Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

РИА «Новости»

Самоубийство расследуют как преступление

СК возбудил уголовное дело по факту самоубийства прокурора Вячеслава Сизова

Дмитрий Карелин

Следственный комитет начал по факту самоубийства начальника управления Генпрокуратуры Вячеслава Сизова уголовное производство. Как говорят сами следователи, это сделано из процессуальных соображений – так можно провести более широкий круг экспертиз и опросить родственников. В Генпрокуратуре пока не поняли, как реагировать на это заявление.

В среду Следственный комитет (СК) возбудил по факту смерти высокопоставленного сотрудника Генпрокуратуры Вячеслава Сизова уголовное дело. Расследоваться самоубийство бывшего начальника управления по надзору за ФСБ будет по ст. 111 (причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего) Уголовного кодекса.

По словам официального представителя СК Владимира Маркина, это чисто процессуальный ход следствия: в рамках 111-й статьи сотрудники ведомства смогут провести более подробные и тщательные экспертизы, в том числе и посмертную психолого-психиатрическую.

Кроме того, добавил Маркин, следствие собирается допросить близких и родственников Сизова.

Вячеслав Сизов скончался в реанимации НИИ им. Склифосовского 10 июля этого года. Туда прокурора привезли прямо из служебного кабинета, где он выстрелил себе в голову из наградного пистолета. Пуля, прошедшая через голову навылет, задела мозг. Как позднее установили эксперты, в момент суицида Сизов был пьян.

В том, что произошедшее является именно самоубийством, сомнений изначально не было ни у следователей, ни у коллег Сизова. Главным вопросом до сих пор остаются причины его поступка. По одной из версий, сотрудник Генпрокуратуры мог покончить с собой из-за громкого «игорного дела» о крышевании подмосковных казино высокопоставленными прокурорами. Оперативное сопровождение по этому уголовному делу СК оказывает ФСБ, поэтому Сизов находился в тесном контакте с сотрудниками спецслужб. Впрочем опрошенные «Газетой.Ru» участники дела о подмосковных казино в один голос утверждали, что фамилия Сизова ни разу в материалах следствия не встречалась.

Знакомый с погибшим депутат Госдумы Александр Хинштейн говорил, что причины его самоубийства глубоко личные и «их надо искать вне служебных кабинетов».

Как не раз заявлял депутат, смерть Сизова СК может использовать для того, чтобы нанести удар по Генпрокуратуре, с которой у ведомства в последнее время обострился давний конфликт. Еще в начале этой недели Хинштейн говорил, что, по его данным, следствие собирается возбуждать по факту смерти прокурора уголовное дело по ст. 110 (доведение до самоубийства) Уголовного кодекса. Таким образом, считает депутат, руководство СК, «прекрасно понимающее бесперспективность такого дела», хочет нанести репутационный удар непосредственным начальникам Сизова – замгенпрокурора Виктору Гриню и главе Генпрокуратуры Юрию Чайке. Конфликт между Чайкой и руководителем СК Александром Бастрыкиным начался еще в 2007 году, когда следствие вышло из подчинения прокуратуры. Конфронтация СК с Гринем обострилась в рамках дела о нелегальных казино в Московской области: замгенпрокурора отменял практически каждое постановление о возбуждении уголовного дела против того или иного подмосковного прокурора. Как говорили тогда представители СК, он делал это намеренно, чтобы затормозить ход расследования.

Как заявил «Газете.Ru» Хинштейн, у возбуждения уголовного дела именно по 111-й статье тоже есть свои причины. «Возбудить дело логичнее было бы по 109-й — о неосторожном обращении с оружием, но в рамках этой статьи нельзя вести оперативно-разыскную деятельность, а в рамках 111-й — можно», — объяснил депутат. Право на проведение ОРД, считает он, нужно следователям, чтобы иметь возможность допросить многих высокопоставленных прокуроров. «А их придется всех допросить. На этаже с Сизовым сидели начальники управления по надзору за следствием, управления по надзору за ОРД и многие другие. То есть у СК появляется возможность не только узнать, что за наработки есть у прокуроров в отношении следователей, но и получить какие-то зацепки для новых дел и скандалов», — уверен Хинштейн.

В Генпрокуратуре комментировать ситуацию отказались.