Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

ИТАР-ТАСС

Лежачие не сядут

Судам запретят арестовывать тяжелобольных подследственных

Григорий Туманов

Кремль внес в Госдуму законопроект, запрещающий заключать под стражу людей с тяжелыми заболеваниями. К их числу относятся последняя стадия рака, туберкулез и диабет. Следователи не будут выходить с ходатайством об аресте, если подозреваемый представит справку о тяжелом заболевании, обещают парламентарии. Сколько подследственных освободятся после вступления закона в силу, во ФСИН не говорят.

В понедельник президент Дмитрий Медведев внес с Госдуму поправки, смягчающие меру пресечения тяжелобольным подозреваемым. Как сообщает пресс-служба Кремля, поправки вносятся в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК), а конкретно в ст. 110 закона. В этой статье оговаривается возможность изменения меры пресечения на более мягкую, если в ней отпадает необходимость, в том числе если речь идет об ухудшившемся состоянии здоровья подозреваемого. Однако четкого перечня заболеваний, при которых арест противопоказан, нет, а судьи все равно могут оставлять вопрос о заключении тяжелобольных под стражу на собственное усмотрение.

Медведев предлагает вообще лишить судей и следователей возможности выбирать, закрепив в УПК норму, однозначно запрещающую брать под стражу тяжелобольных подозреваемых.

Список заболеваний поручено проработать правительству, однако, как пояснили «Газете.Ru» в Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН), его предварительный вариант уже есть. «Это продолжение той инициативы, с которой выступали мы. Наша служба предлагала включить и подозреваемых в список заболеваний, с которыми нельзя отправлять людей в тюрьму», — пояснили в ведомстве. Действующий перечень заболеваний, освобождающих от отбывания наказания, был утвержден постановлением правительства № 54 от 6 февраля 2004 года. Среди болезней, упомянутых в нем, финальные стадии туберкулеза, рака, диабета, четвертая стадия СПИДа, а также болезни сердца с недостаточностью III степени и т. д. Если бы действие хотя бы этого списка расширили на подозреваемых раньше, то в СИЗО бы не оказались страдающая диабетом предпринимательница Вера Трифонова и юрист фонда Hermitage Capital Сергей Магнитский. Юрист скончался в изоляторе от панкреонекроза, а предпринимательница от диабетической нефропатии. Оба заболевания фигурировали в списке, который предлагает расширить ФСИН.

В минувшую среду министр юстиции Александр Коновалов, выступая в Госдуме, поддержал инициативу ведомства, а в пятницу расширенный список уже был внесен на анализ Минздраву. «К сожалению, люди умирали и умирают, и будут умирать в местах лишения свободы и в следственных изоляторах. Но мы по крайней мере повысим на порядок возможности профилактики этих ситуаций, с тем чтобы люди, которые больны одним из заболеваний по этому списку, освобождались из следственных изоляторов, равно как и из мест лишения свободы, как это делается сейчас», ― сказал министр. По статистике, которую приводит пресс-служба Кремля, в 2009 году от различных заболеваний в изоляторах умерли 233 человека из 124 тысяч подследственных (по данным ФСИН на 1 августа 2010 года). Большинство из них от запущенных случаев туберкулеза, ВИЧ-инфекции в терминальной стадии и онкопатологии.

По мнению главы комитета Госдумы по уголовному и процессуальному законодательству Павла Крашенинникова, президентские поправки помогут поправить эту статистику.

Законопроект уже находится на обсуждении в его комитете, и депутаты рассчитывают принять его в первом чтении в ближайшее время, сказал Крашенинников «Газете.Ru».

«Вопрос в том, что у нас и так была совершенно нормальная статья, оставляющая на усмотрение суда вариант освобождения тяжелобольных из-под стражи. Она была хорошо написана, но на практике не работала. При настойчивом требовании следствия и обвинения судьи все равно арестовывали людей с тяжелыми болезнями», — сказал депутат. «Теперь же у следователей и судей вообще отпадает необходимость решать, заключать тяжелобольного под стражу или нет. Это будет просто запрещено. Жаль, что суды сами не пошли по этому пути», — объяснил Крашенинников.

Кроме того, добавил он, закон будет иметь обратную силу.

Правда, данных о том, сколько подследственных будет отпущено на свободу после вступления закона в силу, в Госдуме пока нет. Эту цифру не дают пока и во ФСИН.

Правозащитники и адвокаты еще до внесения законопроекта в Госдуму, заявляли, что перечень заболеваний стоит не только расширить на подозреваемых, но и снизить для больных арестантов «ценз». Условия содержания в российских СИЗО гораздо тяжелее, чем в тюрьмах и колониях, поэтому нередко тяжелые заболевания у арестантов в них прогрессируют и обостряются, говорил правозащитник Валерий Борщев. «В правительственном перечне слишком завышенные формы заболеваний, а нужно сделать так, чтобы человек, склонный к ней, не садился в изолятор, где его болезнь как раз дойдет до критической стадии», — говорил он. Впрочем, пока о смягчении перечня заболеваний речи не идет, сказал депутат Крашенинников. «Возможно, мы решим это ко второму чтению, но пока такой вариант не обсуждался: мы просто не успели», — сказал парламентарий.