Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

ИТАР-ТАСС

Сироты ничьи

Генпрокуратура нашла нарушения в составлении баз данных по детям-сиротам

Анастасия Берсенева

База данных детей-сирот в России составляется бесконтрольно и с многочисленными нарушениями. К такому выводу пришла Генпрокуратура после проверки Минобразования. Правозащитники добавляют, что неточности в информационных банках на руку чиновникам, вымогающим деньги у потенциальных усыновителей.

В пятницу Генеральная прокуратура заявила о вынесении представления министру образования и науки России Андрею Фурсенко. Документ требует устранить выявленные нарушения в системе усыновления, а также наказать виновных.

Речь идет о недобросовестном составлении базы данных по детям-сиротам, а также об отсутствии адекватного контроля за процедурой усыновления.

Нарушения были выявлены после проверки, которую сотрудники Генпрокуратуры провели в Минобрнауки, изучая, как выполняется законодательство при передаче детей на воспитание в семьи российских и иностранных граждан.

Именно в обязанности Минобрнауки, а точнее, Департамента воспитания и социализации детей, входит создание и контроль за госбанком данных о детях, оставшихся без попечения родителей. Прокуроры выяснили, что министерство ненадлежащим образом исполняет свои функции, небрежно работая с базой, пояснили «Газете.Ru» в ведомстве.

Как выяснилось, анкеты детей содержат неправильные сведения.

Например, там может отсутствовать информация об их заболеваниях или находиться устаревшая фотография, сообщают в Генпрокуратуре. «Есть замечания к качеству и достоверности предоставляемых из регионов сведений о детях», ― добавляют в ведомстве. Также, по данным Генпрокуратуры, бессистемно ведется большинство личных дел и анкет детей и кандидатов в усыновители, не контролируются результаты посещения сирот потенциальными родителями. Программное оборудование для работы с базой данных настолько устарело, что не позволяет оперативно и качественно организовать работу по подбору приемных семей. Кроме того, плохо ведется база данных о деятельности иностранных организаций, часть информации отсутствует, другая заносится с нарушением сроков.

В Минобрнауки не смогли прокомментировать это заявление. «К нам еще не поступило это представление, поэтому мы не знаем, о чем именно там говорится», ― сообщили «Газете.Ru» в пресс-службе министерства.

В детских домах, в свою очередь, заявили, что они своевременно отправляют информацию о детях в банки данных. «Как только к нам поступает ребенок, мы готовим по нему информацию, делаем фотографию и отправляем в департамент семейной и молодежной политики города Москвы», ― сообщили в столичном детском доме № 19, однако, как часто обновляются данные, там сообщить не смогли.

Говоря об усыновлении и базах данных по детям, правозащитники подбирают одинаковые эпитеты: колоссальная проблема, множество нарушений, бешеная коррупция.

«Тут речь идет о работе региональных чиновников, ― заявил «Газете.Ru» президент региональной общественной организации содействия защите прав детей «Право ребенка», член общественной палаты РФ Борис Альтшулер. ― Базы данных ведут региональные операторы ― департаменты и министерства при правительствах субъектов федерации ― и делают они это ужасно».

«С одной стороны, просто неквалифицированные кадры, которые небрежно относятся к информации, а с другой стороны, преднамеренное искажение данных для корыстных целей, например, для вымогательства денег», ― пояснил заместитель председателя совета директоров московского отделения международного движения «Добро без границ» Михаил Богомолов.

Деньги вымогают с приемных родителей, которые пытаются найти себе более или менее здорового и красивого ребенка, утверждает Альтшулер. «Это же фактически детский магазин, в котором выставлены дети! ― говорит он. ― Родители приходят, смотрят анкеты, а сотрудник ведомства распоряжается ― дать им или нет ребенка». По его словам, посетителям обычно показывают не все анкеты. «Голубоглазеньких и кудрявых» придержат для более состоятельных.

О проблеме с базами данных прекрасно осведомлен и уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Павел Астахов. «У меня нет оснований не доверять Генпрокуратуре, ― сказал он «Газете.Ru». ― Есть множество возможностей, чтобы специально скрыть информацию о ребенке».

«Иногда детям просто «навешиваются» диагнозы, например «умственная отсталость» или еще что-нибудь потяжелее, чтобы отпугнуть усыновителей, ― заявил Астахов. ― А потом за взятки ребят отдают своим либо за границу».

«Иностранцам так и говорят ― с ребенком все в порядке, не обращайте внимание на диагнозы», ― продолжил уполномоченный. По его словам, некоторые операторы просто прячут детей, не показывая их усыновителям. «Я ездил в мае по Северному Кавказу, и в базе данных одной из республик оказалось четыре ребенка, а всего сирот ― 176. Куда остальные делись? ― удивляется Астахов. ― Или другой пример ― гранты. Одна из республик того же Кавказа реализует целевую программу в сфере усыновления, большие деньги были выделены. И сколько, как вы думаете, там было усыновлено детей? Ни одного».

Правозащитники высказали надежду, что хотя бы сейчас, после выступления Генпрокуратуры, в системе усыновления будет наведен порядок. «Мы об этой проблеме говорили еще в 90-х годах, ― пояснили в движении «Добро без границ». ― Но тогда чиновники нам в лицо говорили: «Вы хотите ликвидировать детские дома? Разрушить наш бизнес?»

«Впрочем, я знаю, что в Минобрнауки готовят некую унифицированную программу, которая улучшит работу в вопросе усыновления», ― заявил Альтшулер. Он добавил, что одним из решений проблемы может стать введение специальных служб, которые бы искали родителей персонально для каждого ребенка. «Сейчас есть волонтерские организации, которые снимают про детей двух- или трехминутные фильмы, делают живые фотографии и размещают информацию в интернете. И таких ребят усыновляют гораздо быстрее», ― пояснил правозащитник.