Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

ИТАР-ТАСС

Похищение стало добровольным

Суд допросил обвиняемых в похищении экспедитора «Евросети»

Елена Шмараева

В Мосгорсуде завершился допрос подсудимых по делу о похищении экспедитора «Евросети» Андрея Власкина. Все обвиняемые, начиная с вице-президента компании Бориса Левина и заканчивая рядовыми чоповцами, отрицают свою вину. Прокуратура надеется убедить присяжных, что подсудимые лгут: на стадии следствия некоторые из них давали другие показания.

Процесс по делу о похищении экспедитора «Евросети» Андрея Власкина и вымогательстве у него 13 млн рублей продолжается в Мосгорсуде уже почти два месяца. Во вторник стороны завершили допрос подсудимых — бывших сотрудников компании, частных охранников и экс-милиционера. Они снова восстановили перед присяжными картину произошедшего в 2003—2004 годах, когда, по версии руководства «Евросети», выяснилось, что экспедитор Власкин похитил телефонов на $1,4 млн и компания начала собственными силами их возвращать. Параллельно, рассказывал еще на первом заседании вице-президент компании Борис Левин, руководство «Евросети» обратилось в милицию с заявлением о хищении. Дело против Власкина действительно расследовалось, но в 2009 году его закрыли, а сотрудников компании обвинили в заведомо ложном доносе, вымогательстве и похищении человека.

Подсудимые рассказали присяжным, что Власкин и его помощник Дмитрий Смургин сами признались в хищении и добровольно выплачивали деньги, которые задолжали «Евросети».

Замначальника службы безопасности (СБ) «Евросети» Андрей Ермилов сообщил, что информация о пропавших деньгах появилась в июле 2003 года. «Тогда я впервые услышал фамилию Власкина», — вспоминал подсудимый, глядя на заседателей через стекло «аквариума». Сам экспедитор к тому времени уже сбежал к родственникам в Тамбов вместе с женой и дочерью, и основным источником информации для СБ стал его 18-летний помощник Смургин.

По словам Ермилова, молодой сотрудник рассказал о махинациях Власкина и согласился вернуть $20 тыс., которые экспедитор заплатил ему за молчание. «Я надел боксерскую перчатку и ударил Смургина в лоб два раза. Рядом стоял Ермилов», — описывал эту беседу в ходе следствия сотрудник службы безопасности Владимир Ильин. Впрочем, перед судом присяжных Ильин дал другие показания. Отказался от сказанного на допросе следователям и его коллега Сергей Каторгин. Ранее он сообщал, что вице-президент «Евросети» Левин беседовал со Смургиным с битой в руках: «Он два раза с небольшим усилием ударил Смургина по голове и спрашивал: «Будешь говорить?» В показаниях, данных на суде, бита из повествования Каторгина исчезла.

Чтобы донести до присяжных противоречия в показаниях подсудимых, гособвинитель Дмитрий Дядюра зачитал протоколы допросов, которые проводились во время следствия.

«Прошу прощения у коллег, вынужден был их оговорить», — прокомментировал расхождения подсудимый Каторгин.

После того как Власкина нашли в Тамбове и доставили в Москву, его отвезли на арендованную в Люберцах квартиру, где, по версии следствия, держали в наручниках и били. (Позже его несколько раз перевозили в другие съемные квартиры в Москве и Подмосковье.) Предварительно экспедитор побывал на допросе в УВД ЮАО, где против него расследовали дело о хищении, и вышел оттуда под подписку о невыезде. Задержавший его оперативник Александр Курта сейчас тоже на скамье подсудимых. Обвиняемые настаивают, что в квартиру, где Власкин постоянно находился под наблюдением охранников из ЧОП «АБ-Евросеть», экспедитор переехал добровольно. «Он опасался каких-то людей, у которых брал кредит», — объяснил такое поведение Власкина подсудимый Каторгин. «Ему угрожали армяшки с рынка», — под хохот присяжных уточнил бывший чоповец Алексей Олесик.

Согласно материалам дела, в эту же квартиру якобы приезжал совладелец «Евросети» Евгений Чичваркин. Правда, сам с экспедитором он не беседовал, но «специально громко поздоровался», чтобы услышал Власкин, цитировал показания одного из охранников прокурор. Подсудимые Левин, Ермилов, а также находившиеся в квартире с Власкиным Ильин и Олесик в суде этого не подтвердили. Ермилов рассказал, что сам приезжал в Люберцы, чтобы побеседовать с проворовавшимся экспедитором, но делалось это для его же блага: «Ему неудобно было появляться в офисе, где повсюду висели его портреты с надписью, что это вор».

По словам подсудимых, Власкина «никто не удерживал и не охранял, сотрудники ЧОП просто находились рядом». Так, например, рассказывали они присяжным, вместе с охранниками экспедитор ходил на вечеринки, пил в квартире водку, а ссадина у него на виске появилась из-за случайной пьяной драки с Каторгиным, а не целенаправленного избиения. «За ним родители приезжали на машине, а он отказался с ними уходить, сказал, что идет пить с коллегами. Это называется похищение?» — возмущались защитники.

Ранее на допросе сам Власкин подтвердил, что, заскучав от безвылазного нахождения в квартире, охранники брали его с собой на вечеринки. «Но водили меня в наручниках», — добавил он тогда.

«И Власкин, и многие свидетели, вызванные обвинением, подтвердили нашу позицию — не было факта похищения, речь шла о добровольном возвращении средств компании», — прокомментировал в беседе с «Газетой.Ru» ход процесса адвокат Левина Марат Файзулин. По словам Левина и Ермилова, родители Власкина добровольно соглашались продать имущество, приобретенное на украденные деньги, чтобы расплатиться с долгами. А руководство «Евросети» выдавало им расписки о том, что часть суммы выплачена. Так, например, был продан четырехэтажный коттедж в ближнем Подмосковье, который незадолго до описанных в деле событий купил экспедитор, официально зарабатывавший $1200 в месяц.

Сам Власкин на допросе пояснил, что подрабатывал, покупая на таможне «невостребованные» телефоны, — так у него выходило $30—40 тыс. в месяц. Дело в отношении него закрыли «за отсутствием события преступления».

«На мой взгляд, подсудимые доходчиво довели свою позицию до присяжных. Но не стал бы оценивать данные ими показания отдельно от остальных доказательств», — сказал адвокат Файзулин, который, как и его коллеги, добивается полного оправдания подзащитных. Со среды в суде начнут выступать свидетели со стороны защиты, а затем участники процесса перейдут к прениям сторон.