Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

ИТАР-ТАСС

О сенаторе расскажут уголовники

Мосгорсуд начал заново процесс по делу экс-сенатора от Башкирии Игоря Изместьева

Елена Шмараева

Тройка судей в Мосгорсуде начала процесс по делу бывшего сенатора от Башкирии Игоря Изместьева. Экс-сенатора уже начинали судить с коллегией присяжных, но до вердикта не дошло: заседателей распустили, а набрать новых не позволяет решение Конституционного суда — Изместьева обвиняют в терроризме. Сенатор невиновен, но теперь обречен, говорит его защита.

В среду Московский городской суд заново приступил к рассмотрению уголовного дела в отношении бывшего сенатора от Башкирии Игоря Изместьева и 12 членов кингисеппской организованной преступной группировки. Подсудимых обвиняют в совершении более 20 покушений и убийств, несколько из них, согласно материалам дела, организовал экс-сенатор: с помощью подконтрольной ему ОПГ он расправлялся с конкурентами по бизнесу (до того как стать членом Совфеда, Изместьев занимался нефтяным бизнесом в Башкирии).

До 12 мая этого года уголовное дело рассматривала коллегия присяжных, но ее распустила председательствующая судья Елена Гученкова. Заседатели не выдержали столь продолжительного процесса (разбирательство длилось с июня прошлого года), выбывали один за другим, и к 12 мая их осталось одиннадцать вместо положенных двенадцати. Новое рассмотрение вопреки протестам защиты началось без присяжных: судьбу Изместьева и его подельников теперь предстоит решить тройке судей. Защита утверждает, что суд нарушил право подсудимых на защиту и теперь они обречены.

Мосгорсуд объясняет, что действует в соответствии с решением Конституционного суда: Изместьеву не положен суд присяжных, потому что его обвиняют в терроризме.

Эта статья Уголовного кодекса появилась в деле экс-сенатора на финальной стадии расследования. В момент начала процесса в УК уже были внесены поправки о рассмотрении дел о терроризме не присяжными, а тройкой профессиональных судей. Но, согласно Конституции России, каждый, кому грозит смертная казнь, имеет право на суд присяжных. А так как вместе с Изместьевым на скамье подсудимых есть люди, которые обвиняются в убийствах (по ст. 105 УК смертная казнь является одним из возможных наказаний), кроме того, обвинения в убийстве предъявлены и самому экс-сенатору, Мосгорсуд тогда решил не отказывать защите в выборе суда присяжных. Теперь ситуация изменилась, объяснил в интервью «Газете.Ru» зампред Мосгорсуда Дмитрий Фомин. «Почти в каждом деле о терроризме есть убийство: происходит взрыв, люди гибнут — значит, и 105-я, и 205-я. КС указал, что если хотя бы одна из статей, по которой обвиняется человек, подлежит рассмотрению тройкой судей, значит, дело должно рассматриваться в таком составе», — пояснил Фомин.

Помимо судьи Гученковой, которая скоро отметит год с момента начала рассмотрения дела Изместьева, в процесс в среду вступили судьи Юрий Пасюнин и Николай Говоров. Они уже несколько лет рассматривают дела в кассационной инстанции и почти не участвуют в процессах первой инстанции. Так, судья Пасюнин 21 мая этого года оставил в силе решение о продлении срока содержания под стражей Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву.

Изместьева привезли из СИЗО под усиленным конвоем — среди милиционеров, сопровождавших его и других подсудимых, были автоматчики. Дело рассматривается в закрытом режиме — из-за неких секретных документов, которые есть в материалах.

Как рассказал «Газете.Ru» в среду один из участников процесса, эти секретные документы — оперативные справки спецслужб о прослушке телефонных переговоров Изместьева.

После того как сенатор (тогда еще действующий) попал под подозрение, его телефон поставили на прослушивание. Многостраничный отчет о том, кому Изместьев звонил и о чем говорил в последние месяцы перед задержанием, засекречен не из-за его содержания, а из-за специфики способа сбора информации, пояснил собеседник. «Прослушка — это оперативное мероприятие, засекретить эти документы пришлось, грубо говоря, по техническим причинам. В содержании переговоров ничего секретного нет», — сообщил источник. На предварительном слушании защитники подсудимых просили судью сделать закрытым только то заседание, на котором будут рассматривать материалы прослушки. Но суд отказал, сделав закрытым весь процесс.

Дело Игоря Изместьева и 12 членов так называемой кингисеппской группировки (по названию города Кингисепп в Ленинградской области) поступило в Мосгорсуд почти год назад — в июне 2009 года. Тогда его начала рассматривать коллегия присяжных, судебное следствие за закрытыми дверями (разбирательство закрыли все из-за тех же секретных документов) велось несколько месяцев. Согласно тексту обвинительного заключения, Сергей Финагин, Имран Ильясов, Александр Иванов, Игорь Ульданов, Андрей Иванов, Юрий Васильев, Сергей Хомутов, Валентин Бар-Бирюков, Игорь Рожнев, Игорь Ганзин, Юрий Мамонов и Эмир Ибрагимов являлись непосредственными исполнителями распоряжений о ликвидации неугодных экс-сенатору людей в 1994—2004 годах.

Фигурантам уголовного дела инкриминируется совершенное весной 2001 года в Уфе убийство бывшего главного бухгалтера ЗАО «Башнефтехимторг» Валерия Сперанского, который якобы располагал неким компроматом на Изместьева. Эти материалы Сперанский успел передать московскому нотариусу Галине Перепелкиной. Изместьев был якобы должен мужу Перепелкиной крупную сумму денег, и с помощью этого компромата нотариус собиралась эти деньги вернуть. Летом 2001 года Перепелкину убили кингисеппские, а на ее мужа Юрия Бушуева покушались четыре раза.

Также подсудимым предъявлены обвинения в убийствах директора по производству Ново-Уфимского нефтеперерабатывающего завода Салавата Гайнанова, сотрудника фирмы «Ронекс» Олега Булатова и председателя правления фирмы «ВМС-Октан» Василия Хитаришвили. Кроме того, подсудимые, по мнению гособвинителя, причастны к покушению в сентябре 2003 года на сына президента Башкирии, тогда гендиректора ОАО АНК «Башнефть» Урала Рахимова. Подрыв джипа с охранниками Рахимова-старшего в Уфе, в результате которого погибли два человека, и минирование другой машины у его офиса в разгар выборов президента Башкирии следствие квалифицировало как теракт.

С появлением ст. 205 УК (терроризм) в обвинительном заключении защита Изместьева и других подсудимых была категорически не согласна еще на стадии следствия. Адвокаты и сейчас продолжают настаивать, что доказательств того, что совершенный в Уфе подрыв автомобиля был терактом, в уголовном деле нет. «В обвинительном заключении говорится, что целью ОПГ было вынудить руководство республики Башкирия принять непопулярные у населения меры. Но никаких мер после этого так называемого теракта не принималось», — рассуждает адвокат Изместьева Сергей Антонов. Кроме того, защитник отметил, что улица, где произошел взрыв, является «центральной, но безлюдной», а значит, организаторы и исполнители не преследовали цели «нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти».

В среду прокурор Юлия Сафина целый день зачитывала обвинительное заключение, после чего бывший сенатор Изместьев вновь повторил, что не признает вины, а дело против него считает сфабрикованным.

Среди подсудимых есть и те, кто свою вину признает, — например, лидер кингисеппской ОПГ Сергей Финагин и киллер группировки Александр Иванов. На процессе они, как ожидается, дадут показания против Изместьева: ранее в ходе разбирательства Финагин рассказывал, что заказчиком убийств и взрывов был Изместьев, с которым он, Фин, постоянно держал связь. Главный киллер банды Иванов поддакивал бывшему шефу: «Финагин говорил, что всем руководит Изместьев». «Кроме показаний этих уголовников, которым за дачу нужных показаний обещали скостить срок, доказательств вины моего подзащитного нет», — настаивает адвокат Антонов.

На следующем заседании, как сообщил «Газете.Ru» адвокат другого подсудимого, Имрана Ильясова, Владимир Жеребенков, начнется допрос потерпевших. Один из них, Юрий Бушев, ранее отказался от претензий к Изместьеву, заявив, что не считает его заказчиком убийства своей жены Галины Перепелкиной.