Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

ИТАР-ТАСС

Лес отошел под правительство

Рослесхоз подчиняется правительству

Полина Никольская, Алексей Топалов

Президент переподчинил Рослесхоз напрямую правительству. Теперь агентство, которое раньше отвечало только за субсидии регионам, будет контролировать, насколько качественно субъекты следят за безопасностью в лесу и осуществляют профилактику пожаров. Также Рослесхозу предстоит пересмотреть Лесной кодекс. Впрочем, уже известно, что система контроля за лесными пожарами останется прежней.

Федеральное агентство лесного хозяйства (Рослесхоз) теперь подчиняется напрямую правительству. На встрече с курирующим сельское и лесное хозяйство первым заместителем председателя правительства Виктором Зубковым президент Дмитрий Медведев сообщил, что уже подписал указ, в котором Рослесхоз теперь выступает «в качестве самостоятельного органа под правительством». Ведомству, по словам президента, передаются «новые функции по выработке государственной политики и нормативно-правовой базы регулирования в области лесных отношений и по контролю и надзору в области лесных отношений, за исключением лесов, которые расположены на особо охраняемых природных территориях».

Власти сильно расширили полномочия агентства.

Сейчас Рослесхоз занимается только охраной лесов, их инвентаризацией и восстановлением. Полномочия по профилактике и тушению пожаров в ходе реформы Лесного кодекса в 2006—2008 годах были переданы регионам — Рослесхоз контролирует только федеральное субсидирование. Напрямую агентство отвечает лишь за пожарный надзор в лесах Московской области.

Зубков отметил, что передача субъектам в 2006 году полномочий по контролю за лесами, «в общем-то, было правильное решение». Но, по словам Зубкова, «на федеральном уровне тоже оказалось очень много полномочий, они оказались размыты по шести министерствам и ведомствам» (лесами так или иначе занимались Минсельхоз, Минприроды, Рослесхоз, Россельхознадзор, Минобороны и Минтранс — прим. «Газеты.Ru»), и в итоге главный надзорный орган Рослесхоз «оказался, по сути, без действенных полномочий»: он только получал субсидии на контроль за лесами и распределял их. «А что касается охраны лесов, надзора за лесной деятельностью, лесных планов, пожарной безопасности — оказывается, у него таких функций и не было», — подытожил Зубков.

Медведеву он пообещал, что теперь специалистов по лесному хозяйству в агентстве будет больше и что правительство наделит Рослесхоз функциями по обеспечению противопожарной безопасности.

В новом статусе неожиданно получившему большие полномочия ведомству предстоит также создать и реализовать концепцию развития лесного хозяйства до 2020 года и сформировать единый государственный лесной реестр и лесной план.

Президент также дал Зубкову поручение пересмотреть Лесной кодекс. «Нужно провести всё-таки детальную инвентаризацию законодательства о лесе в нашей стране», — признал Медведев. Какие нормы «выдержали, какие не выдержали проверку временем» в принятом в 2006 году Лесном кодексе, президент уточнять не стал.

Впрочем, назначенный 20 августа новый глава Рослесхоза Виктор Масляков уже заявил, что в Лесном кодексе «революционных изменений не будет», а будут лишь корректировки.

По словам Зубкова, в пятницу представлявшего сотрудникам агентства нового начальника, основная задача Маслякова — не изменять Лесной кодекс, а эффективно работать с регионами. Фактически саму систему контроля за лесами и пожарами ведомство менять не должно — ответственность регионов за тушение лесных пожаров сохраняется. «Необходимо вместе с субъектами выстроить понятную унифицированную систему управления лесами», — цитирует слова заместителя председателя правительства РИА «Новости».

Напомним, что Рослесхоз, созданный в 2004 году, до передачи правительству с 2008 года в рамках реформы Лесного кодекса подчинялся Минсельхозу и согласовывал все свои решения с ним. До этого агентство входило в Минприроды, которое сейчас отвечает только за заповедные леса.

В пресс-службе Рослесхоза «Газете.Ru» сказали, что с передачей правительству ведомство будет исполнять совершенно новые функции.

Если раньше вопросами контроля и надзора за ведением лесного хозяйства занимался Россельхознадзор и субъекты, то теперь все эти функции переходят Рослесхозу.

«В чем была проблема: государство выделяло субвенции, но мы могли только вести оценку эффективности их использования — целевое или нецелевое. Насколько они качественно выполняли свои функции, мы контролировать не могли», — поясняют в самом агентстве. Теперь Рослесхоз станет контролировать, «насколько хорошо в целом субъекты ведут свое хозяйство». «То есть не только финансировать, но и осуществлять проверки в субъектах и ответственных за контроль организациях, в случаях если за участок леса отвечает арендатор, — сказал представитель ведомства. — Даже если говорить о тех же самых лесных пожарах. До этого как было: мы получали сведения, например, сигналы о том, что субъекты неудовлетворительно провели мероприятия по подготовке к пожароопасному сезону или что организации, отвечающие за леса, ликвидировали все свои противопожарные формирования. Но формально мы ничего к ним не могли предъявить», — отмечают в агентстве. Механизм контроля, заявил представитель ведомства, уже отработан, «все остальное механика». Сейчас агентство решает вопрос о создании территориальных подразделений и определяет, «как они будут действовать».

Основной же вопрос, по словам представителя Рослесхоза, который предстоит урегулировать ведомству, — это ревизия лесного законодательства.

Раньше вопросами законодательства, разработкой стратегий и концепций развития лесного хозяйства, подготовкой госпрограмм и нормативных актов занималось Минсельхоз. Ни о каких разработках по изменениям Лесного кодекса в агентстве пока не говорят, только уточняют, что в любом случае за профилактику и тушение пожаров будут по-прежнему отвечать субъекты.

Впрочем, директор департамента стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев отметил, что только переподчинением агентства правительству решить накопившиеся проблемы нельзя.

«Фактически подобные меры укрепляют структуру управления, которая у нас складывается. Ее давно уже сравнивают с перевернутой пирамидой: все управления сводятся к одной точке верховной власти, — отметил Николаев. — Устойчивость такой пирамиды не очень высокая: чем больше делаем, тем больше рисков, что все в один момент рухнет. Невозможно будет одному правительству контролировать все органы федеральной власти. Если прорвется где-то в другом месте, то опять надо будет все подчинять правительству? Это неправильно».

Эксперт независимого аналитического агентства «Инвесткафе» Георгий Воронков также считает, что с переподчинением Рослесхоза правительству «что-то вряд ли изменится».

По его словам, провалилась сама система контроля за пожарами в лесах.

«Ответственность за предотвращение и тушение пожаров была передана от госструктур региональным властям и арендаторам леса. Как показало уходящее лето, никто всерьез безопасностью лесов не занимался», — пояснил Воронков. По его словам, необходимо вернуть дореформенную модель, когда деньги на обеспечение безопасности контролировали федеральные власти. «Однако это требует финансовых вливаний, в первую очередь на расширение штата (например, лесников и лесных инспекторов), а сейчас у нас налицо бюджетный дефицит, — отмечает аналитик. — Кроме того, леса уже отгорели, так что вопрос финансирования, вероятнее всего, автоматически будет перенесен на следующий год, а что будет в будущем — сказать сложно».

Вице-президент Российской ассоциации организаций и предприятий целлюлозно-бумажной промышленности Владимир Горшков, напротив, считает, что новый статус Рослесхоза «поможет доработать многие подзаконные акты Лесного кодекса.

«Направление выбрано правильное, управление лесами централизуется и уже не будет размазано по шести ведомствам. Статус Рослесхоза повысился, структура приобретает функции нормотворчества. Сейчас в нем много неопределенности, и в своем нынешнем положении Рослесхоз сможет эту неопределенность устранить», — отметил эксперт.