«Взгляды у нас всегда были самые миролюбивые»

Обвинение завершило представление доказательств по делу об убийстве адвоката Маркелова

Обвинение завершило представление доказательств по уголовному делу об убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Напоследок присяжным показали видеозапись из квартиры, которую снимали подсудимые Никита Тихонов и Евгения Хасис: ФСБ не только прослушивала подозреваемых, но и установило камеры перед тем, как Тихонов и Хасис сняли жилье. На записи видно, как будущие подсудимые раскладывают по шкафам и сумкам пистолеты и гранаты.

Перед заседанием в 507-м зале Мосгорсуда, где уже два месяца слушается дело Никиты Тихонова и Евгении Хасис, прокуроры Борис Локтионов и Елена Сухова опять приготовили проектор: с его помощью ранее присяжным уже показывали видеозаписи с камер наблюдения на Пречистенке, где 19 января 2009 года были застрелены известный адвокат Станислав Маркелов и журналистка «Новой газеты» Анастасия Бабурова. Накануне уже были продемонстрирована и запись признательных показаний Тихонова на месте: после задержания в ноябре 2009 года он признавался в убийстве и показал следователям, как его совершил, но позже отказался от своих показаний, заявив о давлении со стороны следователя Игоря Краснова. Прокурор Локтионов заявил в среду, что это еще не все видеодоказательства, чем удивил всех присутствующих, включая подсудимых и их защитников. «Мы этого не видели даже», — шептала из аквариума Хасис своему адвокату Геннадию Небритову.

Как пояснил суду прокурор, накануне задержания Тихонова и Хасис не только прослушивали (материалы прослушки огласили на одном из заседаний). Сотрудники ФСБ установили еще и скрытые видеокамеры в квартире на улице Свободы, которую подозреваемые сняли в октябре 2009 года.

Оперативники вышли на Тихонова и Хасис еще до их переезда в район метро «Планерная» (улица Свободы находится неподалеку от этой станции). Сразу после того, как Тихонов договорился об аренде с хозяином квартиры пенсионером Иваном Великановым, с последним встретились сотрудники ФСБ, объяснили ему, что к нему в квартиру въезжают подозреваемые в тяжком преступлении, и получили его разрешение на оперативные мероприятия — прослушку и, как выяснилось в суде в среду, еще и видеозапись. Эта запись до октября 2010 года имела гриф «секретно», но по ходатайству следователей ее фрагмент общей длительностью около 12 минут рассекретили. Этот фрагмент и принес в суд прокурор Локтионов.

Просьба гособвинителя о приобщении видеозаписи к материалам дела и демонстрации ее присяжным встретила яростный протест защиты. «Это доказательство из другого уголовного дела!» — возмущался адвокат Тихонова Александр Васильев. «Я категорически возражаю против удовлетворения ходатайства», — на обычно бледных щеках Хасис выступил румянец. Действительно, запись приобщена к уголовному делу об убийстве Маркелова «в отношении неустановленных лиц»: по мнению следствия, у Тихонова и Хасис были сообщники, и дело в отношении них выделено в отдельное производство. Но судья Александр Замашнюк отверг протесты защиты и решил приобщить запись непосредственно к делу Тихонова и Хасис, которое слушается сейчас. Присяжных пригласили в зал, приглушили свет, и просмотр начался.

На черно-белом видео небольшая комната с зашторенными окнами, слева кровать, справа шкаф, у окна еще один. В кадре татуированный Тихонов (наколки видны на груди, на спине, на ногах и на плечах) в одних трусах и с пистолетом в руке.

На кровати лежит Хасис, в объектив камеры попадает только ее лицо и видно, что подозреваемые о чем-то разговаривают. Тихонов дергает рукой, в которой держит пистолет с направленным вниз дулом, делая вид, как будто стреляет вниз. Затем убирает пистолет в шкаф. На последующих кадрах Тихонов еще несколько раз перекладывает оружие: из ящика одного шкафа в другой, достает из пакета короткоствольный автомат, недолго вертит его в руках и тоже убирает в шкаф. Скрытая камера, видимо, установлена также в шкафу или вблизи полки: на нее подозреваемый тоже что-то кладет. Совсем маленький пистолет (экспертиза установила, что это «Браунинг») Тихонов достает откуда-то от изголовья кровати и прячет в шкаф. В следующем фрагменте с оружием появляется и Хасис: она держит пистолет (по данным экспертов — чешский CZ-82 или CZ-83), вытягивает руку с ним вперед и вниз, потом убирает. Через некоторое время она снова берет в руки оружие — на этот раз травматическую «Осу» — и кладет ее в сумку. Тихонов (на этот раз одетый) в это время надевает наплечную кобуру. Фрагменты записи, показанные присяжным, датированы 1 и 2 ноября 2009 года. 3 ноября Тихонов и Хасис были задержаны в этой же квартире.

После выступления прокурора слово взял адвокат Роман Карпинский, представляющий интересы родственников Маркелова. Он тоже попросил суд приобщить к делу новые материалы — сообщения информагентств «Новости» и «Интерфакс» от 19 января 2009 года, в них идет речь об убийстве Маркелова и Бабуровой на Пречистенке. «Молния» (короткое срочное сообщение) «Интерфакса» была передана в 16.35, сообщение «Новостей» — в 16.26.

«Это были первые информационные сообщения о смерти Маркелова, однако свидетель Алексей Барановский, заявивший об алиби Евгении Хасис, указал, что в тот день около 15.00 ему позвонил некий знакомый и рассказал об убийстве Маркелова», — заявил адвокат потерпевших.

«Вместе с тем Хасис, которая, по утверждению того же Барановского, была в этот момент с ним в магазине у метро Тимирязевская, в 16.39 получила входящий звонок на свой мобильный телефон. По данным сотовой компании, она в это время находилась в районе Каширского шоссе», — продолжал Карпинский, но его красноречие смогли оценить только журналисты и процессуальные оппоненты. При присяжных судья Замашнюк разрешил только огласить сообщения агентств с указанием точного времени, но не позволил адвокату делать выводов в их присутствии. Адвокат Тихонова Алексей Никулочкин в перерыве заявил «Газете.Ru», что «эти сообщения ничего не доказывают, новости могли быть и раньше», однако не сообщил, предъявит ли присяжным эти новости.

Защита начала представление дополнительных доказательств с допроса Анны Горюновой, которая работала с Хасис в компании «Атлетика-Альянс», торгующей спортивным питанием.

В отличие от других коллег по «Атлетике-Альянс», которых Хасис накануне обвиняла в связях с ФСБ, к Горюновой она претензий не имеет и даже улыбалась старой знакомой из «аквариума». Свидетельница рассказала, что знает Хасис «около семи лет», они дружили, но никакого негатива по отношению к людям других национальностей Евгения не проявляла. «Взгляды на окружающий мир у нас всегда были самые миролюбивые», — опираясь на трибуну, сообщила свидетельница, развеселив и публику и подсудимых.

Также она рассказала историю о том, как Александр Паринов (он работал с Горюновой и Хасис в «Атлетике-Альянс», позже вместе с Тихоновым был объявлен в розыск по делу об убийстве антифашиста Александра Рюхина. — «Газета.Ru») при ней и Хасис «агрессивно высказался о поведении приезжих людей нерусской национальности». «Мы с Женей в два голоса его разубеждали, что есть разные люди — и плохие, и хорошие. Он над нами посмеялся, сказал: что с вами, дурочками, разговаривать», — вспоминала Горюнова. На уточняющий вопрос обвинения, часто ли она общалась с Париновым, свидетельница сообщила, что это происходило только на работе и корпоративах.

По словам Горюновой, ни в походке, ни в манере курить Хасис не было ничего запоминающегося (ранее двое ее бывших коллег заявили обратное, объяснив, что опознали подсудимую на видеозаписи с Пречистенки по характерным движениям). Одевалась она в короткие куртки и головных уборов не носила (по версии обвинения, на Хасис в день убийства адвоката и журналистки была удлиненная куртка с капюшоном и бейсболка).

Горюнова также сообщила, что ей предъявляли видеозапись с Пречистенки, на которой, по версии следствия, зафиксирована Хасис, и она «Евгению на этой записи не идентифицировала». В протоколе допроса Горюновой на предварительном следствии о записи ничего не говорится.

«Раз нет протокола, то ничего и не предъявлялось», — заявил прокурор Локтионов, спровоцировав протест защиты. Горюнова вопреки замечаниям судьи Замашнюка успела сообщить присяжным, что ей показывали «какое-то видео на ноутбуке».

Уходя из зала, свидетельница послала Хасис воздушный поцелуй, подсудимая замахала в ответ, за что тут же получила замечание от судьи.

— Я не скрываю своей реакции, это близкий мне человек, которого я не видела уже почти два года, — парировала Хасис.

— По УПК она к вашим близким не относится, — холодно заметил председательствующий.

— Своих близких я определяю не по Уголовному кодексу, но вам это неведомо, ясно дело, — повысила голос подсудимая, ее голос задрожал.

— За нетактичное высказывание подсудимой Хасис ей объявляется предупреждение, — не меняя тона, отрезал судья.

Хасис, опустившись на скамейку, заплакала. Пока она растирала по щекам слезы, достав из принесенного с собой пакета салфетки, Тихонов трогал гражданскую жену за плечо и что-то шептал на ухо, пытаясь ее развеселить. К тому моменту, как Хасис начала сквозь слезы улыбаться, судья Замашнюк уже объявил, что следующее заседание состоится в четверг в 11.00.