Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

ИТАР-ТАСС

Сажать нельзя. Воспитывать

Верховный суд призывает мягче наказывать несовершеннолетних

Елена Шмараева

Пленум Верховного суда призывает только в исключительных случаях приговаривать несовершеннолетних к лишению свободы и не отправлять детей в СИЗО. Судьям советуют учить психологию и педагогику и отменять приговоры, если подростка допрашивали без родителей.

Во вторник пленум Верховного суда обсудил проект постановления «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних». Документ, который пока не принят и будет дорабатываться, содержит 48 статей с рекомендациями для судей о том, как рассматривать дела с участием несовершеннолетних и какие назначать наказания в зависимости от тяжести преступления и роли в нем подростка.

Речь о создании ювенальных судов (специальных судов для детей) в России пока не идет, однако некоторые «ювенальные технологии» уже могут успешно применять суды общей юрисдикции, сказал судья-докладчик Анатолий Толкаченко.

Участники пленума отметили, что несовершеннолетних необходимо рассматривать «не как объект для уголовных репрессий, а как субъект для реабилитации». По данным ВС, за последние пять лет количество привлеченных к ответственности подростков до 18 лет снизилось почти в два раза: со 152 до 82 тысяч. При этом почти половину (45%) преступлений, совершенных подростками, составляют тяжкие: грабежи, разбой, кражи со взломом. Особо тяжкие — убийства — совершили около 5% осужденных подростков. Правоприменительные рекомендации по делам несовершеннолетних ВС публикует раз в 10 лет: предыдущее постановление вышло в 2000 году, первое — в 1990-м. Новый документ, обсуждаемый на фоне массовых беспорядков с участием подростков-националистов и их задержания (более 2000 человек забрали в отделения в Москве на прошлой неделе), учитывает поправки, внесенные в последние годы в УК и УПК.

Чтобы не превращать несовершеннолетних в рецидивистов, ВС призывает использовать лишение свободы «лишь в качестве крайней меры воздействия», а в СИЗО подростков отправлять «в качестве крайней меры» на кратчайший срок.

Несовершеннолетнего можно арестовать только по обвинению в тяжких или особо тяжких преступлениях, разъясняется в постановлении. ВС напоминает, что максимальное наказание для подростков от 14 до 16 лет — 6 лет колонии, для 16—18-летних — 10 лет. Снижая срок, нужно учитывать, насколько сильно на несовершеннолетнего влияли его взрослые сообщники. Если у девушки или юноши есть психические расстройства, при которых сохраняется вменяемость, ему вместо лишения свободы все равно можно назначить принудительное лечение — с учетом индивидуальных факторов, которые судье предстоит оценить самому. В некоторых случаях (при подтвержденной экспертами задержке умственного развития) 20-летних могут судить как подростков.

Среди выступавших на пленуме был заместитель генпрокурора Сабир Кехлеров, сообщает РИА «Новости». Он обратил внимание суда на правовую коллизию, возникшую из-за появления в российском уголовном законодательстве досудебного соглашения — так называемой сделки со следствием. Как правило, в случае ее заключения обвиняемые ходатайствуют о рассмотрении дела в особом порядке: за одно-два заседания, без судебного следствия и изучения доказательств. Но в случае с подростками, согласно ч. 2 ст. 420 УКП, особый порядок недопустим: суд в интересах несовершеннолетнего подсудимого обязан еще раз исследовать все доказательства и допросить свидетелей и обвиняемого.

В проекте постановления однозначно указано: для несовершеннолетних особый порядок рассмотрения дел недопустим.

При этом условия досудебной сделки все равно должны выполняться: если подросток дал правдивые признательные показания и сотрудничал со следствием, ему назначается наказание с учетом ч. 7 ст. 316 УПК — не больше двух третей максимального срока.

Прибегая к лишению свободы как к «крайней мере», судьям рекомендуют назначать подросткам наказания, не связанные с лишением свободы. Например, штрафы, который платит сам подросток или его родители (если они согласны), исправительные работы, которые, отмечает пленум ВС, не должны мешать учебе, или условный срок.

Для тех, кто совершил преступления небольшой или средней тяжести, уголовное наказание вообще не должно назначаться, если «их исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия».

В таком случае суд должен прекратить уголовное дело. В качестве воспитательных мер подростка могут отпустить под надзор родителей, как-то ограничить его досуг (запрет выходить из дома после определенного часа), обязать загладить причиненный его поступком вред. Если условия будут нарушены, дело снова поступает к следователю и в суд.

Особое внимание ВС уделил тем, кто участвует в рассмотрении дел в отношении подростков. Вести процесс с участием несовершеннолетних должны «наиболее опытные судьи», а тех из них, кто специализируется на подростковых делах, предлагается отправлять на курсы по психологии и педагогике. Обязательно участие законного представителя подсудимого — кого-то из родителей или опекуна.

Допрашивать подростка в отсутствие взрослого представителя нельзя — это служит основанием для отмены приговора.

«В моей практике был случай, когда подростка, задержанного за ограбление, — отобрали с приятелями мобильный телефон — допрашивали без матери, отказавшись ждать, пока она приедет из другого города. Вместо этого выделили какого-то педагога, хотя, конечно, он опекуном не являлся», — рассказал «Газете.Ru» о нарушении права подзащитного на законного представителя адвокат Артем Тимушев. Он также отметил другой важный аспект проекта постановления ВС — право представителя заявлять ходатайства в суде, независимо от мнения самого подростка. «Это широко применимо: например, если ребенок дал признательные показания под давлением следователей, его родители или опекун вправе заявить, что они получены незаконно», — пояснил Тимушев.

Несмотря на очевидные достоинства проекта, адвокат называет изменения «косметическими»: по его словам, следователи все равно стремятся заключить в СИЗО подростков, а психологи и педагоги не выполняют своей роли в уголовном процессе.

«Педагоги — они, кстати, бывают в суде чаще, чем психологи, — не выполняют никакой дополнительной функции, не работают с девиациями подростков, а просто присутствуют. Ни о каких психологах не идет речи в СИЗО, на стадии предварительного следствия, хотя они там нужнее — они должны облегчить участь подростка, на которого давит правоохранительная система», — отмечает адвокат.

Предложенный ВС проект постановления предварительный, подчеркнул в беседе с «Газетой.Ru» представитель Верховного суда Павел Одинцов: «Редакционная комиссия учтет все дополнения и поправки, предложенные на пленуме, и только после этого он будет принят». Успеет ли ВС опубликовать окончательный вариант до конца декабря или перенесет на 2011 год, пока не сообщается.