила в молитвах, возвращаться не собиралась и говорила, что сейчас ей живется гораздо лучше, чем в Литве.

Эгле вернулась на родину только после того, как у нее кончились деньги.

Но к обычной жизни она не вернулась: в колледже восстанавливаться не стала, большую часть времени по-прежнему проводила в молитвах и пропагандировала ислам среди знакомых.

После возвращения из Германии социальные службы Клайпеды предлагали ей пройти курс реабилитации, считая ее пострадавшей от радикальных исламистов, но девушка отказывалась. В колледже, где Эгле училась, помнят ее как спокойную, доброжелательную, неконфликтную. Ее интеллектуальные способности оценивают «выше среднего». Мать винит во всем знакомых дочери в интернете: «С этого все началось», — и сейчас отказывается общаться с журналистами.

Власти Литвы пока не сделали ни одного официального заявления в связи с задержанием предполагаемой пособницы террористов. Источник издания Liteuvos Rytas в правоохранительных органах сообщил, что сейчас расследование находится на предварительной стадии, но уже засекречено. По некоторым данным, спецслужбы опасаются, что дальнейшее распространение информации о задержанной может повредить литовско-российским отношениям.