Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

Судебный процесс по делу о взрыве в минском метро
Судебный процесс по делу о взрыве в минском метро
ИТАР-ТАСС

У обвиняемого заплетаются показания

Соучастник взрывов в Минске и Витебске дает все более противоречивые показания

Денис Лавникевич (Минск)

Соучастник взрыва в минском метро стремительно меняет свои показания: то признает, что взрыв совершил его приятель, то утверждает, что сам ничего не знает и всю информацию о бомбе получил от следователей. Потерпевшие не верят в виновность подсудимых.

В Минске продолжается судебный процесс по делу о теракте, который произошел 11 апреля в столичном метро. На скамье подсудимых уроженцы Витебска Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалев.

В понедельник суд вновь допрашивал Ковалева, который за последние несколько дней успел несколько раз поменять свои показания. И с каждым разом нестыковок и противоречий в его показаниях все больше.

Первые два дня в суде демонстрировалась видеозапись допроса Ковалева, сделанная следователями 13 апреля. Под запись он не сомневался в том, что взрыв совершил его знакомый Дмитрий Коновалов. Однако в ходе судебного заседания был зачитан еще один протокол допроса Ковалева, более раннего. Это допрос, проведенный в ночь на 13 апреля, он длился до 5 утра. Тогда Ковалев давал совсем другие показания.

«В 11 часов 10 апреля я приехал на вокзал Минска, чтобы встретить своего друга Коновалова, — говорил тогда Ковалев. — Он был одет в спортивную шапку черного цвета, в куртке черного цвета, на которой было много молний. При нем была черная сумка с надписью белого цвета. Когда я встретил Коновалова, он был один, а сумка лежала возле него. Я предложил другу поднести сумку, после чего взял ее в руки. Сумка оказалась тяжелой — 20—25 кг».

Справка:

За террориста судят эксперта по дактилоскопии

26 сентября в Витебском областном суде начнется судебное разбирательство по делу эксперта, не проведшего дактилоскопию одного из...

Коновалов, по словам Ковалева, предложил нести сумку вместе. «Я не интересовался у него, почему сумка тяжелая, он мне об этом ничего не говорил. Мы направились к выходу с вокзала, по дороге я купил газету «Из рук в руки», чтобы Коновалов по объявлению подыскал себе комнату для съема, — рассказывал Ковалев на допросе. — Коновалов посмотрел объявления и сделал несколько звонков по телефону по поводу жилья. После этого мы поехали на улицу Короля, в агентство недвижимости. Ехали на метро».

В агентстве Коновалов получил ключи, и они вместе пошли на квартиру. «Там оставили сумку и пошли в магазин. Купили две бутылки водки и салат. После этого мы вернулись на квартиру и начали выпивать. Коновалов позвонил своей знакомой по имени Яна, предложил ей с подругой приехать к нам. Перед приходом девушек мы занесли сумку Коновалова за занавеску, которая является перегородкой в квартире. Положили ее туда, чтобы она никому не мешала».

Ковалев подчеркнул, что с момента приезда из Витебска и до прихода девушек сумку не открывал и ничего из нее не доставал.

На следующий день, 11 апреля, Ковалев вернулся с работы на съемную квартиру примерно в 13.00. По дороге купил бутылку водки. «Дома втроем стали распивать спиртное, после распития Коновалов почему-то показал мне предмет белого цвета размером примерно 7 на 3 см, на котором была одна кнопка. Для чего этот предмет предназначен, я не знаю. После этого я лег спать, а Коновалов лежал на кровати за занавеской. Через некоторое время он ушел из квартиры, брал ли он с собой сумку, не знаю. Отсутствовал он примерно час. Точно сказать не могу, так как был пьян», — говорил Ковалев на том допросе.

Домой Коновалов вернулся уже без сумки. «После этого по новостям узнали, что на станции метро «Октябрьская» произошел взрыв», — так завершился допрос Ковалева в ночь с 12 на 13 апреля.

Однако уже через пару часов, днем 13 апреля, под видеокамеру Ковалев говорил совсем о другом: его приятель Коновалов действительно «подрывник из метро».

Адвокат Ковалева Станислав Абразей поинтересовался у своего подзащитного, проводились ли с ним еще какие-нибудь действия кроме законных следственных. Ковалев ответил, что к нему много раз приходили «на беседы» сотрудники КГБ и эти беседы велись без адвоката.

Наконец в суде Ковалев заявил, что многие детали, якобы рассказанные им на допросах, он на самом деле получил от следователей и сотрудников КГБ.

Например, сотрудники ГУБОП спрашивали его, видел ли он бутыли с взрывчаткой в сумке Коновалова. Судья Федорцов поинтересовался: «Откуда сотрудники ГУБОП знали, что это были бутылки?» В ответ Ковалев подчеркнул: о бутылках ему сказали сами сотрудники. По словам подсудимого, именно от них он узнал о том, какой бумагой были прикрыты емкости в сумке Коновалова, какого цвета были на них пробки и прочие подробности.

На предыдущем заседании подсудимый говорил, что в ночь перед допросом оперативники ГУБОП «оказывали на него давление». «Они оказали психологическое давление. Там был цирк вообще. Зачитывали мне статьи 289 и 406 УК. Предлагали сравнить статьи и меры пресечения. Вообще разговор был довольно жесткий, — сказал Ковалев. — Сказали, что если мне суд не поверит, то меня воспримут как соучастника. Предложили выбрать: или расстрел, или срок». А в понедельник подсудимый вдруг заявил, что показания, зафиксированные на видеозаписи, давал добровольно, но уже не помнит, были ли это правдивые показания.

Наконец Ковалев заявил, что после первых показаний стал «придумывать события», но сейчас решил от них отказаться и говорить то, что заявлял в самом начале.

«Сотрудники ГУБОП сказали, что чем больше скажу, наговорю, тем лучше для меня, — объяснил подсудимый. — В любом случае мне срок светит: то ли от двух лет, то ли от восьми. Сказали, в то, что я ничего не видел, в мои первоначальные показания, не поверят».

Во всяком случаев, в виновность Коновалова и Ковалева потерпевшие уже не верят. На заседании в понедельник многие присутствующие в зале суда потерпевшие громко возмущались вопросами гособвинителей. Один из обвинителей даже попросил председателя «навести порядок в зале».

Не выдержав, один из прокуроров встал с места и заявил потерпевшим: «Если вы такие защитники, то идите и садитесь рядом с ними», — указав пальцем на клетку, где сидят Коновалов и Ковалев.