Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

На месте крушения пассажирского самолета Ту-134 авиакомпании «РусЭйр»
На месте крушения пассажирского самолета Ту-134 авиакомпании «РусЭйр»
ИТАР-ТАСС

Пьяный за штурвалом — убийца

К крушению Ту-134 под Петрозаводском привели ошибки экипажа

Анастасия Берсенева

Лайнер Ту-134 рухнул под Петрозаводском из-за ошибок, допущенных экипажем. К такому выводу пришла комиссия МАК. Командир судна был слишком самоуверен, а штурман отвлекал его своими советами. Эксперты считают, что пилоты, пытаясь посадить лайнер в плотном тумане, даже не планировали уводить самолет на второй круг.

В понедельник Межгосударственный авиационный комитет (МАК) опубликовал итоговые результаты расследования крушения Ту-134 под Петрозаводском 21 июня 2011 года. Тогда погибли 47 человек, пятеро выжили. Проанализировав показания бортовых самописцев, эксперты пришли к выводу, что к катастрофе привели действия экипажа.

Посадка выполнялась в сложных условиях: над аэропортом стоял плотный туман. Причем буквально за час до подлета машины облачность еще больше сгустилась и накрыла верхушки деревьев.

У экипажа лайнера был прогноз, но он не соответствовал фактической погоде. Ситуация над аэродромом быстро менялась.

Впрочем, если бы пилоты действовали по инструкциям, катастрофы не произошло бы, решили специалисты МАК. Во время снижения командир вглядывался в облака, стараясь увидеть землю. В результате он упустил из виду показания датчиков, которые говорили, что самолет слишком быстро снижается и отклоняется от курса. Возможно, он переложил ответственность на опытного штурмана, который был старше его на четыре года и имел 25-летний опыт работы на Ту-134, предполагают в МАК. Во время снижения штурман, пытающийся скорректировать движение самолета, успокаивающе пообещал командиру: «Я тебя точно выведу!»

Однако в тот момент штурман был слегка пьян и его внимание было рассеяно, утверждают в МАК.

В его крови было обнаружено 0,81 промилле алкоголя, что соответствует состоянию легкого опьянения. Когда штурман употребил алкоголь, установить не удалось. Однако в МАК не исключают, что это могло произойти до взлета. «На основании записей в журнале медицинского осмотра можно предположить, что предполетный медосмотр проведен формально: у всех членов экипажа, включая бортпроводников, зафиксирован одинаковый пульс – 72–74 удара в минуту», — говорится в отчете.

Штурман находился в возбужденном состоянии и пытался управлять действиями командира, утверждается в отчете.

«В процессе захода на посадку штурман проявляет повышенную активность в корректировке курса полета, временами пытаясь ускорить действия командира», — указано в документе. «Вправо 20 возьми и пошустрей пока крути, Саш, крути быстрее, а?» — говорил штурман командиру, который полностью доверился его действиям. Увлекшись, оба пропустили отметку высоты в 110 метров, когда командир должен был принять решение — продолжать спускаться или уходить на второй заход. Согласно инструкциям, в подобных метеорологических условиях лайнер должен был прекратить снижение. Однако командир продолжал вглядываться в туман, пытаясь найти хоть какой-то ориентир. У него не возникло чувства опасности, посчитали эксперты МАК: он был уверен, что у него есть время для принятия решения. «В сознании командира не была сформирована «модель захода на посадку» в сложных метеоусловиях с вариантом ухода на второй круг», — констатировали в комитете.

В этот момент в ситуацию должен был вмешаться второй пилот. Он был обязан предупредить экипаж о крутом снижении, и он же мог спасти людей, если бы последовал правилам.

По инструкции, если после срабатывания сигнализации «опасная высота» командир экипажа не дает четкую команду — садиться или уходить на второй круг, то второй пилот должен был увести самолет самостоятельно. Однако он был фактически «устранен из контура управления воздушным судном», сообщают в МАК.

В итоге самолет задел верхушки деревьев, у него разрушился фюзеляж, и он рухнул недалеко от аэродрома. Большое внимание в итоговом отчете уделено личности командира. Отмечается, что «демонстративный оптимизм» сочетался с «отсутствием чувства опасности».

В связи с этим представители МАК порекомендовали авиакомпаниям более тщательно подходить к подбору кадров.

Катастрофа произошла в ночь на 21 июня 2011 года. Самолет Ту-134 авиакомпании «Русэйр», совершавший чартерный рейс Москва — Петрозаводск, потерпел крушение при подлете к столице Карелии. На борту находились 43 пассажира и 9 членов экипажа. Погибли 47 человек, остальные получили серьезные ранения.

Возбуждено уголовное дело по ст. 263 УК РФ (нарушение правил эксплуатации воздушного судна, повлекшее смерть двух и более человек).

В МАК отмечали, что крушение не связано с отказом в системах лайнера, его двигатели работали до момента падения. Между тем 23 июня президент дал поручение Минтрансу проанализировать вопрос о выводе Ту-134 из эксплуатации с 2012 года с регулярных рейсов. При этом он отметил, что это решение не вызвано авиакатастрофой в Карелии.

9 августа стало известно, что Московская транспортная прокуратура в ходе проведенной совместно со специалистами Ространснадзора и Росавиации проверки выявила многочисленные нарушения в деятельности авиакомпании «Русэйр» и возбудила несколько административных дел по ст. 5.27 КоАП РФ (нарушение законодательства о труде). Руководителю авиакомпании было внесено представление.